Биолаборатории на Украине мог финансировать сын президента США

Британские СМИ и ноутбук Хантера Байдена частично подтвердили данные Минобороны России
В том, что сын может втягивать отца в свой лоббистский бизнес, Байденов обвиняли давно. Но Джо Байден каждый раз отвечал, что не разговаривает с сыном о работе / Navy Petty Officer 1st Class Carlos M. Vazquez II

Ноутбук продолжает подбрасывать сюрпризы. В прошлый четверг Минобороны РФ обвинило Хантера Байдена в том, что он причастен к финансированию на Украине биолабораторий. А в пятницу британский таблоид Daily Mail, основываясь на информации из ноутбука, написал, что Хантер Байден и его инвестиционная компания Rosemont Seneca Technology Partners среди прочих проектов действительно могла инвестировать в компанию Metabiota, которая занимается исследованием вызывающих пандемии болезней и работала в том числе на Украине.

Metabiota работала на Украине на Black & Veatch, американского подрядчика минобороны США. Среди проектов последнего – контракт в 2010 г. на строительство биолаборатории в Одессе, в которой «может проводиться обучение для эффективного, безопасного и надежного выявления особо опасных патогенов», приводит Daily Mail пресс-релиз фирмы.

Daily Mail не утверждает, что Metabiota занималась культивированием опасных культур. В переписке между Хантером Байденом и его коллегами, оказавшейся в распоряжении газеты, обсуждается, как мониторинг медицинских данных компании может стать важным инструментом для выявления вспышек инфекционных заболеваний. Но Daily Mail насторожила фраза из письма вице-президента Metabiota Мэри Гутьери от апреля 2014 г. о том, что работа ее компании может помочь «отстоять культурную и экономическую независимость Украины от России». Бывший сотрудник ЦРУ Сэм Фэддис, прокомментировавший эту новость, назвал эту фразу «очень странной».

Данные минобороны США показывают, что с февраля 2014 г. по ноябрь 2016 г. оно заключило с Metabiota контракт на $18,4 млн, из которых $307 091 пошел на исследовательские проекты на Украине. Хантер Байден и его инвесткомпания Rosemont Seneca Technology Partners помогли Metabiota привлечь несколько миллионов долларов инвестиций от гигантов вроде Goldman Sachs и сами вложили в компанию $500 000. Кроме того, судя по данным переписки по электронной почте, Хантер Байден мог обсуждать с коллегами сдачу Metabiota в субаренду своих офисных помещений и лоббировать некий совместный проект Metabiota и украинского газового холдинга Burisma, в совете директоров которого состоял в то время Хантер Байден.

Ноутбук выходит в свет

Впервые о ноутбуке и содержавшейся на нем информации написала в октябре 2020 г., незадолго до выборов президента США, американская газета New York Post. На жестком диске журналисты обнаружили множество порнографических роликов, в которых Хантер Байден запечатлел себя с различными женщинами, а также фотографии, где он употребляет крэк.

Приключения ноутбука

Делавэрская газета The News Journal восстановила историю злоключений этого гаджета. В апреле 2019 г. мужчина, назвавшийся Хантером Байденом, принес три поврежденных жидкостью ноутбука в небольшую ремонтную мастерскую в торговом центре Trolley Square. Ее владелец Джон Пол Мак Айзек взялся чинить только один.
Когда через три месяца никто не пришел забрать ноутбук и не заплатил за его ремонт, Мак Айзек залез в файлы на жестком диске. Там были фото клана Байденов и другая информация, связанная с Хантером Байденом. Мак Айзек решил, что попавшие ему в руки данные представляют общественный интерес. Он сделал копию жесткого диска, а его отец, полковник ВВС США в отставке Ричард Мак Айзек, отнес ее агенту ФБР, жившему неподалеку от его дома.
В сентябре того же 2019 года в палате представителей было инициировано расследование по делу об импичменте президента Дональда Трампа. Речь шла о том, что Трамп в июле 2019 г. злоупотребил своими полномочиями. Действующий президент США пытался вынудить своего украинского коллегу Владимира Зеленского возобновить расследование против украинского холдинга Burisma – в нем некоторое время работал Хантер Байден. История бурно обсуждалась в СМИ, а в декабре палата представителей проголосовала за импичмент Трампа.
На жестком диске ноутбука была довольно интересная переписка Хантера Байдена и представителей Burisma. Но, к удивлению Мак Айзека, информация с компьютера, которую он передал в ФБР, нигде не всплыла. Он заволновался и попытался связаться с несколькими законодателями, но ни один не ответил на его сообщения. В декабре 2019 г. агенты ФБР навестили Мак Айзека дома, опросили его и забрали ноутбук. А в январе следующего года сенат оправдал Трампа. О находке Мак Айзека никто так и не упомянул. Тогда он отправил сообщение о ноутбуке в Белый дом. В ответ – тишина.
Перед тем как отдать ноутбук ФБР, Мак Айзек сделал копию его содержимого. Единственным, кто ею заинтересовался, оказался адвокат Роберт Костелло, который работал на адвоката Трампа Рудольфа Джулиани (бывший мэр Нью-Йорка). В конце концов Мак Айзек передал ему копию информации с жесткого диска. О ней стало известно другим единомышленникам Трампа. Бывший советник президента Стив Бэннон проболтался о ней журналистам New York Post. Так в октябре 2020 г. файлы оказались в распоряжении этой газеты.

