Чего ждать израильтянам от Нафтали Беннета

Будущий премьер-министр может смягчить свою позицию в палестинском вопросе и заняться экономикой
Кандидат в премьер-министры Израиля Нафтали Беннет /YONATAN SINDEL / AFP

Всего два года назад казалось, что для Нафтали Беннета политическая карьера закончилась. Партия «Новые правые», которую он тогда возглавлял, не получила проходного балла (3,25%) на выборах в кнессет в апреле 2019 г. Беннет не просто лишился министерского поста, но также был вынужден покинуть парламент. На его счастье, более успешным политическим лидерам не удалось сформировать коалиционное правительство ни тогда, ни после парламентских выборов, ни в сентябре 2019 г. и марте 2020 г. Избранный в марте 2021 г. кнессет снова оказался раздробленным. 

Несколько партий заявили, что не будут входить в коалицию ни с кем, кроме партии «Ликуд» Биньямина Нетаньяху, занимающего пост премьер-министра в 1996–1999 гг., а потом – последние 12 лет. Другие – что готовы сотрудничать с кем угодно, лишь бы не с Нетаньяху. «Ликуду», победившему на выборах, 31 мандата в кнессете из 120 оказалось недостаточно, чтобы гарантированно создать коалиционное правительство. В поисках сторонников Нетаньяху задумался о комбинации с участием Беннета, которому после поражения 2019 г. удалось сформировать избирательный блок: «Новые правые» получили три места в кнессете, а лидер партии – пропуск в правительство. 

Сейчас в обмен на поддержку Нетаньяху предложил Беннету пост премьер-министра, но получил отказ. Союз в кнессете, который мог образоваться, если бы Беннет и Нетаньяху договорились, получался не слишком надежным (предвыборный партийный блок Беннета «Ямина» – «Новые правые» плюс «Союз правых сил» – получил всего семь кресел в кнессете), и не факт, что получился бы вообще. А это означало пятые подряд внеочередные парламентские выборы, которые, как заявил Беннет, станут «национальным бедствием». Он признался интернет-изданию The Times of Israel, что решение отказать Нетаньяху было нелегким. Что касается смены премьер-министра в принципе – Беннет отдает себе отчет, что в этом случае израильтянам придется преодолевать психологический барьер: при Нетаньяху выросло целое поколение. Однако он не сомневается, что общество преодолеет этот барьер. «Израиль процветал до Биби и будет процветать после Биби, – заявил политик. – Еврейский народ не зависит от одного человека. У хорошего лидера не возникает ощущения, что все зависит от него».

Нетаньяху, не сумев создать правительство, передал полученный от президента мандат на его формирование лидеру оппозиционной партии «Йеш Атид» Яиру Лапиду. Буквально за полчаса до того, как истек срок действия мандата, договоренность была достигнута. Хотя у «Йеш Атида» 17 голосов в парламенте против семи у «Ямины», первые два года премьером будет Беннет, затем его сменит Лапид. Первое испытание – утверждение в кнессете кандидатов на правительственные посты, в ходе которого коалиция может еще развалиться. 7 июня на пленарном заседании кнессета спикер парламента Ярив Левин объявил, что голосование по составу правительства состоится в течение семи дней, т. е. не позднее 14 июня. 

Как Беннеты уверовали

Беннет родился 25 марта 1972 г. в Хайфе. Его родители родом из Америки. В США родня по материнской линии попала из Польши перед Второй мировой (остальные родственники погибли потом во время Холокоста), а по отцовской – перебралась за океан еще в XIX в. из Польши, Германии и Голландии. После Шестидневной войны 1967 г. родители Беннета переехали из Сан-Франциско в Израиль. Пожив в ульпан-кибуце в рамках программы по адаптации, они купили дом в Хайфе в самом центре зеленого района Ахуза и только в начале 2010-х гг. продали его, переехав в просторную виллу.

У Нафтали два старших брата. Один ведет бизнес в Англии, другой– бухгалтер в Израиле. Проведшие детство в Северной Америке, все трое свободно говорят по-английски. Когда Нафтали исполнилось два года, отца семейства отправили в Канаду заниматься пиаром и сбором средств для израильского университета Технион. Именно там семья стала соблюдать религиозные нормы: старших братьев записали в еврейские школы и, когда их друзья приходили в гости, на стол подавали кошерное. Семья начала ходить в синагогу, а мать записалась на курсы иудаизма в Монреальском университете.

