Зачем Владимиру Зеленскому новый премьер-министр

И справится ли Денис Шмыгаль с экономическими проблемами, которые не решил его предшественник
Денис Шмыгаль, премьер-министр Украины /EPA/TASS

Президент Украины Владимир Зеленский призвал в премьеры «очень мощного менеджера» – так он отрекомендовал Дениса Шмыгаля, представляя его в качестве губернатора Ивано-Франковской области семь месяцев назад. В эти семь месяцев уложилась стремительная карьера большого государственного чиновника. 

4 февраля Верховная рада по представлению тогдашнего главы кабинета Алексея Гончарука утвердила Шмыгаля вице-премьером – министром развития общин и территорий Украины. Гончарук объяснял «Украинской правде»: «Почему я предложил Денису эту позицию? Он лучше всех проявил себя среди председателей областных государственных администраций. У нас есть опыт работы с ним в течение нескольких месяцев, мне было с ним работать очень комфортно <...> Я его неоднократно ставил в пример (а мы еженедельно проводим совещания с председателями областных администраций)». Ровно через месяц Шмыгаль пересел в кресло Гончарука.

Чей человек Шмыгаль

«Важная особенность нового премьер-министра – о нем известно очень мало; даже украинские журналисты, которые обычно раскапывают всю подноготную политиков, ничего особенного о Шмыгале найти пока не смогли», – говорит украинский политолог Георгий Чижов. По его словам, это второй после Гончарука премьер без собственного политического веса. И в ближайшее время Зеленскому не конкурент.

От ритейлера до премьера

Денису Шмыгалю 44 года. Он получил диплом инженера-экономиста в Национальном университете «Львовская политехника», а в 1995–2009 гг. построил успешную карьеру в бизнесе. Начал с менеджера сети магазинов «О’кей», затем на Львовском автобусном заводе, где начал бухгалтером, а в итоге дорос до директора по экономико-стратегическому развитию. Работал топ-менеджером в частных компаниях, в том числе в фирме своего тестя, занимавшейся разработками в области оптической физики. 
В 2009 г. Шмыгаль попробовал силы на госслужбе и довольно быстро возглавил главное управление экономики Львовской областной госадминистрации. Тогдашний президент Виктор Янукович своим указом включил его в кадровый резерв «Новая элита нации».
Шмыгаль не раз ездил учиться за рубеж. «Это были месячные курсы в разных странах, которые давали понимание, как работает государственный аппарат, региональное управление. Я прошел такое обучение в Канаде, Германии, Финляндии и др., – рассказывал он газете «Галицкий корреспондент» после назначения председателем Ивано-Франковской областной госадминистрации. – Был в учебных целях в Грузии, изучал именно их реформы, это был интересный кейс. Мой взгляд на то, как власть должна работать здесь, строится на канадско-немецкой модели – она мне нравится: простая, прозрачная и эффективная».
В 2011 г. Шмыгаль сделал перерыв в госслужбе, чтобы возглавить правление общественной организации «Институт регионального развития». Но уже в следующем году вернулся в областную госадминистрацию. В 2014 г. поработал помощником-консультантом народного депутата Украины Романа Чернеги (от партии «УДАР Виталия Кличко») и решил сам баллотироваться в Верховную раду. Он выдвигался по одномандатному округу и занял последнее (12-е) место с 0,16% голосов. Пытался попасть в Львовский областной совет по мажоритарной системе от партии «Народный контроль», но опять потерпел неудачу.
При Порошенко Шмыгаля назначили замначальника главного управления министерства доходов и сборов Львовской области. По словам источников интернет-издания «Страна.ua», он метил в кресло главного областного налоговика, но назначения не последовало. После этого Шмыгаль ушел в бизнес.
Работу премьер-министра Шмыгаль начал с конфуза. Представляя в среду 4 марта кандидатов в кабинет министров, забыл упомянуть единственную женщину – министра социальной политики Марину Лазебную. Он чуть не ушел с трибуны – пришлось депутатам и самому президенту Зеленскому выкрикивать с мест подсказку, передавал из зала корреспондент «Украинской правды».

