«Европа может исчезнуть как политический проект»

Чего опасается Жозеп Боррель, который 1 ноября станет верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности вместо Федерики Могерини
Жозеп Боррель, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности /Reuters

Министр иностранных дел Испании и бывший (2004–2007) председатель Европарламента Жозеп Боррель не очень хорошо владеет дипломатическим языком – высказывается резко, прямолинейно и успел нанести немало обид. Из-за него этой весной испанского посла вызывали в российский МИД: Боррель в интервью газете El Periodico назвал Россию врагом и угрозой.

Не нравится ему и Дональд Трамп («это первый американский президент, который выразил враждебность по отношению к европейскому проекту, назвав нас врагами»), который в Венесуэле «ведет себя по-ковбойски», и вообще «Вашингтон играет в одни ворота». Жителям Старого Света, по его словам, неприятно, проснувшись поутру, обнаружить, что США приняли решение, которое прямо затрагивает каждого европейца.

В прошлом году Боррель умудрился оскорбить индейцев. Он считает, что в Европе построить сейчас федеративное государство не в пример сложнее, чем когда-то в США. У Штатов была короткая история, в которой не было множества междоусобиц, языковых барьеров и многовековых трений между разными народами. Белые были вынуждены объединиться в борьбе против коренного населения. Все это он подробно объяснял потом, когда извинялся перед общественной организацией «Движение американских индейцев». Первоначальное его высказывание было короче: для того чтобы американцам получить независимость, «все, что им пришлось сделать, – это убить четырех индейцев; остальное было проще простого».

Боррель рассорился даже с жителями родного городка. Он родился в Каталонских Пиренеях – г. Побла-де-Сегуре с населением 3000 жителей. В прошлом году, гордые успехами земляка, они назвали в его честь улицу. Но Боррель постоянно доказывает, что Каталония должна быть испанской. В прошлом году три четверти мест в городском совете заняли сторонники независимости и объявили, что проведут референдум о возвращении улице старого названия.

Чего хочет Боррель

Боррелю предстоит управлять дипломатическим корпусом более чем с 4000 сотрудников по всему миру. Он уже успел недвусмысленно выразить разочарование внешней политикой ЕС. «Возникает мнение, что Европа может исчезнуть как политический проект, потому что она не в состоянии реагировать на проблемы своих граждан, возникшие в последнее время», – сказал он, выступая полгода назад перед Европейским советом по международным отношениям. Боррелю предстоит проводить заседания совета, в который входят европейские министры, ответственные за вопросы обороны, торговли и внешних отношений. Но этот самый совет он полгода назад назвал «скорее Долиной слез», чем центром принятия решений: «Нам рассказывают о своих страданиях, мы выражаем наши соболезнования <...> но после этого не следует действий, мы просто переходим к следующему [пункту повестки]».

«Вокруг нас новый мир, который мы не могли представить еще пять лет назад. Трамп не был президентом, не было Brexit, у нас не было кризиса иммигрантов, войны в Сирии, – цитирует его недавние высказывания газета Politico. – Многое изменилось. Наш союзник отвернулся от нас. Наш старый враг Россия снова заявляет: «Я здесь» – и снова представляет угрозу, а Китай стал соперником. Именно поэтому европейцам необходимо срочно объединить силы. <...> У нас нет американского защитного зонта, мы были под ним, но, как говорит Трамп, мы каким-то образом жили за пазухой у системы, за которую платили американцы <...> Единственный способ выжить в этом мире гигантов – это объединиться, чтобы быть сильными вместе».

На ЕС с общим населением более 500 млн человек приходится более 20% мирового ВВП, у союза колоссальная мягкая сила, рассказывает о взглядах Борреля Reuters. Но его сложные институциональные механизмы и преследование 28 его членами собственных, порой противоречащих друг другу интересов давно мешают увеличить его влияние в мире. В этом смысле Brexit, который поначалу казался для Европейского союза «эпидемией», превратился в «вакцину», рассуждает Боррель. ЕС должен не только научиться выражать единое мнение на международной арене, но и развивать военную мощь – или будет в тени Вашингтона и Пекина.

Боррель назвал среди своих приоритетов усиление контроля ЕС за экспортом вооружений, стабилизацию ситуации в Ливии и поддержание санкций ЕС в отношении России. Он призывает к «сбалансированной» политике по отношению к нашей стране. Это нравится Польше и Прибалтике, которых тревожат попытки Франции и Финляндии улучшить отношения с Москвой, отмечает Financial Times (FT).

