Встреча на $100 миллиардов

Климатический саммит в Глазго должен сформировать фонд в поддержку своих инициатив
Встреча в Глазго имеет особое значение для климатической повестки / DANIEL LEAL-OLIVAS / AFP

31 октября в шотландском Глазго формально открылся 26-й климатический саммит ООН. В первые три дня саммита, который продлится до 12 ноября, в нем примет участие более 100 глав государств и правительств, в том числе президент США Джо Байден, французский лидер Эмманюэль Макрон и британский премьер Борис Джонсон.

Президент России Владимир Путин от личной поездки в Глазго воздержался, его выступление на саммите пройдет в формате видеоконференции. Не поехал на саммит и председатель КНР Си Цзиньпин – глава государства, лидирующего по количеству выбросов в атмосферу. Однако председатель конференции Алок Шарма уверен, что личное отсутствие российского и китайского лидеров в Глазго не скажется на работе конференции.

Встреча в Глазго имеет особое значение для климатической повестки. Должны быть рассмотрены результаты выполнения Парижского соглашения по климату 2015 г. Это соглашение ставило своей целью ограничить рост температуры на планете до 2100 г. двумя градусами по Цельсию в сравнении с доиндустриальной эпохой. В Париже развитые государства, подписавшие документ, также обещали создать до 2020 г. особый фонд в $100 млрд, который поможет развивающимся странам вносить свой вклад в борьбу с изменением климата. Однако этот фонд так и не был сформирован, как сообщил Reuters, его создание отложено на 2023 г.

Даже самое строгое выполнение климатических обязательств, на практике почти нереализуемое, будет иметь неудовлетворительные результаты. Как подсчитало Международное энергетическое агентство, в таком случае температура все равно возрастет на два градуса по Цельсию с 2015 до 2100 г. Если же государства будут выполнять только те пункты, под которые уже разработан план действий, то к концу века климат на Земле потеплеет на 2,6 градуса, причем не с XVIII в., а с 2021 г. По данным ООН, чтобы ограничить потепление полутора градусами, мировому сообществу придется пойти на радикальные меры. К 2025 г. нужно будет прекратить вырубку леса, к 2035 г. – отказаться от угля, к 2040 г. – от автомобилей на бензине, а к 2045 г. – перейти на чистую энергетику.

Для России эти цифры актуальны вдвойне. Как заявил в ходе своего выступления по видеоконференцсвязи на завершившемся 31 октября саммите G20 в Риме президент России Владимир Путин, среднегодовая температура в России выросла за последние 10 лет почти на полградуса, что более чем в 2,5 раза быстрее общемировых темпов. Впрочем, Путин, сославшись на экспертные оценки, заявил, что Россия входит в число лидеров глобальной декарбонизации. По его словам, доля безуглеродных источников энергии в России превышает 40%, а с учетом использования газа – 86%.

Большую роль на саммите мог бы сыграть президент США Джо Байден, однако он не сможет стать фигурой, которая возглавит мировое сообщество в борьбе с изменением климата. Как пишет ВВС, Байдену не удалось восстановить лидерство США в мире, равно как не получилось сплотить сторонников внутри Америки. А продолжение враждебной политики Дональда Трампа по отношению к Китаю заметно понижает шансы, что руководство КНР будет подписываться под его инициативами, замечает ВВС.

На саммите в Глазго ожидаются и политические разногласия, причем не только между коллективным Западом и Россией с Китаем, отмечает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Развивающиеся страны, например Индия, не хотят брать на себя такие же строгие обязательства по сокращению выбросов, как государства развитые. При этом и в западном лагере единодушия не наблюдается. Ряд стран ЕС, например Польша, до сих пор не готовы отказаться от использования угля, а попытки форсированного перехода к зеленой экономике закончились взлетом цен на газ, замечает эксперт. Для России саммит – еще один шаг к тому, чтобы начать воспринимать климатическую проблему серьезно, а не видеть в ней козни Запада, резюмирует Кортунов.

Академик РАН Борис Порфирьев уверен, что все страны на саммите в Глазго будут придерживаться уже утвержденных стратегий своего экономического развития и не будут брать обязательств, которые могут навредить их экономике. Для России важным станет обсуждение механизма поглотительной способности лесов. Кроме того, ожидается переподтверждение обязательств по оказанию помощи в $100 млрд развивающимся странам, но вряд ли стоит ждать их быстрого исполнения до 2023 г. Страны вряд ли придут уже на этом саммите к четкому определению «чистого нуля» с точки зрения выбросов парниковых газов, но можно ожидать, что США, а также Россия и Канада с их лесами и Китай с огромной программой лесонасаждений будут настаивать на включении поглощающей способности лесов в это определение, продолжает академик. Вопрос общего «углеродного налога» вряд ли будет решен, однако есть надежда, что при его рассмотрении будет учитываться разная структура экономик и зачет лесов, говорит Порфирьев.