Как больной COVID-19 Борис Джонсон руководит страной

Введенный им карантин ругают за неразбериху и произвол полиции
Борис Джонсон, премьер-министр Великобритании /AP Photo

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон как-то сказал, что в фильме «Челюсти» его любимый герой – мэр Ларри Воун. Тот бросил вызов массовой истерии и отказался закрывать пляжи, когда акула стала нападать на отдыхающих. Ведь острову позарез нужны были «летние доллары», чтобы не рухнула экономика.

Джонсон до последнего отказывался переводить Великобританию на карантин и не боялся COVID-19. В начале марта он посетил больницу для зараженных коронавирусом и поздоровался со всеми за руку. Только 23 марта он объявил о трехнедельной изоляции, но продолжил проводить личные встречи, пожимать руки и игнорировать советы о личной безопасности, которые сам же публично зачитывал. В итоге 27 марта Джонсон стал жертвой вируса.

Джонсон терпеть не может играть по правилам и верит, что у него иммунитет от всего плохого. К его самым бесстыдным проступкам люди относились с терпимостью. На скандалы, фатальные для любого другого политика (от романов на стороне до невыполнения обещаний, данных избирателям), махали рукой со словами: «Борис есть Борис». Жаль только, что COVID-19 не знал об этой особенности Джонсона, злорадствует британская пресса.

Как изолировали Джонсона

В конституции Великобритании не сказано, кто заменит премьер-министра, если с ним что-то случится. Только 23 марта канцелярия премьера объявила, что в дублеры Джонсона выбран глава МИДа Доминик Рааб. Сам Джонсон шутливо назвал его «уполномоченным выжить» (Designated Survivor). Это не слово из лексикона британской политики, это явный американизм – так Джонсон дал понять, что услуги Рааба никогда не понадобятся, прокомментировала CNN. И впрямь – заболев, Джонсон отказался выпускать штурвал из рук.

В своем Twitter премьер написал, что «благодаря колдовству современных технологий» легко руководить правительством из дома. Потом опубликовал фото, как проводит из кабинета видеоконференцию с министрами. Все хорошо, вот только он использовал сервис Zoom, который критикуют за дыры в безопасности, ехидничает The Irish Times. А еще на фотографии четко виден номер встречи и ники многих министров в Zoom – это просто подарок для хакеров.

Изолировать премьера оказалось несложно. Его официальная резиденция на Даунинг-стрит, 10, только выглядит маленькой. Дом объединен с соседними домами Даунинг-стрит, 11 и 12, а сзади к нему примыкает большое здание ХVIII в. Это целый лабиринт коридоров, вестибюлей и сотни комнат.

Как Британия возвращает подданных

Тысячи британцев оказались отрезанными от родины и не могут вернуться из поездки за рубеж. Проблема в том, что никто не знает, сколько граждан страны путешествуют за границей. «Великобритания не является полицейским государством и не требует от своих граждан регистрироваться каждый раз, когда они уезжают», – объясняет ВВС. По оценкам главы МИДа Доминика Рааба, речь идет от 300 000 до 1 млн человек. Ситуация осложняется тем, что у многих британцев заканчиваются деньги, они не могут выходить из дома из-за введенного местными властями карантина и находятся в районах, где и в обычное-то время нет прямого сообщения с Великобританией.

Джонсон живет в довольно скромной квартире в доме на Даунинг-стрит, 11. От соседнего дома номер 10 ее изолировали элементарно: закрыли дверь, соединяющую эти здания. Все, что нужно премьер-министру, будь то официальные документы или еда, оставляют за дверью.

Еще до болезни Джонсона у него стало меньше личных встреч. На последних заседаниях кабинета министров часть из них общалась по селекторной связи. А с середины марта традиционная еженедельная аудиенция с королевой свелась к разговору по телефону. 

Британцы поддерживают Джонсона. 1 апреля таблоид Daily Express провел на своем сайте опрос, стоит ли Джонсону временно передать власть. Девять из 10 читателей ответили, что премьер должен продолжать руководить страной, несмотря на болезнь (всего в опросе участвовало 3423 человека).