В следующую командировку отца Беннета послали в Нью-Йорк работать в Еврейском агентстве, помогающем евреям переехать в Израиль. Там семья жила в еврейской общине, что еще больше укрепило их в вере. Сам Беннет позже женится на светской женщине. С четырьмя детьми они живут в небольшом, считающимся элитным городке Раанана в 20 км от Тель-Авива. Его жена теперь соблюдает кашрут, пишет израильская газета «Гаарец». Таким образом, Беннет станет первым откровенно религиозным человеком во главе правительства Израиля, сообщает France 24. Reuters добавляет, что в отличие от многих союзников по политическим альянсам Беннет довольно-таки либерален в вопросах прав ЛГБТ и лоялен атеистам.

Всеобщий любимец

Вернувшись из США, отец Беннета стал успешным брокером по недвижимости в Хайфе (он закрыл бизнес в середине 2000-х гг.). Беннет, как и родители, был книгочеем. Его любимыми были две книги: автобиография легендарного израильского капитана спецназа Меира Хар-Циона и сборник писем Йонатана Нетаньяху – старшего брата Биньямина Нетаньяху, убитого во время операции по спасению заложников в аэропорту Энтеббе (Уганда) в 1976 г. Старшего сына Беннет позже назовет в честь Йонатана.

Но любитель книг Беннет не был ботаником. Он был красив, уверен в себе, мальчишки хотели с ним дружить, а от девчонок не было отбоя, вспоминали одноклассники и учителя в интервью «Гаарецу». Характер у него был легкий даже в младенчестве, уверяла его мать: на зависть другим родителям, он почти не плакал и был так мил, что ее подруга дала сыну второе имя Нафтали. Учительница вспоминала, как в средней школе уборщики объявили забастовку и она спросила, кто добровольно поможет убирать туалеты. Нафтали вызвался первым.

Беннет не помышлял о политике, хотя его семья была весьма политизирована. Еще в США отец был активистом, однажды его даже арестовали за участие в сидячей акции протеста в отеле, не принимавшем на работу чернокожих. В Израиле родители Беннета стали сторонниками ультранационалистической партии «Техия», принимали участие во всех демонстрациях, а на их доме висел плакат «Не отдадим Голанские высоты». Беннет мечтал о военной карьере – и его мечта осуществилась.

За линией фронта

В августе 1990 г. Беннет был зачислен в «Сайерет Маткаль», элитное спецподразделение Армии обороны Израиля, специализирующееся на освобождении заложников, ликвидации противников Израиля и рейдах в тыл врага. А окончив офицерские курсы, 23-летний Беннет стал командиром отделения в другом элитном спецподразделении, которое только формировалось, – «Маглане». Оно также тренировалось за линией фронта, в частности охотилось на пусковые ракетные установки палестинцев. Газете «Едиот ахронот» Беннет говорил: «Мы добились огромных успехов в Ливане. Мы уничтожили десятки террористов новыми и необычными методами, с которыми «Хезболла» не смогла справиться».

Подростком Беннет мечтал научиться играть на скрипке. Но отчаялся освоить ее и переключился на более простую гитару. Для «Маглана» он написал гимн, в котором особо отмечалась секретность действий отряда, а бойцы назывались пожирающими добычу хищниками.

Сколько стоит Беннет

В 2013 г. Forbes Israel оценивал состояние Беннета в $7 млн. В 2019 г. Беннет показал в декларации $10 млн. «Я не ем по 17 стейков в обед, и у меня нет частного самолета или яхты. Деньги просто дали мне свободу делать то, что я хочу», – говорил он газете «Гаарец». Его активы находятся в слепом трасте, плюс у него остался ряд инвестиций в стартапы. В беседе с The Guardian на вопрос, как он тратит деньги, Беннет отшутился: «Самая большая статья расходов – это покупка книг. В основном биографий».