Каталонец против независимости Каталонии

Боррель написал множество статей, в которых разносит в пух и прах аргументы сепаратистов. Два года назад он схлестнулся в телеэфире с тогдашним вице-президентом Каталонии Ориолом Жункерасом. Аргументы он постоянно перемежал эмоциональными высказываниями – например, обвинил одного из противников, что тот фонтанирует «опилками и навозом». Отец Борреля сидел в тюрьме при Франко, сам Боррель левый до мозга костей, и это сильно мешает сторонникам независимости: они привыкли изображать своих оппонентов правыми националистами. Так что Борреля они окрестили «провокатором» и «реакционером». Он в ответ любит повторять, что каталонец, выступающий против независимости, – это не исключение, а правило. Сепаратисты никогда не преодолевали 50%-ный порог на выборах. А сообщения о чрезмерной жестокости полиции во время референдума-2017 он назвал «фейковыми новостями». Будучи министром иностранных дел Испании, он приказал дипломатам реагировать на выступления сепаратистов в иностранных СМИ – прежняя администрация делала вид, что не замечает их. Он создал в МИДе агентство под названием «Глобальная Испания», которое занялось укреплением имиджа страны. Боррель подал иск против расширения каталонским автономным правительством своих зарубежных делегаций. Правда, он же призывал освободить без суда каталонских лидеров, арестованных после волнений октября 2017 г.

Боррель горячо поддерживает НАТО, но считает, что европейцы должны наращивать собственную военную мощь, работать в партнерстве с Североатлантическим альянсом. НАТО надо учитывать, что мир изменился: угроза исходит не столько от Москвы, сколько от хаоса на юге и востоке – в Африке и на Ближнем Востоке, раскрывает мировоззрение Борреля The New York Times (NYT).

Он критикует военные действия Израиля в секторе Газа и призывает Европу признать Палестину государством. NYT считает, что Боррель симпатизирует Ирану. «Иран хочет уничтожить Израиль, в этом нет ничего нового», – как-то сказал он и высоко оценил стабилизирующую «существенную роль» Ирана в Сирии. Он защищал ядерное соглашение 2015 г. с Ираном.

Боррель уже заявил, что его приоритетом будет работа с шестью балканскими государствами – Сербией, Косовом, Черногорией, Албанией, Боснией и Северной Македонией, которые стремятся вступить в ЕС. И обещал, что его первая зарубежная поездка будет в Косово, независимость которого Испания не признала из-за опасений сыграть на руку каталонским сепаратистам. «Балканы и восточные рубежи Европы – вот приоритет нашей внешней политики, – сказал Боррель, выступая перед Европарламентом в начале этого месяца. – Мы не можем позволить себе амбиции глобального игрока, если не уладим проблемы на собственных границах».

Как Боррель занялся политикой

Дед Борреля уезжал на время из Испании в Аргентину и там разбогател: по возвращении на родину купил небольшую пекарню в Побла-де-Сегуре. Когда 24 апреля 1947 г. там появился на свет Жозеп Боррель, население городка было меньше 3000 человек. История Борреля – это история целого поколения, которое поняло, что единственный способ подняться по социальной лестнице – это учиться на отлично, пишет El Pais. С 10 до 16 лет он работал в семейной пекарне и заочно проходил школьный курс. У него потрясающая память. Как-то он при друге прочитал статью из энциклопедии и смог повторить ее слово в слово. Ему помогло, что родители добились успехов в бизнесе и построили новую пекарню, часть ручного труда в которой была автоматизирована. У семьи появилось больше свободного времени. Боррель тратил его на учебу и не только: отец наконец-то смог заняться рыбалкой и приохотил к ней сына. Больше всего Жозепу нравилось затеряться на лодке на местных озерах.

Школьные оценки позволили Боррелю получить бесплатное высшее образование. Он отправился в Барселону, но после первого курса промышленного дизайна понял, что ему интереснее аэронавтика. Пришлось переезжать в Мадрид – эту науку преподавали только в столице. Потом были гранты на обучение в Стэнфордском и Парижском университетах – по два года в каждом. С детства привыкший к тяжелому труду, Боррель не боялся испачкать руки. Чтобы подработать и повидать мир, он трудился на стройке в Дюссельдорфе, на ферме в Дании, посудомойщиком в Лондоне и сборщиком винограда во Франции. А во время поездки на лето в израильский кибуц Жозеп познакомился с первой женой, французским социологом Каролиной Майер. У них родилось двое детей, но в конце 1990-х они расстались. Вторая жена Борреля – Кристина Нарбона, бывший министр окружающей среды Испании, а сейчас президент Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП). Говорит Боррель на английском, французском, итальянском и, конечно, на каталонском и испанском.

Долгое время Боррель преподавал математику в вузах, работал в нефтехимической корпорации Cepsa и все глубже втягивался в политику. В 28 лет он вступил в ИСРП и уже через пять лет получил первый пост – прошел по партийному списку в городской совет Махадаонды (провинция Мадрид).