Аналитики и пресса не могут уверенно сказать, чей человек Шмыгаль, хотя он и работал в компаниях крупнейшего на Украине энергетического холдинга ДТЭК Рината Ахметова. Однако пришел со стороны, трудился там до назначения губернатором меньше двух лет, да еще и не на самых топовых должностях. Был заместителем гендиректора по социальным вопросам «ДТЭК Западэнерго», директором Бурштынской ТЭС в Ивано-Франковской области. «Я с Ринатом Леонидовичем не знаком лично. В компанию ДТЭК <...> я попал по открытому конкурсу, – уверял Шмыгаль газету «Галицкий корреспондент». – Уровень менеджмента, с которым я общался, – руководитель «ДТЭК энерго» и руководитель ДТЭК. Но даже с ними я по большому счету пересекался только на официальных совещаниях. А акционера ДТЭК [Ахметова] я видел, как и все, только по телевизору».

До прихода в ахметовский холдинг Шмыгаль работал в коммерческих структурах и на госслужбе в Львовской области, откуда он родом.

Чем владеет Шмыгаль

В июле 2019 г. Шмыгаль как новый губернатор Ивано-Франковской области подал финансовую декларацию. Согласно ей в 2018 г. он заработал в холдинге ДТЭК более 3,5 млн гривен. У него было 12 000 гривен на банковском вкладе и еще $35 000 сбережений, а у его жены Екатерины, с которой у него две дочери, – $80 000. В декларации, которую Шмыгаль подал 4 марта как премьер-министр, его сбережения выросли до $155 000, у жены остались прежними. В 2019 г. он заработал 2,2 млн гривен как гендиректор Бурштынской ТЭС, 925 500 гривен – как консультант «ДТЭК Востокэнерго» и почти 230 000 гривен – как губернатор (итого около $135 000).
У его семьи во Львове в собственности дом (215,9 кв. м), гараж (15,9 кв. м), два земельных участка (151 и 458 кв. м) и еще два участка во Львовской области (оба по 2200 кв. м). Его жене принадлежит еще нежилое помещение в Каменке-Бугской во Львовской области площадью 417,2 кв. м и стоимостью 4,9 млн грн.
Машины у Шмыгаля нет, а жена ездит на Land Rover 2016 года выпуска. Она совладелец двух бизнесов – Каменецкой пекарни и первого во Львове велосипедного шеринга, открытого совместно с немецкой сетью NextBike. Среди сооснователей ее львовского отделения – местный нефтяной король Зиновий Козицкий. 

Как Шмыгаль познакомился с Зеленским, он сам рассказывал информационному агентству «Укринформ». Еще до президентских выборов (март и апрель 2019 г.) один из местных политиков, входящих в партию «Слуга народа», предложил ему пообщаться с представителями штаба Зеленского, и Шмыгаль согласился. После выборов с ним связались еще раз и предложили пройти отбор на должность губернатора: «Это было тестирование по определенной международной системе <...> было несколько различных этапов собеседований – на комиссиях, в офисе президента, и потом были две встречи лично с президентом. Фактически он принимал решение, брать или не брать человека, в том числе и меня, на должность и на какую должность». В результате он оказался одним из трех кандидатов, которых Зеленский предложил на пост губернатора Львовской области. Правда, руководить президент его отправил не Львовской, а Ивано-Франковской областью – по месту последней работы.

Трудно сказать, чего Зеленский ждет от нового премьера, рассуждает Чижов: «Очевидно, большей эффективности. Какой-то альтернативной программы Шмыгаль не представил, фактически сказал, что будет продолжать реформы, которые проводил кабинет Гончарука, но как-то лучше и эффективнее».

Чем Гончарук не угодил Зеленскому и олигархам

Политолог Евгений Минченко считает, что Гончарук был «абсолютно непрофессионален», а кроме того, всячески демонстрировал Зеленскому, «что он не от него, а от «мирового начальства» и что Зеленский ему по большому счету не указ».

Гончарук был втянут в распри украинских олигархов: у него, по словам Минченко, «было напряжение» с Ахметовым и Игорем Коломойским, в «большей степени» он сотрудничал с Виктором Пинчуком, чем Ахметов и Коломойский опять-таки были недовольны.