Но это, в конце концов, личная жизнь родственника кандидата в президенты. А внимание журналистов привлекла деловая переписка от лица Хантера Байдена с представителями украинского холдинга Николая Злочевского Burisma. Из нее можно было сделать вывод, что Джо Байден, будучи вице-президентом США и отвечая за политику Штатов на Украине, встречался с представителями холдинга. В том, что сын может втягивать отца в свой лоббистский бизнес, Байденов обвиняли давно. Но Джо Байден каждый раз отвечал, что не разговаривает с сыном о работе.

Первые обвинения в конфликте интересов прозвучали еще в 1996 г., когда Хантера Байдена нанял банк MBNA, один из крупных спонсоров избирательных кампаний его отца. В 1998 г. Хантер Байден перешел на госслужбу начальником департамента онлайн-коммерции в министерстве торговли. А в 2001 г. ушел лоббистом в юрфирму Oldaker, Biden and Belair.

В 2007 г. Джо Байден объединился с Бараком Обамой в обмен на пост вице-президента в его команде. После этого Хантер Байден вынужден был уволиться со всех постов, чтобы избежать обвинений в конфликте интересов. Однако уже в 2008 г. он основал консалтинговую фирму Seneca Global Advisors, а затем ряд инвестфондов.

В 2014 г. Хантер Байден снова невольно нанес удар по репутации отца. Он числился в резерве ВМФ, но был отчислен из него, когда очередная проба показала наличие в его организме кокаина. В следующем году последовал громкий развод с женой, во время которого звучали обвинения в том, что Хантер Байден напропалую изменял ей. А еще через два года выяснилось, что он крутил роман с вдовой покойного старшего брата.

Поэтому вряд ли кто-то особо удивился пикантным подробностям жизни Хантера Байдена, которые содержались на попавшем в распоряжение New York Post ноутбуке.

Украинские приключения Хантера

Но журналистов New York Post заинтересовали не пикантные подробности из личной жизни, а оказавшаяся на диске деловая переписка. С 2014 по 2019 г. Хантер Байден числился в совете директоров крупнейшего независимого производителя газа на Украине Burisma, принадлежавшего бывшему министру экологии Злочевскому. За это время он мог получить от холдинга около $2 млн вознаграждения.

Злочевский в 2014 г. спешно покинул Украину из-за обвинений в уходе от налогов, отмывании денег и хищении госсобственности. Его подозревали в том, что в бытность министром экологии и природных ресурсов он выдавал лицензии собственному бизнесу. В ответ, «чтобы исправить имидж Burisma», после бегства из страны Злочевский объявил, что его компания намерена соблюдать самые высокие стандарты прозрачности. А чтобы гарантировать это, он позвал в совет директоров бывшего президента Польши Александра Квасьневского. Тот рекомендовал включить в совет делового партнера Хантера Байдена Девона Арчера. А тот, в свою очередь, рекомендовал нанять Байдена-младшего.

Самой большой сенсацией из содержимого ноутбука стало письмо, которое якобы отправил 17 апреля 2015 г. советник совета директоров Burisma Вадим Пожарский: «Дорогой Хантер, спасибо, что пригласили меня в округ Колумбия и дали возможность встретиться с вашим отцом и провести некоторое время вместе. Это действительно честь и удовольствие». С 2009 по 2017 г. Джо Байден был вице-президентом США. В его адрес не раз звучали обвинения, что его сын может использовать родственные связи, чтобы лоббировать интересы своих клиентов. Джо Байден парировал, что они с сыном никогда не обсуждают работу друг друга.

А был ли мальчик?

Доходы Хантера Байдена интересуют не только прокуроров. В 2019 г. иск против него подала бывшая стриптизерша Ланден Алексис Робертс. Она утверждала, что Хантер Байден – отец ее сына, и требовала алиментов. А для этого суд запрашивал о доходах Байдена-младшего, в том числе о выплатах в Burisma. Но Хантер поначалу вообще отрицал, что имел с ней сексуальные отношения. Однако после того, как анализ ДНК показал высокую степень вероятности отцовства, Хантер Байден предпочел урегулировать дело без суда. Он выплачивает ежемесячно на содержание ребенка некую сумму, размер которой не раскрывается, оплачивает его медстраховку и сверх того сделал единоразовую выплату – скорее всего, компенсировал Робертс расходы на адвоката.

