Кремль и правительство разработают новые требования для иностранных IT-компаний

Разработать амнистию Путин пока не поручил
Поручения президента не коснулись норм, позволяющих следствию воздействовать на подозреваемых, ограничивая их общение с близкими /SERGEI ILNITSKY / EPA / ТАСС

По итогам встречи с Советом по правам человека (СПЧ) 10 декабря 2020 г. президент Владимир Путин поручил своей администрации и правительству до 1 августа подготовить предложения по дополнительным требованиям к зарубежным IT-компаниям, в том числе в части открытия их представительств в России.

По словам директора по стратегическим проектам Института исследований интернета Ирины Левовой, создание представительств – это стандартная практика: «Обычно это делается для взаимодействия со службами безопасности компаний и защиты персональных данных. В современных реалиях обязать все компании создавать представительства невозможно, для этого принимаются стимулирующие меры».

При этом представительства не должны платить штрафы, так как не являются юрлицами, говорит она. «Вопрос о создании представительств лежит скорее в плоскости политики, а не экономики. Через представительства, которых, кстати, пока нет у Twitter и Facebook, появится возможность контролировать IT-компании, в большей степени здесь речь идет о соцсетях и мессенджерах», – считает директор аналитического агентства «Рустелеком» Юрий Брюквин. В таком случае через них будет проще требовать «удалить определенный контент» в соответствии с российским законодательством, считает он.

По поручению Путина до 1 ­июня Верховный суд и генпрокурор должны рассмотреть вопрос о возможности введения административной преюдиции по ст. 280 УК («публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

Старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин считает нынешнюю редакцию статьи расплывчатой: «В качестве призывов к экстремизму правоохранительные органы готовы квалифицировать все, что угодно, даже обоснованные высказывания, которые содержат критику действующей власти». Нужно уточнить «признаки правонарушения для исключения необоснованного привлечения», а не вводить двухступенчатую систему ответственности, говорит он.

Минюст вместе с Общественной палатой России и Минфином до 1 марта должны разработать механизм финансирования общественных наблюдательных комиссий (ОНК) в местах СИЗО и тюрьмах за счет бюджетов региональных общественных палат. По словам члена СПЧ Евы Меркачевой, проблемы финансирования ОНК касаются «дальних регионов, где от одной колонии до другой ехать больше суток». В таких местах независимым правозащитникам, входящим в ОНК, требуется оплата транспортных расходов, на которые теперь можно будет рассчитывать, говорит Меркачева.

Генпрокурор также до 1 июня должен «провести проверку» сведений об оказании незаконного воздействия на фигурантов уголовных дел, о которых говорили члены СПЧ, но конкретных имен в поручении нет. 10 декабря член СПЧ Екатерина Винокурова заявила президенту, что обвиняемый в государственной измене экс-корреспондент «Коммерсанта» и «Ведомостей» Иван Сафронов и его адвокаты до сих пор не знают, «в чем конкретно его обвиняют».

Меркачева также говорила Путину, что «люди годами сидят в СИЗО – и они не видят близких, не могут им позвонить», вопрос об общении решает следователь и «использует это как манипуляцию». Путин говорил, что вопрос «посещения родственниками надо либерализовать»: «Это как минимум не должно быть инструментом манипуляций со стороны органов следствия». Но поручений по изменению норм в этой области, а также по разработке амнистии президент пока не дал.