Подразделение Беннета участвовало в операции «Гроздья гнева» в 1996 г. в Ливане против «Хезболлы». Им дали двое суток на марш-бросок до заданной точки. Беннет решил, что уложится за одни сутки. Во время марш-броска один из солдат повредил ногу. Беннет дал выбор: либо эвакуация в тыл, либо он идет в том же темпе, что и остальные. Солдат остался и не задержал группу. Позже выяснилось, что нога у него была сломана. Беннет говорил, что требует от своих людей того же, что и от себя самого.

Позже газета «Едиот ахронот» обвинила Беннета, что своими действиями он спровоцировал «резню в Кане». В результате ошибки в расчетах там погибло от артобстрела 102 мирных жителя, укрывшихся в убежище на территории объекта ООН. По версии газеты, настоящей целью удара было прикрыть отход отряда Беннета. Сам он это отрицал.

Как сообщают источники «Гаареца», к концу трехлетней службы Беннет выдохся и с согласия начальства проводил время вне расположения части. Однако, став резервистом после демобилизации в 1996 г., он не пропускал сборов. Даже в марте 2002 г., когда он жил и работал в США, а его стартап был на грани жизни и смерти, Беннет приложил немало усилий, чтобы добраться до Израиля и принять участие в операции «Оборонительный щит» по вторжению в Палестину. В 2006 г. он участвовал во Второй ливанской войне. Это военное противостояние стало его трамплином в израильскую политику – но до этого было еще далеко.

Бабушка приходит на помощь

Путь Беннета в миллионеры начался в 1999 г. В одном из иерусалимских парков встретились четверо молодых людей, чтобы обсудить идею финтех-стартапа. Михаль Цур и Бен Энош познакомились, когда учились в Лейаде, средней школе Еврейского университета, одной из самых престижных в стране. Энош позвал знакомого ему по армии Беннета, изучавшего право в Еврейском университете в Иерусалиме, а Цур – своего знакомого Лиора Голана, у которого единственного из четверки было техническое образование.

Вопрос, кто станет гендиректором стартапа, который назвали Cyota, даже не возникал – конечно, Беннет с его харизмой, опытом управления и красноречием. Он очень быстро учился, говорили сооснователи «Гаарецу», причем учился в том числе на собственных ошибках: прислушивался к критике, обдумывал и исправлялся.

Стартаперы сначала решили выпустить одноразовую кредитную карту для безопасных покупок в интернете. Но банка, готового инвестировать в этот продукт, не нашлось. Зато банкиры заинтересовались другой идеей компании – борьбой с фишинговыми письмами, которые маскируют под сообщения из банка и отправляют на поддельный сайт, чтобы выманить логин и пароль от личного кабинета. 

Беннет уехал в Нью-Йорк, где было легче раскручивать бизнес. В 2013 г. в интервью израильскому журналу Markerweek он красочно описывал классические злоключения стартаперов. Они привлекли $12 млн, набрали более 70 сотрудников, разработали первый продукт, который с треском провалился. Следующие разработки тоже оказались невостребованными. Беннет с американской частью команды жил в скромной арендованной квартире и там же работал, остальная команда сидела в Израиле. Деньги кончились. Через два года они нашли бизнес-ангелов, которые готовы были вложить $2,5 млн при условии, что стартап привлечет еще $1 млн инвестиций. Им удалось собрать только $800 000, и сделка чуть было не сорвалась. В последний момент бабушка одного из стартаперов дала им недостающие $200 000 из собственных сбережений (говорят, что последних).

Заморское озарение 

У Голана, который сидел в Израиле, возникла еще одна идея. Но Беннет был так занят, что игнорировал его сообщения. Тогда Голан купил билет в Америку, попросил Беннета отвлечься от дел и помочь ему в шопинге, а уж вытащив партнера из круговерти дел, не торопясь изложил свои соображения, от которых тот пришел в восторг. «Беннет очень сосредоточен на достижении цели и порой не обращает внимания на то, что творится вокруг», – оправдывал его Голан.

Израиль

Парламентская республика

Территория – 22 072 кв. км.
Население (на 30 апреля 2021 г.) – 9,34 млн человек.
ВВП (2020 г.) – $406,2 млрд
(падение – 2,6%).
Торговый баланс (2020 г.): экспорт – $49,31 млрд, импорт – $69,48 млрд.
Международные резервы (май 2021 г.) – $198,35 млрд.
Инфляция (апрель 2021 г.) – 0,9%.
Безработица (апрель 2021 г.) – 5,4%.