Новый кабинет

В новом украинском правительстве сохранили посты четыре министра: вице-премьер – министр цифровой трансформации Михаил Федоров, министр внутренних дел Арсен Аваков, министр юстиции Денис Малюська и министр инфраструктуры Владислав Криклий. Дмитрий Кулеба и Вадим Пристайко поменялись постами: первый стал главой МИДа вместо второго, а тот сменил МИД на кресло вице-премьера по вопросам европейской и евроатлантической интеграции.
Новые лица в кабинете – вице-премьер – министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников, министр по делам ветеранов Сергей Бессараб, министр молодежи и спорта Вадим Гутцайт, министр здравоохранения Илья Емец, министр социальной политики Марина Лазебная, министр обороны Андрей Таран, министр кабинета министров Олег Немчинов, министр финансов Игорь Уманский, министр развития общин и территорий Украины Алексей Чернышев.
В правительстве остались свободные кресла. Министром образования должна была остаться Анна Новосад, но она решила уйти из правительства в знак несогласия с новым составом. Похожая история – с бывшим министром культуры, который не согласился на выделение из его ведомства министерства молодежи и спорта. По личным причинам отказались занять предложенные посты: вице-премьера по вопросам оборонной промышленности – руководитель КБ «Луч» Олег Коростелев (в итоге пост вице-премьера не был создан) и министра аграрной политики – Тимофей Милованов (министерство тоже не создано). Вакантны должности министра экономического развития и министра энергетики.

Примерно за месяц до отставки начались разговоры о том, что правительство будет усилено, заменят ряд вице-премьеров и министров, но речи об отставке премьера не было, эта тема возникла чуть больше недели назад, рассказывает Чижов. Источники «РБК Украины» тоже говорили о предстоящей в феврале замене нескольких министров – и только. Чижов поделился неверифицируемой, по его признанию, версией, что причиной разлада в отношениях президента и премьера стала смена директоров нескольких энергетических компаний. Якобы замены произвело правительство для большей прозрачности приватизации, это вызвало недовольство Коломойского, а Гончарук учитывать его мнение отказался. Подтверждений этой версии нет, но отставка Гончарука действительно выглядит внезапной и даже тактически не очень логичной, отмечает Чижов: «Можно было бы дать правительству накопить побольше негатива и потом уже его отставлять». «Тем более что совсем недавно Зеленский отказался отправлять Гончарука в отставку, когда тот сам предложил его снять на фоне скандала с прослушкой разговоров («человек с голосом, похожим на голос премьера», нелицеприятно высказывался о познаниях Зеленского в экономике. – «Ведомости»)», добавляет Чижов. 

Украина

Справка
Государство в Восточной Европе
Территория – 603 500 кв. км.
Население (на 1 января 2020 г.) – 41,9 млн человек.
Инфляция (январь 2020 г., в годовом выражении) – 3,2%.
Безработица (III квартал 2019 г.) – 7,3%.
ВВП (2019 г., оценка МВФ) – $150,4 млрд, на душу населения – $3592,2.
Динамика реального ВВП (2019 г.) – 2,99%.
Внешняя торговля (2019 г.): экспорт – $63,7 млрд, импорт – $67,3 млрд.
Валовой внешний долг (на 30 сентября 2019 г.) – $119,95 млрд.
Международные резервы (март 2020 г.) – $26,6 млрд.

В конце февраля подоспели данные Киевского международного института социологии: 44% из 1500 опрошенных по телефону респондентов посчитали, что правительство должно уйти в отставку, и только 11% поставили кабинету министров за работу «хорошо» или «отлично». К самому Гончаруку положительно относилось 8%, отрицательно – 33% (в декабре было 12% и 22%).

3 марта Гончарук написал заявление об отставке по собственному желанию. На самом деле – по желанию президента, не преминули уточнить эксперты и журналисты.

