СПЧ оценит реформу Конституции лишь после ее одобрения в первом чтении

Широкому обсуждению поправок мешает высокая скорость их принятия, говорят эксперты
Председатель СПЧ Валерий Фадеев (слева) пока не знает, что сказать Владимиру Путину о его поправках в Конституцию /TASS

Совет по правам человека при президенте (СПЧ) не высказался по проекту поправок в Конституцию до первого чтения (оно назначено на четверг) и, судя по всему, успеет это сделать только к его принятию во втором, решающем чтении. По словам председателя СПЧ Валерия Фадеева, заседание совета, на котором планируется обсудить работу по реализации предложений президента Владимира Путина, запланировано на 28 января. Уже поступают различные предложения от членов СПЧ по этому поводу и реакция совета обязательно будет, сказал он «Ведомостям», но в каком формате, станет понятно позднее. Причин торопиться председатель СПЧ не видит. Кроме того, напомнил он, четыре члена совета вошли в состав рабочей группы по подготовке предложений по внесению поправок в Конституцию.

В своем прежнем составе (Фадеев сменил на посту председателя Михаила Федотова в октябре 2019 г., тогда же была проведена частичная ротация состава совета) СПЧ достаточно оперативно реагировал на злобу дня – как правило, в виде экспертных заключений или заявлений. И эти заключения далеко не всегда были комплиментарными в отношении инициатив властей. Так, совет достаточно критично высказывался по поводу закона Яровой, законов об оскорблении чувств верующих, о митингах, о запрете усыновления российских сирот гражданами США, о СМИ-иноагентах, о фейковых новостях. Как правило, это происходило по инициативе Федотова, вспоминает бывший член СПЧ Илья Шаблинский: тот вызывал нескольких членов совета, которых считал компетентными в данном вопросе, и давал им задание подготовить заключение или поправки к закону. С остальными членами СПЧ получившийся документ согласовывали по электронной почте, получалось достаточно оперативно.

Наверное, при Федотове в процесс обсуждения конституционных поправок совет включился бы более энергично, согласен член СПЧ Леонид Никитинский. А итоги такого обсуждения, по его мнению, были бы, скорее всего, более скептическими, чем тот результат, которого можно ожидать сейчас. Экспертная дискуссия по реформе Конституции не спешит разворачиваться и на других площадках. За навязанным темпом принятия поправок не успевают даже члены рабочей группы по внесению изменений в Конституцию, учрежденной президентом. «Мне задают вопросы журналисты про то, как я работала над поправками, – пишет в Facebook член Общественной палаты и рабочей группы Елена Альшанская. – Я не работала». В «сводную группу», которая успела принять участие в этом процессе, вошли три сопредседателя и несколько юристов из числа членов комиссии, объясняет она, вот они и доводили юридические формулировки президентского законопроекта. Остальные члены группы подключились к обсуждению уже во вторник, на следующий день после внесения поправок в Госдуму.

На самом деле поправки в Конституцию – это все-таки ситуация другого уровня по сравнению с очередным репрессивным законом, а качественный анализ требует времени, отмечает руководитель Международной «Агоры» и бывший член СПЧ Павел Чиков. По его мнению, возможность общественного обсуждения нынешних поправок сильно ограничена скоростью процедуры их принятия. «Анализ по конституционному праву – это сложная вещь, и на коленке ее не написать, для этого нужно время, – объясняет правозащитник. – А кроме того, экспертов в этой отрасли права в принципе не так много». Ведущие политики тоже не инициируют процесс обсуждения: политический процесс отсутствует, а спешка не дает возможности сформулировать аргументы, констатирует Чиков.

Фракции всех думских партий объявили, что поддержат поправки. Оппозиционер Алексей Навальный разъяснил в своем блоге, что не видит смысла защищать «несостоятельную Конституцию 1993 г.». И только партия «Яблоко» заявила, что не согласна с предложенными президентом поправками, создает совет по подготовке альтернативного проекта и будет добиваться их рассмотрения на референдуме.