США ищут предлог для выхода из последнего ядерного договора с Россией

Поводом для его разрыва может стать нежелание Москвы и Пекина расширить соглашение
Дональд Трамп готов продлить договор СНВ-3, но лишь на условиях, с которыми не согласен Владимир Путин / Reuters

США могут поставить условием сохранения Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3) включение в него китайского ядерного потенциала и российского тактического ядерного оружия. Об этом заявил на прошлой неделе министр обороны США Марк Эспер, посещая базу ВВС США «Майнот» в штате Северная Дакота, где расположены позиции межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен».

Министра спросили, как соотносится модернизация стратегических ядерных сил США с привлечением Китая к трехсторонним переговорам об ограничении вооружений и какой стимул для этого должен быть дан Пекину. Эспер сообщил, что, по его мнению, в новом соглашении по СНВ должно быть учтено «новое российское стратегическое оружие», а кроме того, россияне «должны внести в этот договор нестратегическое ядерное оружие». «А потом, конечно же, китайцы. Почему и Китай, и Россия модернизируют и расширяют свои ядерные арсеналы?» – добавил министр (цитата по сайту Пентагона).

Действие СНВ-3, подписанного в 2010 г. президентами США и России Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым, завершится в 2021 г. Он может быть продлен по обоюдному согласию сторон, но не больше чем на пять лет.

Сами по себе условия Вашингтона по российскому тактическому ядерному оружию и китайскому ядерному потенциалу не являются новыми, говорит редактор сайта о российских стратегических вооружениях Russianforces Павел Подвиг. В США, по его словам, есть фракция противников СНВ-3: кто-то выступает против по идеологическим причинам, кто-то – из-за неучета в договоре Китая, кто-то – из-за российского тактического ядерного оружия, и внутреннее обсуждение судьбы договора продолжается. Но США, похоже, готовят почву для того, чтобы заявить о непродлении СНВ, и, вероятно, окончательный ответ по поводу его судьбы они сформулируют к обзорной конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), которая должна пройти в конце первого полугодия 2020 г., предполагает эксперт. Высказывания, подобные заявлению Эспера, готовят почву для формулирования предлога, по которому СНВ-3 продлен не будет, считает Подвиг.

Напомним, что предлогом для выхода США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности стало обвинение России в наличии у нее крылатой ракеты, нарушающей положения этого соглашения.

По словам эксперта Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко, из-за огромного превосходства НАТО в обычных вооружениях Россия сохраняет тактическое ядерное оружие и не заявляет о его количестве, что тоже является сдерживающим фактором. Фактически после распада СССР Россия примерила на себя роль НАТО, которое ранее опиралось на тактическое ядерное оружие для нивелирования превосходства Организации Варшавского договора в обычных вооружениях, отмечает эксперт. Но не стоит, по его мнению, считать, что Москва полностью полагается на такое оружие и накопила его в больших количествах, иначе в России не появилась бы идея неядерных стратегических сил сдерживания, к тому же известно, что после 1991 г. уничтожены целые классы тактического ядерного оружия.

К заключению советско-американских, а затем и российско-американских договоров о контроле над вооружениями привело достаточно уникальное сочетание исторических факторов – и в первую очередь заинтересованность в них военно-политического истеблишмента США, продолжает Макиенко. Поскольку требования, которые выдвинул Эспер, означают неминуемую ликвидацию последнего двустороннего договора – СНВ-3, России уже сейчас следует готовиться существовать в обстановке, когда формального контроля над стратегическими вооружениями не будет, предупреждает эксперт. В этой ситуации следует вести достаточно тонкую военно-техническую политику, чтобы не провоцировать ненужную гонку вооружений, тем более что у США пока не наблюдается желания укреплять сотрудничество с Китаем в области стратегической стабильности и искать некие неформальные механизмы доверия. Кроме того, Москве следует быть готовой к последующему обрушению и международных договоров в области ядерных вооружений, а именно ДНЯО и Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний, заключает Макиенко.