Коронавирусная повестка в регионах сменяется предвыборной

В ходе избирательной кампании тема пандемии вряд ли будет активно использоваться, считают эксперты
Коронавирусная повестка не уйдет от внимания политиков, хотя ее и потеснят предвыборные темы /Пресс-служба Госдумы / ТАСС

В апреле регионы перешли от коронавирусной повестки к предвыборной. Об этом говорится в ежемесячном рейтинге фонда «Петербургская политика». Первым показателем этого стала смена трех из семи глав регионов, чьи полномочия истекали осенью: произошли замены губернаторов в Северной Осетии, Туве и Ульяновской области. Кроме того, увеличилась социальная составляющая в риторике федеральных властей – в частности, в послании президента Федеральному собранию, отмечают эксперты фонда.

«Сохранение неблагоприятной статистики по числу заражений и избыточной смертности, низкие темпы вакцинации, объявление «длинных выходных» затрудняют использование на выборах риторики «победы над вирусом», – сказано в докладе. Кроме того, у граждан высока усталость от коронавирусной повестки независимо от их взглядов, а официальные статистические данные крайне противоречивы, говорит президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «Хотя это не исключает использования пандемийной темы для ограничения протестных акций и раскрутки карантинных дел».

Эксперты подсчитали, что показатели избыточной смертности в январе – марте 2021 г. по отношению к I кварталу 2020 г. улучшились лишь в 14 регионах (НАО, Тува, Хакасия, Кемеровская, Ульяновская, Челябинская, Оренбургская области, Пермский край, Дагестан, ЯНАО, Татарстан, Башкирия, Чечня, ХМАО). В то же время в 11 регионах прирост избыточной смертности в сравнении с аналогичным периодом 2019 г. составил от 20 до 30% (Орловская, Калининградская, Архангельская, Тверская, Смоленская, Новгородская, Кировская области, Карелия, Северная Осетия, Адыгея, Севастополь), а в Курской области и Ингушетии – свыше 30%. В остальных регионах также наблюдается ухудшение ситуации по сравнению с прошлым годом.

Действительно, в январе – феврале прошлого года еще не было пандемии, говорит Виноградов, отмечая, что прирост избыточной смертности в 2020 г. по сравнению с 2019 г. в целом равнялся 18%: «В I квартале этого года избыточная смертность по сравнению с I кварталом прошлого года выросла на 8,9 п. п., прирост в сравнении с I кварталом 2019 г. составил 26,9%». Показатели I квартала 2021 г. действительно более благоприятны, чем антирекорд IV квартала 2020 г., когда прирост сверхсмертности составил 49,2% по отношению к тому же кварталу 2019 г., добавляет Виноградов: «Однако в устойчивый тренд улучшение все же не переросло – прирост месяц к месяцу составил 33,9% в январе, 20,6% в феврале и 25,3% в марте. И в любом случае эти цифры ощутимо хуже, чем были в период экстремальных карантинных мер: вплоть до лета прирост сверхсмертности находился ежемесячно на уровне 9–12% к показателям предыдущего года и только в сентябре достиг почти 23%».

Тема избыточной смертности – очень сложная и комплексная, тезис, что вся избыточная смертность вызвана смертями от COVID-19, абсолютно ложный, считает политолог Глеб Кузнецов: «В период локдаунов ограничен доступ к медицине, люди становятся беднее, СМИ разжигают истерию, смертность от коронавируса есть, но сопутствующий удар от него куда выше, чем непосредственная гибель от COVID-19. И к пониманию этого начинают приходить многие страны». Сейчас коронавирусная повестка действительно уходит на второй план, полагает Кузнецов: «В исследованиях об основных адресатах коронавирусной повестки говорится, что лучше всего «покупает» эту тему верхний сегмент среднего класса. В России таких людей меньше, чем в Европе или прибрежных штатах США. Поэтому ковидная повестка в России не настолько популярна, как там, и вряд ли ее будут активно использовать в ходе избирательной кампании».