В декабре 2005 г. в Cyota работало 140 человек. Беннет мастерски сыграл на том, что было две желающие поглотить их стартап компании. Создавая впечатление, что второй претендент предлагает лучшие условия, он взвинчивал цену до тех пор, пока американская RSA Security не согласилась купить Cyota за $145 млн. На самом деле основатели поторопились. В то время выручка стартапа была около $10 млн, а не прошло и 10 лет, как она перевалила за $200 млн – они могли бы запросить сумму с девятью нулями.

Беннет передавал дела еще около полугода и окончательно ушел из бизнеса, когда отправился воевать на Вторую ливанскую войну. Он снова занялся бизнесом через несколько лет. Часть полученных миллионов Беннет вкладывал в другие стартапы. Когда один из них, Soluto, в 2009 г. объявил второй раунд финансирования, крупный инвестфонд готов был вложить деньги при условии, что Беннет (с которым фонд работал еще в Cyota) станет гендиректором Soluto. Так и сделали, но через три месяца Беннет уволился ради политики: он возглавил Совет поселений Йеша. Инвесторы были крайне недовольны: многие из них решили участвовать в раунде финансирования после того, как Беннет пришел работать в Soluto, и вряд ли доверили бы стартапу средства, зная, что тот быстро покинет пост.

Позже оппоненты Беннета в «Ликуде» уверяли, что всю свою жизнь он руководствовался исключительно собственной выгодой. После Cyota он якобы ни в чем не участвовал долго, используя каждый этап как ступень. Например, в Совете поселений Йеша проработал полтора года с небольшим, в аппарате Нетаньяху – и того меньше. The Wall Street Journal приводит слова одного из функционеров Совета поселений Йеша: мол, когда Беннет бывал депутатом кнессета, то выступал за аннексию частей Западного берега, полностью контролируемых Израилем, а как только занимал пост в правительстве, становился противником этого плана.

Эхо войны

После продажи Cyota у Беннета должно было наступить время пить коктейли на Карибах, рассказывал он The Times of Israel. Вместо этого он обнаружил себя командующим отрядом солдат в бою с «Хезболлой» в ливанской деревне. В июле 2006 г., на следующий день после того, как он уволился из стартапа, началась Вторая ливанская война: «На этой войне я нагляделся на друзей, раненных или умирающих из-за некомпетентного командования. Это сводило меня с ума – как много хороших людей страдает из-за плохих лидеров. Вот что привело меня в политику».

«Он мечтал воспроизвести в политике то, что он сделал с Cyota», – говорил Голан «Гаарецу». 

И тут судьба свела Беннета с Нетаньяху. Незадолго до Второй ливанской войны политическая карьера Нетаньяху, казалось, приближалась к концу. В апреле 2006 г. «Ликуд» получил на выборах в кнессет всего 12 мест. На его счастье, спорные итоги войны вызвали бурю недовольства в обществе. Нетаньяху попросил руководительницу своей канцелярии Аелет Шакед найти ему нового начальника штаба, который сумел бы сыграть на возмущении властями. Та обратилась за советом к другу, политическому активисту Эрезу Эшелю. Он и рекомендовал Беннета, с которым служил в армии.

Правда, назначение чуть было не сорвалось. Нетаньяху послал доверенного человека пообщаться с Беннетом и тот остался недоволен кандидатом, пишет «Гаарец». Беннет – ни больше ни меньше – стал рассуждать, достоин ли Нетаньяху, чтобы он на него работал. Но все же эти двое лично встретились, и все сложилось. «Нетаньяху питает слабость к бывшим членам элитных подразделений и еще больше – к миллионерам», – объяснил «Гаарецу» один из его советников.

