Минобороны разъяснило стратегию ядерного сдерживания России

Это впервые сделано так подробно и официально
Минобороны разъяснило стратегию ядерного сдерживания России /Wikipedia

В официальном органе Минобороны России – газете «Красная звезда» 7 августа была опубликована статья генерал-майора Андрея Стерлина и полковника Александра Хряпина «Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания». Стерлин занимает должность начальника одного из управлений Главного оперативного управления Генштаба, Хряпин – ведущий научный сотрудник Центра военно-стратегических исследования Военной академии Генштаба. По словам источника, близкого к Минобороны, в их должностные обязанности входит разработка вопросов применения ядерного оружия. Статья, по словам собеседника «Ведомостей», должна дополнительно разъяснить иностранной аудитории положения опубликованного впервые в истории 2 июня документа о российском стратегическом ядерном планировании – тех самых «Основ государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания».

Статью в «Красной звезде» можно и должно рассматривать как продолжение курса на робкое, но ранее невиданное открытие для публики российских официальных воззрений на ядерную стратегию, говорит эксперт Российского совета по международным делам Александр Ермаков. Развернуто подчеркивается, продолжает Ермаков, что единственной целью ядерных сил России является обеспечение стратегического сдерживания путем убеждения противника в возможности нанесения ему неприемлемого ущерба, продолжает Ермаков. При этом декларируется, что Россия не будет пытаться зеркально гнаться за возможным количественным ростом арсенала оппонентов, а будет ориентироваться на обеспечение минимального необходимого, но надежного удара возмездия, говорит эксперт.

Статья генерал-майора Стерлина и полковника Хряпина в «Красной звезде» фактически дает расширительную трактовку обозначенных в «Основах» и без того достаточно широких условий возможности применения ядерного оружия со стороны России, в том числе применения первой, полагает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Михаил Барабанов. Ключевой фразой статьи в «Красной звезде» следует, по его мнению, считать эту: «Условия о применении противником ядерного и иных видов оружия массового поражения, о воздействии по критически важным объектам России, об агрессии с применением обычных средств поражения не должны вызывать вопросов у экспертов. На поставленный вопрос, какая целевая установка агрессии против России, обладающей значительным ядерным потенциалом, можно дать конкретный ответ – уничтожение России как государства». Таким образом, фактически любая военная агрессия (т. е. любая военная акция) против России трактуется в данной статье как достаточное условие для применения ядерного оружия со стороны России, в том числе первой, считает Барабанов.

Данная публикация хорошо укладывается в общую тенденцию дрейфа российской доктринальной стратегической мысли в вопросах применения ядерного оружия при существующем соотношении сил в мире в сторону возможности одностороннего масштабного применения ядерного оружия первой в духе американской доктрины «массированного возмездия» 1950-х гг., продолжает он. Такой доктринальный дрейф на данном этапе проходит именно через постепенное публичное расширение декларируемых условий возможности одностороннего применения ядерного оружия со стороны России, что мы и видим в статье в «Красной звезде», заключает Барабанов.