Когда впервые назначалось новое правительство Зеленского, была концепция «новых лиц», напоминает политолог Александр Гущин: «Но в полной мере брать новых лиц – это значит подвергнуть себя риску скандалов внутри «монобольшинства» [в Верховной раде]. Кроме того, это риск некомпетентности. Это люди, которые умеют делать красивые презентации, они что-то понимают в либерально-экономической политике, но они не знают реальной системы управления. Правительство Гончарука ушло не только потому, что Зеленский убирал «людей Сороса», – это второй слой [причин]. Но главное, что [у Зеленского] начал падать рейтинг, а рейтинг правительства был очень низким – намного ниже, чем Зеленского». В последнее время шла массированная информационная обработка общества, все принадлежащие олигархам СМИ перемывали кости ушедшему теперь правительству, называя его «соросятами» и т. д., – рассказывает Гущин. В то же время, продолжает он, успехов в области экономической политики у прежнего кабинета министров было не много: «Они приписывают себе стабилизацию инфляции, но шло падение промышленности (а это удар по экспортерам), то есть рост ВВП достигается не качественно. Вот это и была основная причина [отставки правительства]».

Справится ли Шмыгаль

Большинство украинских экспертов пока считают, что новое правительство долго не продержится, утверждает Чижов: «В экономике много проблем, и сваливать на то, что Гончарук что-то недоработал, сложно – правительство слишком мало работало. Плюс объективные процессы в мировой экономике».

Шмыгаль сильно обновил кабинет. Сохранили посты четыре министра, еще двое поменялись местами, девять министров – новые, шесть должностей вакантны. 

«Само это правительство более профессионально, оно более приближено к работе на земле, они больше знают структуру экономики, лучше знают производство», – считает Гущин. «Шмыгаль более профессионален, чем его предшественник, он имеет опыт работы в крупной производственной структуре, а также опыт госслужбы, пусть и небольшой», – продолжает он. Но эксперт сомневается, удастся ли новому премьеру «сделать прорыв»: «Пока видно, что у него никакой концепции развития страны нет. Этот человек просто взят на замену предыдущему, достаточно спонтанно».

Минченко называет Шмыгаля «чисто бизнесовой фигурой», менеджером, «практически не имевшим отношения к политике», и сравнивает его с российскими «технократами». По его мнению, «бэкграунда нового премьера достаточно для выполнения задач, которые перед ним ставят олигархические кланы».

У нового правительства Украины есть четыре-пять месяцев, чтобы по-новому организовать работу, считает Гущин. «Но проблема Зеленского в том, что у него уже не будет второго шанса. Он убрал сейчас человека [премьера Гончарука] – но ведь это он его назначал, и это его [Зеленского] ответственность. Если окажется, что и новое правительство не справилось, значит, ему придется убирать и это правительство? Для повышения рейтинга [президента] эта методология уже не сработает».

Тактически сейчас Зеленский выиграл время, отправив правительство в отставку, отмечает Гущин. Кроме того, если олигархи взяли новое правительство под себя, то на них тоже ложится политическая ответственность, считает Гущин: «Стратегически, зная украинский олигархат, по-прежнему большие сомнения, что эти люди будут работать на создание новой, инновационной экономики с высокой добавленной стоимостью. Украинский олигархат – это в основном сырьевики. Стоят задачи по модернизации страны, а на это нет денег. Это большая проблема».

В целом сама по себе модель, в которой существуют нынешние украинские правительства, заставляет скептически относиться к любому из них, говорит Минченко. Это модель с «двумя ключами»: внешним давлением со стороны США и внутренним – олигархата, поясняет политолог.

Какие проблемы

В свое время, на волне майдана, президент Петр Порошенко обещал украинцам интегрироваться в европейскую экономику и разорвать связи, несущих экономическую зависимость от России. А помощь от международных финансовых институтов пытался возвести в ранг обязанности перед Украиной – защитницей Европы («Наша борьба против российской агрессии [была] борьбой за Европу»). Эта риторика при Зеленском сходит на нет, но финансовая помощь МВФ, ЕС и других западных доноров жизненно необходима для восстановления украинской экономики. Назначение Шмыгаля произошло через несколько дней после переговоров с выездной миссией МВФ о новом кредите на $5,5 млрд. Источники Financial Times (FT) говорили, что переговоры между Украиной и МВФ по банковскому законодательству продолжались и на следующей неделе: Украина, пишет FT, еще не выполнила ключевое условие МВФ – «не приняла законов, которые не позволят бывшим владельцам закрытых или национализированных в рамках расчистки банковского сектора банков вернуть их или потребовать компенсацию». (Речь идет, в частности, об иске Коломойского, который оспаривает в суде национализацию своего Приватбанка в 2016 г.)