Дальнейшие события СМИ обычно описывают лаконичной фразой, что через 16 месяцев Нетаньяху и Беннет рассорились. Беннет и Шакед вошли в конфронтацию с другими сподвижниками Нетаньяху. Первое время политик к ним благоволил и дал полную свободу, благо они сумели наладить работу аппарата. Но в конце концов старая гвардия взяла верх. Помогли ей просчеты Беннета. Например, провал кампании против премьер-министра (2006–2008) Эхуда Ольмерта. В 2007 г. был опубликован промежуточный отчет комиссии по войне в Ливане. Беннет решил сыграть на недовольстве резервистов, семей погибших и общественных движений – например, «Тафнита» – действиями властей. Нужного эффекта он не достиг. Хуже того, сложилось впечатление, что не общество само по себе возмущено действиями Ольмерта, а «Ликуд» искусственно раздувает недовольство властями.

Как уверяют источники «Гаареца», Беннет умудрился рассориться и с женой Нетаньяху Сарой. Она принимала самое живое участие в политической жизни мужа, а Беннет попытался отодвинуть ее. В итоге Беннет в 2008 г. то ли ушел по собственной инициативе (это его версия, он отрицал какие-то разногласия), то ли его попросили.

Большие амбиции

Следующий важный этап политической карьеры Беннета – назначение в 2010 г. гендиректором Совета поселений Йеша (Иудеи, Самарии и Газы). Но многие в совете были недовольны Беннетом – их возмущали его нападки на Нетаньяху и постоянные попытки заставить совет заниматься не своим делом. Цель совета – представлять интересы поселенцев, Беннет же считал, что надо позиционировать себя как силу, занимающуюся общеизраильскими проблемами.

Функционерам совета не всегда нравилось даже то, что Беннет делал для поселенцев. Например, благодаря ему в прессу попали фотографии тел четырех членов семьи Фогель, убитых в своем доме в поселении Итамар в марте 2011 г., – с минимальным размытием изображения и без согласия родственников. Другой пример – история с временным запретом на строительство домов израильтян на палестинских землях в 2009–2010 гг. Стратегия совета заключалась в том, чтобы критиковать только мораторий, не трогать Нетаньяху. Беннет долгое время в разговорах с журналистами «не для записи» критиковал премьер-министра, а потом в разговоре с газетой «Маарив» напал на него уже публично.

Затем 31 августа 2010 г. четверо израильтян из поселения Бейт-Хагай были убиты в результате обстрела ХАМАС. Председатель совета Дани Даян был за границей. Беннет прибыл на место и созвал пресс-конференцию. «С завтрашнего дня, – заявил он, – замораживания больше не будет. Мы возвращаемся к строительству как обычно». (До конца моратория оставался месяц.) На следующий день Беннет в джинсах и футболке символически закладывал фундамент нового здания в поселке Гиват. Он был счастлив до неприличия – пока через несколько дней журналисты не раскопали, что именно эта стройка была выведена из-под моратория с формулировкой «из-за неотложных общественных нужд». Беннету пришлось публично извиняться.

Окончательный разлад произошел во время протестов 2011 г. Беннет считал, что для совета поселений это отличный шанс заявить о своих политических амбициях – даже, может быть, добиться внеочередных выборов и участвовать в них. Остальное руководство совета настаивало, что организация должна сосредоточиться на быте поселений и не стремиться в национальную политику. Даян снова был за границей, и Беннет на свой страх и риск выступил от лица совета с приветственной речью перед протестующими на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве. По возвращении Даян настоял на увольнении Беннета – тот лишился поста в январе 2012 г.

Осколок в ягодице

В 2010 г. Беннет стал соучредителем движения «Мой Израиль», затем – движения «Израильтяне». Уйдя из Совета поселений Йеша, он вступил в партию «Еврейский дом», которая находилась на грани краха, возглавил ее и буквально ворвался в израильскую политику, увеличив полученное на выборах в кнессет количество мандатов партии в 4 раза (с трех до 12) и попав в заголовки газет с серией провокационных комментариев о палестинцах.

В 2013 г. он сказал, что палестинских террористов надо приговаривать к смертной казни (единственный человек, которого казнили в Израиле, – архитектор Холокоста Адольф Эйхман, это было в 1962 г.). «Я убил много арабов в своей жизни, с этим нет никаких проблем», – говорил он. Он настаивал на аннексии 60% Западного берега реки Иордан, который сейчас находится под военным контролем Израиля: «Когда вы все еще качались на деревьях, у нас здесь было еврейское государство». Более того, он является ярым сторонником расширения еврейских поселений на Западном берегу – там находится значительная часть его электоральной базы.

