Задержание Фургала может создать проблемы для системной оппозиции

Дело хабаровского губернатора – это сигнал «не усердствовать» в борьбе с властью, считают эксперты
Губернатор Сергей Фургал (в центре) был задержан силовиками по дороге на работу /РИА Новости

Утром 9 июля в Хабаровске был задержан губернатор Хабаровского края Сергей Фургал. Как сообщила официальный представитель СКР Светлана Петренко, его подозревают в организации нескольких убийств и покушений на предпринимателей в Хабаровском крае и Амурской области в 2004–2005 гг. «В ближайшее время Фургалу будет предъявлено обвинение, следствие намерено обратиться в суд для избрания в отношении его меры пресечения в виде содержания под стражей», – добавила Петренко. В тот же день губернатор был доставлен в Москву.

По данным следствия, к тем же убийствам и покушениям причастны еще четверо участников группы. Следователи проверяют причастность членов группы и к другим особо тяжким преступлениям.

После полудня в Instagram-аккаунте губернатора его пресс-служба сообщила, что Фургал был задержан возле своего дома: «Даже не успел заехать на работу и назначить временно исполняющего обязанности». Пресс-секретарь губернатора Надежда Томченко не ответила на запрос «Ведомостей», но на своей странице в Facebook написала: «Сергей Фургал – порядочный и очень честный человек. Какой он губернатор – судить жителям края. Остается надеяться, что до предъявления каких-либо обвинений дело все же не дойдет. Это похоже на какое-то политическое шоу».

«Народный губернатор»

Кандидат от ЛДПР Фургал стал губернатором Хабаровского края в сентябре 2018 г., уверенно победив во втором туре действующего главу края, единоросса Вячеслава Шпорта. Той же осенью выборы неожиданно выиграли еще два кандидата от оппозиции – Владимир Сипягин (ЛДПР) во Владимирской области и Валентин Коновалов (КПРФ) в Хакасии, также победившие действующих глав регионов. До губернаторства бывший врач-невролог и бизнесмен Фургал, занимавшийся ломом металлов, был депутатом Госдумы от ЛДПР. Накануне задержания он выступил с отчетом о работе за прошлый год в краевой Думе, где после выборов 2019 г. абсолютное большинство мест имеют его однопартийцы (у ЛДПР 30 из 36 мандатов).

После побед над единороссами в крае за Фургалом закрепилась слава «народного губернатора». Сразу после известий о его задержании в соцсетях создали петицию в его поддержку и запустили флешмоб, инициатором которого стал член Совета Федерации Сергей Безденежных, также член ЛДПР. В соседнем с Хабаровском Комсомольске-на-Амуре, мэр которого – член ЛДПР Александр Жорник, уже готовят митинг в защиту губернатора.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сообщил журналистам, что президенту докладывают о следственных действиях «в установленном порядке». На вопрос, уволят ли Фургала в связи с утратой доверия, он ответил: «Если и когда президент примет такое решение, а такое решение он может принять на основе материалов, которые будут ему представлены от следствия, мы вас проинформируем».

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, выступая на пленарном заседании Госдумы, заявил, что его фракция в знак протеста может сложить полномочия: «Фракция уйдет отсюда, пусть весь мир узнает, что за бардак в стране» (цитата по «Интерфаксу»).

Он добавил, что к протесту могут присоединиться и другие представители партии в органах власти. Председатель Госдумы Вячеслав Володин в ответ назвал поведение лидера ЛДПР шантажом и призвал депутатов «не создавать политическую обстановку и напряжение».

Криминальная подоплека

В московском сизо с конца 2019 г. под арестом находятся бывший депутат хабаровской краевой Думы, в прошлом партнер Фургала по бизнесу Николай Мистрюков и еще трое фигурантов дела. Следствие считает их причастными к убийствам хабаровских предпринимателей Евгения Зори и Олега Булатова и покушению еще на одного коммерсанта.

Зоря, владелец компании «Купава-трейлер», был убит в ноябре 2004 г. возле своего дома, а в январе 2005 г. неизвестный расстрелял директора ООО «Вест-маркетинг» Булатова. Булатов занимался экспортом металлолома за рубеж, а до этого работал менеджером в компании «Миф-Хабаровск», директором которой был Фургал. Мистрюков был также одним из совладельцев компании «Торэкс», другой ее совладелец – Лариса Стародубова, жена губернатора. «Торэкс» при содействии Фургала в 2017 г. купил завод «Амурметалл» в Комсомольске-на-Амуре, но, как уверяли представители губернатора, никакой выгоды семья Фургала из этого не извлекла. 50% ООО «Торэкс» принадлежало тогда московскому бизнесмену Павлу Бальскому, по 25% – Мистрюкову и Стародубовой. После ареста Мистрюков продал свою долю Бальскому, который сменил руководство на заводе и вернул ему историческое название – «Амурсталь».

