Алжир закрыл газопровод в Европу через Марокко

Это создает дополнительный спрос на СПГ
Алжир находится, по оценкам Евросоюза, на пятом месте среди поставщиков газа в ЕС при объемах около 40 млрд куб. м в 2020 г. / Louafi Larbi / Reuters

Алжир с 1 ноября остановил прокачку газа по экспортному газопроводу Магриб – Европа (MGE), который проходит по территории Марокко и далее в Испанию. За день до этого, как сообщало алжирское госагентство APS, президент страны Абдельмаджид Теббун поручил нефтегазовой госкомпании Sonatrach прекратить коммерческие отношения с Марокканским управлением электричества и питьевой воды (ONEE), распорядившись не продлевать 25-летнего транзитного соглашения, истекшего в ночь с воскресенья на понедельник. Таким образом, Алжир лишил Марокко доходов от транзита (до 200 млн евро в год) и топлива для генерации 10% электроэнергии.

Теперь газ будет поставляться напрямую в Евросоюз по действующему с 2011 г. газопроводу Medgaz, идущему по дну Средиземного моря в Испанию. Ситуация ставит под удар в первую очередь Испанию, зависимую от поставок газа из Алжира (по трубе и СПГ) на 29% согласно данным государственной испанской энергетической компании Cores. Из этого газа 10% поступало по MGE (перекрытому с 1 ноября) и 16% – по Medgaz, остальное – другими путями, в том числе в виде СПГ.

Министр Испании по экологическим вопросам и демографическим проблемам Тереза Рибера по итогам встречи 27 сентября с алжирским министром энергетики Мохамадом Аркабом заверила, что Алжир гарантирует поставки по ранее заключенным контрактам. Как сообщает испанская El Pais, немедленно разрыв между пропускной способностью MGE и Medgaz планируется заполнить закупкой СПГ. Однако газета напоминает, что производство СПГ дороже, чем его прокачка по трубе. Кроме того, стоит учитывать, что для обслуживания «разрыва» потребуется дополнительно зафрахтовать до 50 газовозов. Спрос на такие суда сильно повысился в первую очередь в Азии, соответственно, цены на их фрахт будут расти, что подстегнет цены на газ для испанского потребителя.

Алжир находится, по оценкам Евросоюза, на пятом месте среди поставщиков газа в ЕС при объемах около 40 млрд куб. м в 2020 г., но в сравнении с 2016 г. они упали (тогда они достигали 55 млрд куб. м в год). Доля Алжира сильно уступает занимающей первое место России (135,75 млрд куб. м в 2020 г., по данным «Газпрома»).

Конфликт Алжира и Марокко обострился в августе этого года. Дело дошло до отзыва послов, поводом для которого Алжир назвал поддержку Рабатом «террористов», будто бы спровоцировавших лесные пожары в стране, а также невыполнение марокканской стороной своих международных обязательств, включая вопрос Западной Сахары, оккупированной Марокко, но признаваемой независимой и поддерживаемой Алжиром. Однако в целом конфликт Алжира с Марокко затяжной и длится всю их историю как независимых государств, с 1960-х гг., напоминает научный сотрудник Института востоковедения РАН Григорий Лукьянов. Кроме Западной Сахары это также и проблема недемаркированных границ, вдобавок сильно милитаризированных и фактически закрытых уже 30 лет.

В 1990-е гг. мароккано-алжирский конфликт ослабел на фоне упадка Алжира во время гражданской войны. Именно в 1996 г. был запущен тот самый ныне перекрытый экспортный газопровод. Алжир после разорительной войны нуждался в любых каналах поставок газа, даже через территорию потенциального противника, продолжает Лукьянов. А беспрепятственная эксплуатация трубы стала возможна, уверен эксперт, именно благодаря последовавшему 20-летнему «анабиозу» внешней политики Алжира, совпавшему с президентством Абдель Азиза Бутефлики. С 2012 по 2019 г. из-за проблем со здоровьем он фактически не управлял страной.

Однако с избранием президента Абдельмаджида Теббуна в 2019 г. Алжир вновь вспомнил о своих региональных амбициях. Это гальванизировало замороженный конфликт с Марокко. Сейчас, считает Лукьянов, руководство Алжира готово примириться с краткосрочными экономическими потерями из-за перекрытия газопровода ради политических амбиций. Кроме того, эксперт отметил, что страны Магриба – Алжир и Марокко, – а также Турция понимают, что Европа сейчас уязвима. По мнению Лукьянова, видя, что сейчас у ЕС неоднозначные отношения с Россией и Турцией, Алжир уверен, что его газ не останется без потребителя.

Алексей Гривач из Фонда национальной энергетической безопасности говорит, что мощность газопровода Medgaz в обход Марокко планируется увеличить с 8 млрд до 10,5 млрд куб. м в год, но этого явно не хватит для того, чтобы полностью заместить газопровод через Марокко, мощность которого 12 млрд кубометров, пусть он и не использовался на полную мощность. «Дефицит трубопроводного газа в Испании я оцениваю в 0,8–1 млрд куб. м в месяц, которые придется замещать либо дополнительными партиями СПГ (9–11 стандартных партий), либо перетоками из Франции. Кроме того, одна-две партии СПГ в месяц потребуются и Марокко, если испанцы согласятся запустить газопровод в реверсном режиме и предоставят доступ к своему терминалу СПГ. Это приведет к росту спроса на сжиженный газ в Европе и, соответственно, к усилению конкуренции за этот ресурс с азиатскими импортерами. С другой стороны, цены на газ и так уже настолько высоки, что для многих покупателей они неподъемные, говорит Гривач. Согласно данным биржи ICE, 1 ноября на 18.00 мск на голландском хабе TTF 1000 куб. м газа стоила $820.