Беннет решительно против создания отдельного палестинского государства, за что выступал, в частности, Джо Байден. В долгосрочной перспективе это образование станет еще одной террористической страной, доказывал Беннет на страницах «Гаареца»: «Палестинское государство разрушило бы израильскую экономику. <...> Проблема с безопасностью, когда ракеты падают на район Дан или происходит большое количество террористических атак <...> остановит экономику. Если мы позволим палестинцам контролировать аэропорт Бен-Гуриона и район Дан и ракета поразит один-единственный самолет, ни один бизнесмен и ни один турист сюда не приедут».

Арабо-израильский конфликт не может быть разрешен, настаивал Беннет: «Но его нужно терпеть, как осколок в ягодице». И добавлял: «Пока это в моей власти, я не отдам ни одного сантиметра Земли Израильской. Точка» (цитата по The Times of Israel). Но конфликт не мешает стране развиваться, объяснял он на страницах «Гаареца»: «Экономике нужна тишина. [Но] не нужен мир для того, чтобы экономика взлетела. <...> В отличие от традиционных представлений, наш конфликт никого не интересует. В мире насчитывается 40 подобных конфликтов. <...> Премьер-министры Китая и Индии постоянно совершают сюда паломничество. Конфликт никого не интересует». А в беседе с The Times of Israel говорил: «Страны нормализуют отношения с Израилем, исходя из своих собственных интересов, они не связаны с палестинской проблемой».

Беннет сказал как-то, что, если ему как офицеру дадут приказ о выселении израильских поселенцев, совесть не позволит его выполнить. Правда, от последнего утверждения пришлось всячески открещиваться, когда его же однополчане поинтересовались, как расценивать такой призыв к нарушению приказов.

Зато он поиздевался над политикой власти в отношении Палестины во время избирательной кампании 2014 г. В соцсетях появилось вирусное видео, где Беннет в образе хипстера постоянно извиняется за то, в чем не виноват. Например, если неловкая официантка разлила кофе. А потом говорит: «С сегодняшнего дня мы перестаем извиняться!»

Опора для бизнеса

Такие политические взгляды помогли Беннету снискать достаточную электоральную поддержку, чтобы претендовать на кресла в коалиционных правительствах. Он был министром экономики и министром по делам религий в 2013–2015 гг. и министром образования с 2015 по июнь 2019 г. Потом его партия проиграла выборы, но сформировала коалицию «Ямина», и в ноябре 2019 г. Беннет снова оказался в правительстве в кресле министра обороны. Правда, доработал он до мая 2020 г. – по итогам следующих выборов Нетаньяху его в правительство не позвал. «Это можно рассматривать как выражение личного презрения со стороны премьер-министра», – комментировал события телеканал «Аль-Джазира». 

Во время последней избирательной кампании Беннет обещал: «Вы увидите – Израиль станет страной бизнесменов». Еще будучи министром экономики, он рассказывал «Гаарецу», что у его жены был бизнес по производству мороженого, который она продала еще до его назначения в правительство. Так что проблемы малого бизнеса он знал не понаслышке: «Мы должны изменить общественную среду так, чтобы предприниматель стал культурным героем <...> Наш план состоит в том, чтобы создать облегченную нормативно-правовую среду в течение первых пяти лет после открытия бизнеса <...> Моя цель в том, чтобы как можно больше людей выбрали предпринимательство и открыли свое дело. Это поможет им и поможет нашей экономике. И я говорю обо всем, а не только о высоких технологиях. Мы провели исследование: во всем мире было доказано, что предприятия в возрасте пяти лет и моложе создают в 2 раза больше новых рабочих мест, чем более старые и крупные компании, и эти рабочие места отличаются высоким качеством. Интуиция подсказывала мне, что такая крупная компания, как Intel, приносит больше рабочих мест, но это оказалось неправдой».