Как заражается лондонская элита

На самой Даунинг-стрит, 10, обычно работает 250 человек. Сейчас от них остался необходимый минимум – 70 человек. Кое-кто из них успел нажаловаться CNN, что им не удается все время соблюдать дистанцию в 2 м, а некоторые коллеги приходят на работу с явными симптомами заболевания.

Вообще, столичный политический бомонд – идеальная жертва для коронавируса, рассуждает телеканал. Вся вестминстерская политика делается на ограниченном пространстве, который называют по лондонскому почтовому индексу SW1. Это обособленное собрание чиновников, политиков, лоббистов и журналистов, которое традиционно держится на личных контактах и встречах. Неудивительно, что слег не только Джонсон, потери есть и в его окружении.

Каждый день в 8.15 утра собирается группа чиновников: главный санитарный врач, главный научный советник, министр здравоохранения и те министры кабинета, чье присутствие необходимо именно сегодня. Сам Джонсон встречается с ними и другими чиновниками через час. Вот только вирус успели подцепить главный санитарный врач Крис Уитти, глава минздрава Мэтт Хэнкок, британский министр по делам Шотландии Алистер Джек, старший специальный советник премьер-министра Доминик Каммингс и даже личный фотограф Джонсона Эндрю Парсонс. С последним есть нюанс: он фотографировал премьера на прошлой неделе, после чего прямиком отправился делать фоторепортаж о первом временном госпитале для зараженных коронавирусом – и, возможно, распространил инфекцию по новой больнице.

Заболел и принц Чарльз, который сдал анализ на коронавирус 23 марта. А вот тест его жены герцогини Корнуольской Камиллы дал отрицательный результат. Спустя неделю медики признали, что Чарльз выздоровел, но посоветовали по-прежнему избегать контактов с людьми.

Как коронавирус помогает политикам

Понятно, почему Джонсон не хочет передать власть и спокойно лечиться. Его популярность растет. По данным Ipsos MORI, к середине марта рейтинг составил 52% – на 5 п. п. больше, чем в начале февраля, и на 16 п. п. больше, чем незадолго до парламентских выборов 12 декабря. Опрос, проведенный Number Cruncher, показывает степень одобрения Джонсона в 72%.

Джонсон не одинок. Компания Morning Consult выяснила, что стоило ВОЗ объявить о пандемии, как за редким исключением принялась расти популярность всех мировых лидеров. По данным Gallup, деятельность Трампа поддерживают рекордные 49%. Президент Франции Эмманюэль Макрон нравится 51% сограждан – это на 13 п. п. выше, чем в феврале, и самый высокий уровень с января 2018 г. Канцлер Германии Ангела Меркель пользуется одобрением 79% – на 11 п. п. больше, чем в начале марта. Рейтинг премьер-министра Италии Джузеппе Конте достиг 71% – на 27 п. п. выше, чем в феврале.

Чуть ли не единственным исключением стал президент Бразилии Жаир Болсонару, популярность которого неуклонно падает. Что до рейтинга Владимира Путина, то за неделю с 15 по 22 марта, по информации ФОМа, его работу хорошо оценивали 60% опрошенных, тогда как за неделю до этого – 65%. Доверие к нему за это время снизилось с 60 до 56%. Новые данные ФОМа должны выйти 3 апреля. По данным ВЦИОМа на 22 марта, одобрение деятельности Путина за неделю снизилось с 62,6 до 60,3%, а доверие к нему – с 68,4 до 67%. Но 25 марта, после телеобращения президента о мерах по борьбе с коронавирусом, ВЦИОМ провел еще один замер – оказалось, показатели выросли. Одобряли деятельность президента 63,5%, доверяли ему 69%.

Рост популярности, похоже, не имеет ничего общего с реальными успехами по преодолению кризиса, пишет профессор Саутгемптонского университета Уилл Дженингз на ресурсе The UK in a Changing Europe. Причиной он называет эффект сплочения (буквально: Rally Round the Flag – «Собирайтесь вокруг флага!»), описанный в 1970 г. политологом Джоном Мюллером. В кризисные времена резко растет поддержка национального лидера, если соблюдены несколько условий: происходящее имеет высокую значимость, носит международный характер, напрямую затрагивает страну и ее лидера, противник четко определен.

