Азербайджан на несколько дней вошел в зону ответственности российских миротворцев в Карабахе

Баку пользуется тем, что Россия отвлеклась на Украину
Азербайджанское руководство видит, что с Россией можно вести себя очень ситуативно / Валерий Шарифулин / ТАСС

Азербайджанская армия в Нагорном Карабахе зашла в зону ответственности российского миротворческого контингента в районе населенного пункта Парух на северо-востоке региона (в азербайджанской версии – Фаррух, Ходжалинский район) 24–25 марта и выставила наблюдательный пост. Этим было нарушено трехстороннее соглашение о прекращении огня от 9 ноября 2020 г., сообщил представитель Минобороны России 26 марта и призвал стороны соблюдать соглашения.

Российские военные сообщили о четырех ударах азербайджанских беспилотников Bayraktar TB2 по вооруженным формированиям непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР). Власти НКР объявили о введении военного положения на контролируемой ими территории и обратились к России с просьбой увеличить ее миротворческий контингент, усилив дополнительной военной техникой. МИД Армении публично призвал миротворцев России принудить азербайджанские подразделения вернуться на исходные позиции.

В свою очередь в минобороны Азербайджана в тот же день заявили, что не захватывали село Парух, не зафиксировали никаких инцидентов и вооруженных столкновений, а вместо этого проводили «уточнение позиций и мест дислокации». Но в заявлении минобороны Азербайджана говорится, что азербайджанские военные пресекли попытку «диверсии» со стороны «незаконных вооруженных армянских формирований» и заставили их отступить. В Баку, комментируя заявление Минобороны России, заявили, что оно «противоречит характеру двусторонних отношений и Декларации о союзническом взаимодействии, подписанной между двумя странами 22 февраля 2022 г.». В заявлении также говорится, что российские военные представляют «в искаженной форме» передвижения азербайджанской армии и вместо этого должны обеспечить вывод из региона «армянской армии и незаконных армянских вооруженных формирований».

Вечером 27 марта Минобороны России сообщило, что Азербайджан после переговоров отвел свои подразделения из Паруха.

Новое обострение ситуации в Нагорном Карабахе было зафиксировано вскоре после начала Россией специальной операции на Украине. В начале марта сообщалось о взаимных перестрелках, в результате которых 9 марта (по сообщениям НКР, из-за действий азербайджанской стороны) был поврежден газопровод, аварийная часть которого оказалась в районе Шуши, контролируемом Баку. В НКР заявили о том, что азербайджанская сторона препятствует ремонтным работам. 19 марта было договорено о возобновлении подачи газа, однако она вновь прервалась.

Российские миротворцы (около 2500 человек) находятся в Нагорном Карабахе с ноября 2020 г. Они в течение пяти лет должны обеспечивать режим прекращения огня на линии соприкосновения и охрану Лачинского коридора, соединяющего контролируемую властями НКР территорию с Арменией. По условиям трехсторонних соглашений непризнанная республика передала под контроль Баку пять районов, а армянская армия должна была полностью покинуть регион, где происходил вооруженный конфликт.

С весны 2021 г. начались активные столкновения также и непосредственно на армяно-азербайджанской границе. До зимы 2020 г. она была формальной границей между Арменией и НКР, до тех пор пока последняя не передала пограничные районы Баку. Граница не демаркировалась с советских времен. Ереван обвинял Баку во «вторжении» на свою территорию в Сюнике, азербайджанская сторона считала, что занимается «уточнением» границы и не нарушает ее. Столкновения шли несколько месяцев. В августе 2021 г. на границе были размещены российские пограничники.

Район села Парух, где действительно был серьезный бой, предположительно с жертвами, и которым действительно завладели азербайджанцы, представляет собой господствующие над Аскеранским районом высоты, с которых можно контролировать и простреливать подконтрольную НКР уязвимую равнину, объясняет директор Института Кавказа в Ереване Александр Искандарян. Здесь азербайджанская сторона демонстрирует «ползучее продвижение», «отрезая по кусочку» важные территории и стратегические точки, говорит эксперт. У Азербайджана всегда, в том числе и до войны 2020 г., а после нее особенно, имелись планы постепенно, по мере возможностей, «поджимать» ситуацию на земле в свою пользу и, видя возможность этого, Баку пользуется ею, подтверждает ведущий научный сотрудник МГИМО Иван Сафранчук.

Совершенно очевидно, что такое поведение Азербайджана связано с ситуацией на Украине и вовлеченностью в нее России, это стратегическое решение, принятое Баку, говорит Искандарян. Баку намерен «решить» карабахский вопрос, сделав невыносимой жизнь армянского населения в регионе, окончательно выдавив его. Москве же необходимо спокойствие, и Азербайджан этим пользуется. Баку «прощупывает» «красные линии», как географические, так и символические, – насколько далеко можно пойти, каков объем выгод, которые можно получить в этой ситуации, увеличивая и дальше результат военной победы 2020 г., считает эксперт.

Препятствием для полной ее реализации выступает Россия. «Атаки на непосредственно российских миротворцев пока Баку считаются излишними, а вот военные акции в отношении карабахских армян – здесь стоит проверить пределы возможного в плане реакции России», – уверен Искандарян.

Наблюдаемая ситуация также часть «конкурентного сотрудничества» – того, что происходит у России в отношениях с Турцией на Южном Кавказе, вдобавок к Сирии, говорит Искандарян. Однако та структура договоренностей, которая к концу февраля 2022 г. связала Россию, Азербайджан, Армению и Турцию, на деле не ведет к установлению стабильного мира в регионе. В нынешней ситуации России не нужно обострять отношения с Турцией, считает Сафранчук. Но Россия может быть не готова всерьез рисковать из-за Армении в нынешних обстоятельствах. Таким образом, есть «некий зазор», который Баку технично отрабатывает, полагает эксперт.

Азербайджанское руководство видит, что с Россией можно вести себя очень ситуативно: на одни и те же действия разных игроков извне она отвечает по-разному – как агрессивно, так и пассивно. Баку считает, что для него сейчас наступило время, когда Москвой и ее конфликтом с Западом можно манипулировать, не опасаясь жесткого отпора, хотя на деле четких критериев того, какова будет реакция России в том или ином случае, нет, считает Сафранчук.