Однако в том же 2014 году, когда Беннет произнес эту речь, он помог Intel построить в Израиле новый завод. Ему позвонила гендиректор Intel Israel Максин Фассберг и пожаловалась, что в правительстве никто им не помогает. «Я собрал всех высших должностных лиц министерства [экономики] и сказал, что мы не можем упустить такую возможность, – рассказывал Беннет «Гаарецу». – Если Intel выберет Ирландию, это будет катастрофой, поскольку технология, используемая на заводе в Кирьят-Гате [22-нанометровые чипы], устаревает. Следующее предприятие будет, насколько я понимаю, производить чипы размером 10 нанометров». В итоге Intel получил грант в 1 млрд шекелей и ставку корпоративного налога в 5%. На реплику корреспондента, что помог он явно не мелкому предпринимателю, Беннет парировал, что важен любой бизнес.

Чем Израиль не Сингапур

Свой экономический план Беннет называет «сингапурским». Он рассказывал в Facebook, как его матери срочно понадобилось сделать МРТ из-за сломанного позвонка в спине и выяснилось, что очередь расписана надолго вперед. Пришлось брату Беннета ночью срочно везти ее в город Кармиэль, где оказался свободный аппарат. Беннет рассказал эту историю другу из Сингапура, и тот был поражен. Когда ему понадобилось МРТ, его записали на следующий день и извинились, что не смогли сделать исследование в день обращения.

В 2001 г. уровень жизни и зарплат в Сингапуре и Израиле были одинаковыми, а сейчас разница в 2 раза в пользу Сингапура, уверяет Беннет. Он считает, что успех принесли ослабление госрегулирования и сокращение налогов на острове. 

Во-первых, он обещает сократить налоги и в Израиле. Израильтяне, платящие 50%, будут отдавать 35%, вместо 35% – 20%, а кто сейчас платит 15% – вообще будет избавлен от налога. Для бизнеса он обещает снизить налоги до уровня Сингапура. Во-вторых, хочет подтянуть жалованье высокопоставленных чиновников до уровня зарплат руководителей крупных компаний, но поставить им жесткие KPI и тем самым привлечь лучших людей на службу государству. В-третьих, он мечтает снизить бюрократические барьеры: «Предприниматель, желающий открыть новый бизнес, сможет сделать это через интернет и получит лицензию в течение 48 часов». Будут сняты необоснованные ограничения для импортеров и, например, такие ограничения, как список рыб, из которых можно готовить традиционную гефилте-фиш.

Словом, как подытоживал Беннет в The Times of Israel, его реформы понравятся людям с работой, но ущемят любителей госсубсидий: «Мы планируем превратить Израиль в рай для тех, кто готов работать. Но мы не можем позволить себе поддерживать людей, которые могут работать, однако решили не работать <...> Вместо выплат миллиону безработных ежемесячных стипендий деньги пойдут на рост экономики».

Чтобы высвободить деньги на реформы, Беннет готов заморозить рост госрасходов на четыре года. Он считает, что при его реформах экономика начнет бурно расти, откроется множество новых предприятий, готовые работать люди найдут дело по душе и 18 млрд шекелей пособия для полумиллиона безработных останутся в бюджете. 

Беннет обещает проредить ряды бюрократов: «Есть поистине нелепые министерства. У нас есть министерство разведки, министерство стратегии... Кому, черт возьми, нужны эти ребята? <...> Когда я был министром обороны, я не встречался с ними и не хотел о них слышать». Проблема даже не в огромном количестве лишних чиновников на зарплате, а в том, что, пытаясь оправдать свое существование, они проталкивают многочисленные бессмысленные проекты, на которые уходят миллиарды из бюджета, считает Беннет.

А как же аннексия 60% Западного берега? В прошлом году Беннет ослабил свою правую риторику, чтобы привлечь побольше сторонников из разных лагерей, констатирует «Аль-Джазира». «В ближайшие годы нам нужно отложить такие вопросы, как аннексия или создание палестинского государства, и сосредоточиться на обуздании пандемии, исцелении экономики и устранении внутренних разногласий», – сказал Беннет газете «Галей Цахаль» в ноябре. В нынешнем правительстве ему никак не удастся игнорировать проблемы израильских поселенцев или дискуссию о роли религии в обществе, добавляет Reuters. Слишком разные партии собрались вместе, чтобы скинуть Нетаньяху. Попытка настоять на крайних взглядах грозит Беннету развалом коалиции. Более того, вопрос аннексии может оказаться чересчур токсичным: чтобы удержать власть, Беннету придется искать поддержку у арабских депутатов кнессета.