Как долго продлится рост популярности нашей нынешней группы лидеров? Дженингз советует задуматься о прецеденте 11 сентября 2001 г. Рейтинг одобрения президента Джорджа Буша подскочил почти на 40 пунктов до 90%, самого высокого уровня за всю историю президентства США. Через год рейтинг Буша был 68%, что почти на 20 п. п. выше, чем его рейтинг перед терактом. Однако ничто не длится вечно – только Гарри Трумэн и Ричард Никсон покинули Белый дом с рейтингом ниже, чем у Буша при уходе в 2009 г.

Чем британцы похожи на стадо

В пику многим странам Джонсон долгое время придерживался теории «стадного иммунитета». Ее апологет, научный консультант правительства Патрик Валланс, убедил премьера: коронавирусом должны переболеть не менее 60% жителей страны (желательно – молодежь, которая перенесет его в легкой форме). Тогда у населения возникнет иммунитет, и при повторной вспышке (Валланс считает COVID-19 сезонной болезнью) количество жертв будет минимально.

Еще одно соображение эксперта – если ввести карантин на раннем этапе, людям надоест сидеть дома и они примутся массово нарушать самоизоляцию как раз в разгар эпидемии. Похоже, у решения Джонсона были и экономические резоны: остров и так тяжело переживает Brexit, чтобы добавлять к нему карантин.

Поэтому Джонсон посоветовал старикам и страдающим респираторными заболеваниями поберечься, заболевшим оставаться дома, а остальным вести обычную жизнь. Например, 10 марта прошли традиционные лошадиные скачки Челтенхэм, собралось более 250 000 зрителей. Организаторы успокаивали, что вирус вряд ли распространится на открытом воздухе. 16 марта министр транспорта Грант Шаппс объяснял в эфире BBC, что людям старше 70 лет все равно можно гулять на улице: «Речь идет о том, чтобы быть разумными и не смешиваться с толпой».

Карантинные инициативы исходили с мест. Некоторые школы и университеты по личной инициативе перешли на дистанционное обучение. «Олд Вик» стал первым известным театром, отменившим мероприятие: 15 марта приостановил на две недели спектакль Endgame. Но в Twitter театр особо отметил, что у него нет возражений против политики правительства и остальные постановки идут по расписанию.

Однако 23 марта правительство представило в палате общин законопроект о введении чрезвычайного положения. Британцам велели выходить из дома только для покупки товаров первой необходимости, по медицинским нуждам, для поездки на работу, если без этого не обойтись, для проведения физических упражнений раз в день и по некоторым другим причинам, в том числе «по оправданной необходимости».

Общественные мероприятия отменяются, собираться могут не больше двух человек, непродовольственные магазины, пабы и рестораны закрылись. «Мы сможем переломить ситуацию в течение следующих 12 недель», – пообещал Джонсон.

Заставить его передумать могла как статистика по заболевшим, так и давление извне, считает французская газета Liberation. По ее информации, Макрон выдвинул ультиматум: либо Лондон вводит карантин, либо он закрывает границу, чтобы во Францию не проникала зараза из Великобритании.

Закон принимался в такой спешке, что путаница и неразбериха возникли даже среди законодателей, констатировали британские СМИ. После его принятия депутат от лейбористской партии Стивен Киннок рассказал в блоге, как он съездил к отцу на день рождения. В комментариях к записи местная полиция вынесла ему предупреждение: такие поездки не являются крайней необходимостью.

Полиция получила право штрафовать на 60 фунтов (за каждое повторное нарушение эта сумма удваивается) тех, кто собирается группами по два человека и больше или покидает дом без уважительной причины. Что считать такой причиной, полицейские часто решают сами. Например, что такое «занятие физическими упражнениями в одиночку или с членами семьи»? Как далеко можно отходить ради этого от дома, на какой дистанции держаться от домочадцев? Многие британцы возмущались штрафом за то, что они поехали в сельскую местность выгулять собаку, хотя правилами это напрямую не запрещено. А самый громкий спор вышел по поводу пасхальных яиц. Считаются ли они товарами первой необходимости? Является ли существенной необходимостью поездка в отдаленный магазин за нужным их видом?

Но Джонсон утешает: «Ситуация еще ухудшится, прежде чем станет лучше. Но она станет лучше».