Байдены всегда нервно реагировали на упоминания Burisma, отмечала New York Post. Например, в 2019 г. ведущая телеканала NBC спросила Джо Байдена, этично ли было Хантеру Байдену работать в этой компании, учитывая, что ему могли предложить должность только ради того, чтобы получить доступ к отцу. «Это неправда. Вы говорите вещи, в которых не разбираетесь», – был ответ Байдена-старшего.

На это наложилась еще одна история. В апреле 2016 г. Джо Байден, угрожая не выделить Украине очередной транш кредита, добился отставки генпрокурора Украины Виктора Шокина. «Я посмотрел на них [руководство Украины, где тогда был президентом Петр Порошенко] и сказал: я уезжаю через шесть часов. Если прокурора не уволят, вы не получите денег», – цитирует New York Post речь Джо Байдена в Совете по международным отношениям (аналитический центр США) в 2018 г. Шокин заявлял, что он вел расследование в отношении Burisma и ее руководства, в том числе Хантера Байдена. Джо Байден настаивал на том, что США и ЕС хотели убрать Шокина из-за его проблем с коррупцией.

Так что, когда New York Post в своей публикации объявила, что Хантер Байден устроил встречу представителя Burisma со своим отцом, это должно было произвести эффект разорвавшейся бомбы. Но бомба не взорвалась.

«Fake news»

Через несколько часов после того, как New York Post опубликовала статью, Facebook (входит в Meta, признана в РФ экстремистской организацией и запрещена) заявил, что ограничивает ее цитирование в соцсети до тех пор, пока информация не пройдет проверку. А Twitter заявил, что блокирует ссылки на статью, потому что она содержит номера телефонов и адреса электронной почты частных лиц, нарушая правила конфиденциальности, а также противоречит политике Twitter в отношении информации, полученной незаконным путем.

Когда пресс-секретарь Белого дома Кейли Макинани попыталась дать ссылку на статью в Twitter, ее аккаунт был заблокирован, пишет The News Journal. Та же участь постигла аккаунт в этой соцсети New York Post, жаловалась газета, он был недоступен почти две недели. А Facebook изменил алгоритмы так, чтобы статья не появлялась в ленте новостей.

В итоге страсти поутихли. Хотя полностью из медийной сферы история не пропала и время от времени всплывала в разных изданиях. Например, в прошлом сентябре вышла книга репортера Politico Бена Шрекингера «Байдены: 50-летняя история восхождения к власти».

В ней есть много неприятной для президента информации, среди прочего Шрекингер проверил на подлинность кое-какую информацию из ноутбука, запросив у некоторых адресатов копии отправленных ими Хантеру Байдену писем. Они совпали с тем, что было на жестком диске.

Однако в этом месяце история злосчастного ноутбука снова оказалась на первых полосах ведущих изданий. The New York Times в статье, посвященной Хантеру Байдену, вскользь упомянула: «Источники, знакомые с ходом расследования [против Хантера Байдена], сказали, что прокуратура изучила электронную переписку между [Хантером] Байденом, [его бывшим деловым партнером] Арчером и другими лицами о Burisma и другой иностранной коммерческой деятельности <...> из ноутбука, оставленного Байденом в ремонтной мастерской в Делавэре. Подлинность переписки и других данных была подтверждена источниками».

Ни Хантер Байден, ни кто-либо из сотрудников его отца не отрицали, что ноутбук принадлежал Хантеру, но и не подтверждали это.

Четыре года расследования

Расследование правоохранительных органов против Хантера Байдена началось еще в 2018 г., за год до того, как его отец выдвинул свою кандидатуру на пост президента, сообщало агентство Associated Press. Но в отношении политиков существует все-таки ряд послаблений. Так, расследование против Хантера Байдена перед президентскими выборами ноября 2020 г. на несколько месяцев практически остановилось, а информация о нем не обнародовалась из-за позиции минюста: следственные действия не должны влиять на выборы, сообщал CNN.

А началось все с того, что в 2018 г. был осужден за мошенничество, никак не связанное с Хантером Байденом, его деловой партнер Арчер. Пока расследовали его дело, всплыли банковские записи, свидетельствующие, что Хантер Байден получал доход за рубежом. Прокуратура Южного округа Нью-Йорка заинтересовалась, нет ли тут признаков отмывания денег. Тем более что Хантер Байден успел засветиться в компании еще двух подозрительных личностей, не считая Арчера. Во-первых, Байден-младший консультировал основателя и председателя компании CEFC China Energy Е Цзяньмина по инвестициям в американские проекты СПГ (инвестиции так и не были сделаны, Е Цзяньмин в 2018 г. был арестован в Китае по обвинению во взяточничестве). Во-вторых, Хантер Байден успел поработать юристом делового партнера Е Цзяньмина – Патрика Хо, который в 2018 г. был осужден судом Южного округа Нью-Йорка за взятки, данные им в Чаде и Уганде.