Несмотря на давность инкриминируемых губернатору преступлений, возможность привлечения его к ответственности не исключена. Ст. 78 УК предусматривает, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления прошло 10 лет по тяжким и 15 лет по особо тяжким преступлениям (именно к ним относится ст. 105 «Убийство»). Однако, поясняет адвокат Андрей Андрущенко, в случае если статья УК предусматривает наказание в виде пожизненного заключения, то согласно разъяснениям Верховного суда вопрос о применении сроков давности решает суд. А как следует из сообщения СКР, Фургал подозревается в организации убийств по пунктам «а», «б», «ж» и «з» ч. 2 ст. 105 УК, в которой среди возможных видов наказания предусмотрено и пожизненное заключение.

Жесточайший удар

Опрошенные «Ведомостями» эксперты отмечают беспрецедентность предъявленных Фургалу обвинений и серьезные последствия этого дела для системной оппозиции.

В отличие от других резонансных дел против губернаторов Фургалу предъявлены обвинения не в коррупции, а в организации убийств, говорит политолог Александр Пожалов. Но независимо от их обоснованности это дело в любом случае можно рассматривать как политический сигнал, считает он: «Ряд экспертов видят риски нового протестного голосования на осенних выборах как способ выражения отложенного недовольства. И дело Фургала может стать сигналом для той же КПРФ о нежелательности активно бороться с кандидатами власти». Возникает и другой вопрос, продолжает эксперт: «Означает ли развитие событий вокруг Фургала, что ЛДПР вслед за КПРФ, отрицательной позицией которой по конституционному голосованию 1 июля власть была крайне недовольна, тоже перестанет рассматриваться как полностью системная партия? На поле ЛДПР, в принципе, могут играть и новая кремлевская партия «За правду» Захара Прилепина, и обновляющая свое позиционирование «Родина».

Это закономерный итог истории губернаторства Фургала, которое началось «с прямого обмана федерального центра», говорит политолог Виталий Иванов: «Он обещал свернуть свою кампанию после первого тура выборов, обещание не сдержал и в итоге заработал очень серьезных врагов. Это история не про какие-то там чистки в губернаторском корпусе, это история про человека, который кривым способом проник в губернаторы и по определению не мог задержаться в этом кресле надолго». К Сипягину и Коновалову тоже есть вопросы – по поводу управления регионами, назначений и т. д., – но к ним нет вопросов относительно прихода к власти, они никого не подводили, подчеркивает эксперт.

Задержание Фургала может быть интерпретировано как закручивание гаек и ужесточение методов политического управления, считает политолог Евгений Минченко: «Понятно, что обвинения серьезные, но сама по себе последовательность – сначала он сам выиграл выборы, потом выиграл выборы в краевую Думу у «Единой России», а теперь парни в камуфляже крутят ему руки... Так или иначе это будет считано как сигнал «не усердствовать» в оппозиционной деятельности. Но с другой стороны, что делать с протестными настроениями?» В целом же дело Фургала – это жесточайший удар по позициям ЛДПР, указывает эксперт: «Фургал был одним из публичных лиц партии. Это была история успеха – ты идешь в ЛДПР, и это безопасная оппозиция, такой магнит для тех, кого не взяли в «Единую Россию», кому не очень хочется идти в КПРФ и кто не верит в перспективы «Справедливой России». Думаю, что в какой-то степени, по крайней мере ситуативно, это может сыграть на КПРФ».

Это отложенная политическая месть власти за поражение на выборах-2018, уверен политолог Александр Кынев: «После этого сразу начались наезды на администрацию Фургала, обыски у хабаровских чиновников и в бизнесе, который связан с губернатором. Но Хабаровский край останется протестной точкой. И можно ожидать, что и на следующих выборах в крае жители могут показать фигу федеральным властям». Фургал – один из самых популярных губернаторов в России, он компромиссный политик, но системе не нужны те, кто договаривается, считает эксперт: «Центру не нужны партнеры, ему нужны исполнители. У федерального центра есть потребность компенсации утраченного влияния, есть ощущение, что центр ослабел в ходе борьбы с коронавирусом и нужны символические жесты, которые бы показали, что центр еще о-го-го. Надо самоутвердиться за чей-то счет, и оппозиционные губернаторы на эту роль подходят очень хорошо, потому что их защищать никто не будет».

В подготовке статьи участвовал Алексей Никольский