Иван Сафронов ждет от следователей ответов на свои вопросы

Предъявленное ему обвинение в госизмене так и не прояснило всех деталей дела
Пока Ивану Сафронову предъявляли обвинение, полицейские задерживали его коллег у здания ФСБ /Андрей Гордеев / Ведомости

Следствие предъявило 13 июля обвинение в государственной измене (ст. 275 УК) советнику гендиректора «Роскосмоса» и бывшему корреспонденту «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивану Сафронову. Ранее со слов адвокатов стало известно, что журналиста подозревают в передаче сведений о военном и военно-техническом сотрудничестве России спецслужбам Чехии, а через них – спецслужбам США. Сафронов, по словам защиты, обвинение не признал.

Следователь Сафронову вопросы не задавал, вопросы задавал Сафронов следователю – именно его вопросы были отражены в протоколе допроса, подчеркивает его адвокат Иван Павлов. «Он задавал вопросы, ответы на которые мы должны получить, чтобы понять суть обвинений. Без понимания сущности обвинений мы не можем защищаться. Среди вопросов: в какой из дней 2017 г. Иван Сафронов что-то собрал, в какой из дней что-то передал, где он получил сведения, кому их передал, посредством чего – электронной почтой или как-то еще», – поясняет защитник. Ни на один из этих вопросов адвокаты ответов до сих пор не получили. Защита отразила вопросы в протоколе допроса и заявила ходатайство о том, чтобы следствие разъяснило суть обвинения, ответив на эти вопросы, отмечает Павлов.

В постановлении о возбуждении уголовного дела упоминается, что Иван при сборе и передаче информации использовал средства шифрования, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого сказано, что это не просто абстрактная программа шифрования, а программа VeraCrypt, рассказывает адвокат. Но что было зашифровано, следователи, по его словам, не говорят. В обвинительном заключении также есть упоминание о заключениях экспертов Минобороны, Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству и Службы внешней разведки, а также специалистов института криминалистики ФСБ, которые провели лингвистическое исследование и заключили, что в публикациях Сафронова они не нашли сведений, в передаче которых он обвиняется, указывает Павлов. «То есть экспертов поставили в известность, что это за информация, а нас не поставили. Ивана обвиняют именно в передаче сведений, которые составляют гостайну», – поясняет его защитник.

Сафронов настаивает, что он ничего не совершал и его преследование связано с его журналистской деятельностью, напоминает Павлов: «Мы должны исходить из презумпции невиновности. Если человека обвиняют в какой-то незаконной деятельности, связанной с информацией, то, наверное, это как-то связано с его журналистской деятельностью, особенно когда не говорят, в чем суть обвинения. Заказ на Ивана мог пойти за любую его статью, и это может быть не связано с тем, что сейчас имеет в виду ФСБ. То есть то, за что его обвиняют, может быть не связано с тем, за что его реально преследуют». Следствие, по словам адвоката, ведет 1-й отдел Следственного управления ФСБ, который обычно отвечает за дела, связанные с национальной безопасностью.

Во время предъявления обвинения у стен Следственного управления ФСБ и сизо 2 в Лефортове прошли одиночные пикеты журналистов, в том числе и коллег Сафронова, которые закончились задержаниями. По данным «ОВД-инфо», к вечеру в общей сложности были задержаны 17 человек.

По мнению бывшего сотрудника спецслужб, хотя дело действительно содержит закрытую информацию, общественность совершенно правильно ставит вопрос о контроле за расследованием. За последние годы в юридической практике появилось слишком много «каучуковых» статей, которые «могут быть натянуты на что угодно», и будет опасно, если таковой станет и ст. 275 УК, добавляет собеседник.