В 1982 г. социалисты в Испании пришли к власти, и 35-летний Боррель окончательно ушел в политику. Он стал министром финансов страны и прославился кампанией против неплательщиков налогов. В конце 1980-х о нем писала вся бульварная пресса: Боррель схлестнулся со знаменитой певицей, танцовщицей и актрисой Лолой Флорес – она три года не подавала декларацию о доходах, а он грозился упечь звезду в тюрьму.

В 1991–1996 гг. он был министром транспорта. Запустил масштабную программу по прокладке дорог, благодаря чему стал популярным в народе.

После поражения ИСРП на выборах 1996 г. Боррель сосредоточился на парламентской работе – к тому моменту он уже десяток лет как был депутатом.

Как поражение оказалось к счастью

В апреле 1998 г. генсек ИСРП Хоакин Альмуния встретился с глазу на глаз с Боррелем – речь шла о том, кого партия предложит в премьер-министры на выборах-2000. Но Боррель никогда не был аппаратчиком, отмечает Politico, и в отличие от соперников не мог похвастаться поддержкой среди партийного руководства. Вот и Альмуния его не поддержал. Боррель, однако, шокировал всех, набрав на праймериз большинство среди партийцев – под лозунгом реформы партии. Мальчик из пекарни добрался до вершины политического олимпа. Но через 12 месяцев его надежды пошли прахом.

В мае 1999 г. началось расследование по подозрению в мошенничестве против двух чиновников, которых много лет назад, в бытность министром финансов, Боррель назначил на высокие посты. Их обвиняли в миллионных взятках за то, чтобы налоговики не досаждали определенным компаниям. Хотя Борреля расследование никак не касалось, он подал в отставку из теневого правительства – мол, не хочет навредить имиджу партии накануне выборов. Вместо него кандидатом в премьеры стал Альмуния. Благородство Борреля оказалось напрасным. Социалисты проиграли, Альмуния распрощался с руководством партией. А Боррель решил, раз не удалась карьера во внутренней политике, попытать счастья в масштабах ЕС. Он возглавил объединенный комитет двух палат испанского парламента по делам ЕС, а в 2001 г. стал представителем Испании в Конвенции о будущем Европы, целью которой было создать новую конституцию ЕС.

Когда в 2004 г. Борреля избрали в евродепутаты, в первый же рабочий день у него стащили мобильный телефон. Тут бы любой воззвал к Богу, иронизирует Politico, но вряд ли Боррелю это помогло бы. Именно он, работая в конвенции, сделал все возможное, чтобы исключить из новой европейской конституции все упоминания о Боге. Ради этого выпустил доклад под названием «Давайте оставим Бога в стороне», в котором называл Рождество языческим ритуалом в честь зимнего солнцестояния. Он публично заявлял: «Многие наши ценности расходятся с церковными. Нам не следует забывать всю историю: убийства, совершенные крестоносцами <...> и аутодафе инквизиции, Галилея, погромы и игнорирование фашизма. <...> Когда речь идет о демократии, правах человека и равенстве, Бог оказывается новообращенным. Ему веками комфортно было при рабстве». Это не всем пришлось по нраву, но елеем пролилось на душу французских и испанских элит, долгое время боровшихся с клерикализмом.

Несмотря на все свои резкие речи, Боррель в 2004–2007 гг. был председателем Европарламента и до 2009 г. оставался его депутатом. Затем он вошел в совет директоров энергетической компании Abengoa, а в 2010 г. был назначен президентом Европейского университетского института (European University Institute) во Флоренции. Но написал заявление об уходе из института два года спустя на фоне разговоров о возможном конфликте интересов между двумя должностями. Было и еще одно противоречие. В прошлом году испанский регулятор фондового рынка CNMV оштрафовал Борреля на 30 000 евро за продажу акций на 9030 евро, принадлежавших его бывшей жене. Он велел продать бумаги в ноябре 2015 г. – в том же месяце компания начала процедуру банкротства, в результате которой ее котировки резко упали, а совет директоров был распущен. Боррель признал публично, что продажа была «ошибкой». Но настаивал, что лично он не получал никакой выгоды, ведь он сам владел гораздо большим пакетом акций, от которого не стал избавляться.

Боррель и дальше зарабатывал бы преподаванием в вузах, если бы в 2016 г. партийная верхушка ИСРП не сместила своего генсека Педро Санчеса. Когда в следующем году тот попытался снова возглавить партию, единственным тяжеловесом из социалистов, поддержавшим его, был Боррель. «Я раньше его плохо знал, но он защищал меня <...> и я знаю, что делал это из политических соображений, а не личных», – писал Санчес. Ему удалось вернуть руководство партией в свои руки, а в прошлом году, после вотума недоверия премьер-министру Мариано Рахою из-за коррупционного скандала в его партии, Санчес стал премьер-министром. Летом 2018 г. он поручил Боррелю возглавить испанский МИД, а в этом году Боррель перешел на должность министра иностранных дел всей Европы.