«Перед новым премьером будет в первую очередь стоять задача поиска ресурсов для ускорения роста, говорит главный экономист «ВТБ капитала» Александр Исаков, и, вероятно, начать этот поиск придется с подписания соглашения с МВФ о начале трехлетней программы на $5,5 млрд – это даст ресурсы для погашения внешних госдолгов». 

Шмыгаль, выступая в Раде, заверил, что курс правительства останется прежним: «[В приоритете] все, что 29 августа 2019 г. было озвучено президентом [Украины Владимиром Зеленским] во время назначения предыдущего правительства, но не было доведено до конца». Задачей номер один он назвал завершение конфликта в Донбассе и возвращение Крыма (из серии политических must have), а по части экономики заявил о необходимости привлекать инвестиции и снижать ставки кредитования. Украина, по его словам, должна выстроить максимально привлекательные для инвесторов условия работы. Более подробную программу Шмыгаль обещал представить позже.

Заявления о сохранении курса явно адресованы МВФ, отмечает Гущин.

Bloomberg 7 марта написал, сославшись на мнение экспертов Оксфордского института экономической политики, что в связи с отставкой правительства Гончарука переговоры Украины с МВФ могут затянуться. Агентство указывает, что инвесторы обеспокоены персоной премьер-министра и новым составом правительства, опасаясь, что влияние олигархов на политику вернется.

Стратегия продолжать взятый экономический курс неоднозначная. Чижов считает, что в этом случае «экономика будет дальше деградировать». «Если же новое правительство решит смягчить неолиберальную экономическую политику, переориентировавшись на внутреннее производство, то возникнут другие риски, связанные с девальвацией гривны», – отмечает эксперт.

В начале 2020 г. негативные тенденции, наблюдавшиеся в конце 2019 г. в экономике Украины, усугубились, говорит Исаков. «В частности, – объясняет он, – мировая конъюнктура продолжила ухудшаться; прежде всего, снизились цены на металлы. Также теплая зима снизила спрос на газ в Европе, результатом чего стало сокращение транспортной отрасли из-за транзита. В течение января – марта к началу 2020 г. наблюдалось ослабление гривны на 3,5–4%, однако год к году наблюдается сильное ее укрепление (8–10%). В результате экономическая активность базовых отраслей в январе снизилась на 3,4%, в том числе в промышленном производстве – почти на 12%, что привело к выпадению доходов бюджета в январе – феврале. Последний фактор может ограничить возможности нового правительства в части индексации пенсий и минимальных зарплат». По мнению Исакова, эффект от снижения ставки до 11,0% с 13,5%, решение о котором Нацбанк Украины принял 30 января из-за сильного снижения инфляции (с 9,2% в январе 2019 г. до 3,2% в январе 2020 г.), немного сгладит замедление промышленности – начиная со II квартала. Однако предпосылок к резкому улучшению эксперт пока не видит.

Украинский премьер сознает эти проблемы. «Есть ряд вызовов, за решение которых нужно браться немедленно. Это недопущение экономического и бюджетного кризиса», – заявил он, выступая в Раде. Но при этом обещал пересмотреть госбюджет на текущий год, чтобы увеличить выплаты и пенсии украинцам. Отчасти деньги на это найдутся благодаря сокращению зарплат и пенсий чиновников и членов наблюдательных советов. «Ожидания граждан огромные, терпение заканчивается, реформы нужны вчера, результат нужен сегодня», – сказал Шмыгаль. Это не такая простая задача. В прошлом году дефицит бюджета из-за неисполнения плана по доходам составил 81 млрд гривен.

На губернаторском посту Шмыгаль был оптимистичен. «По большому счету все европейские страны прошли тот путь, который проходим сейчас мы, – рассуждал он в интервью «Галицкому корреспонденту». – Везде была коррупция, ее одолевали, выбирали модель ЕС или США. Мы стоим на пороге медицинской реформы, децентрализации, и все это укрепляет государство. Мы уже другие, чем были 10 лет назад, и еще более не похожи на тех, какими были 20 лет назад». 

В подготовке статьи участвовала Екатерина Мереминская