С Е Цзяньмином была связана еще одна не очень приятная история. Еще в 2013 г., когда Джо Байден был вице-президентом в администрации Обамы, Хантер сопровождал отца во время поездки в Китай. Там Хантер встретился с Е Цзяньмином и получил от него в подарок бриллиант весом 2,8 карата. Этот презент был сделан отнюдь не ради того, чтобы повлиять на политику его отца, уверял Хантер The New Yorker. Якобы он был смущен ценным подарком и отдал его своему партнеру Арчеру. Позже CEFC China Energy перевела на счета фирмы Хантера Байдена Seneca $100 000 за юридические услуги.

Подозрения прокуроров Южного округа Нью-Йорка, что Хантер Байден мог отмывать деньги, не подтвердились. Но были и другие обвинения – в неуплате налогов. В 2019 г. Налоговое управление США официально заявило о праве на арест имущества Хантера Байдена из-за неуплаты подоходного налога с 2015 г. на общую сумму $112 805. Это делается для того, чтобы в случае банкротства должника государство обеспечило себе первоочередное право на выплаты. В марте прошлого года налоговики отозвали свое заявление.

По информации CNBC, налоговая служба округа Колумбия в июле 2020 г. выпустила аналогичный документ, речь шла о неуплате подоходного налога на $453 890. Через шесть дней документ был отозван. Причины не раскрываются: налоговая тайна. А в ноябре 2020 г., за пять дней до голосования коллегии выборщиков, Хантер Байден официально заявил, что прокуратура штата Делавэр ведет против него дело о неуплате налогов.

16 марта 2022 г. The New York Times (NYT) написала, что Хантер Байден жаловался своим знакомым: ему пришлось выплатить более $1 млн по налоговых претензиям, взяв для этого кредит. Это не означает, что теперь у государства нет претензий. Но это может повлиять на решение суда. Как правило, присяжные и судьи либо оправдывают, либо выносят мягкие приговоры тем, кто успел повиниться и рассчитаться по долгам перед государством.

Не только налоги

Если верить NYT, то последние два года (т. е. все время, что Джо Байден работает президентом) прокуратура Делавэра ведет активное расследование в отношении его сына. Она активно собирает финансовые документы, включая выписки с банковских счетов, связанных с деятельностью Хантера Байдена и его деловых партнеров за рубежом. Ведет дело прокурор Дэвид Вайс, назначенный на этот пост предыдущим президентом США и оппонентом Джо Байдена Дональдом Трампом. Причем прокурору гарантировано, что, пока расследование против Хантера Байдена не завершится, его никто не может уволить.

Самое неприятное для Хантера Байдена то, что его подозревают в намеренном нарушении закона о регистрации иностранных агентов (FARA), – это грозит штрафом в размере до $10 000 и заключением до пяти лет. Но если для российского закона об иноагентах достаточно наличия иностранного источника финансирования, то в США нужно доказать, что иноагент получает существенное вознаграждение из-за рубежа и тратит на лоббистские усилия не менее 20% времени. Поэтому прокуратура тщательно исследует платежи и подарки, которые Хантер Байден получал от контрагентов из Китая, с Украины и из Казахстана (по данным Daily Mail, в последнем случае речь может идти о бизнесмене Кенесе Ракишеве).

Не ясно, ведется ли расследование исключительно против Хантера Байдена или против группы лиц и компаний. Например, прокуроры также интересовались возможными нарушениями FARA со стороны вашингтонской консалтинговой фирмы Blue Star Strategies, среди клиентов которой была Burisma, пишет NYT.

Сейчас Хантер Байден отошел от бизнеса, заявил, что преодолел проблемы с наркозависимостью, и посвятил себя живописи. Но и здесь ему нет покоя. В октябре прошлого года его работы выставлялись в Художественной галерее в Нью-Йорке. Они оценивались в $75 000–500 000 за штуку, и еще до открытия выставки нашелся ряд желающих их приобрести. Журнал Politico опубликовал статью, в которой эксперты как один заявили, что для начинающего художника работы Байдена-младшего неплохи, но их стоимость явно завышена.

Люди в лучшем случае платят за известную фамилию, считают эксперты. А кое-кто, возможно, надеется, что покупка картины принесет ему благосклонность со стороны его отца – как крупное пожертвование в избирательный фонд. В администрации Джо Байдена предвидели подобные обвинения. Чтобы снизить репутационный урон, Белый дом настоял, чтобы галерея не раскрывала личности покупателей картин никому – ни любому из Байденов, ни журналистам, ни широкой публике.

Другие материалы в сюжете