Политика
Бесплатный
Бенедикт Мендер
Статья опубликована в № 3893 от 12.08.2015 под заголовком: «Компания, которой я управляю, способна изменить историю Аргентины»

«Компания, которой я управляю, способна изменить историю Аргентины»

Крупнейшая нефтегазовая компания Аргентины YPF была продана Repsol, потом национализирована, теперь под руководством Мигеля Галлучио терпит серьезные изменения

Обаяние гендиректора крупнейшей аргентинской нефтяной компании YPF Мигеля Галлучио очень заразительно. Даже лицо Владимира Путина расплылось в улыбке при встрече с ним. Их встреча состоялась в марте в Кремле. Тогда YPF и «Газпром» в присутствии президентов двух стран подписали меморандум о сотрудничестве, предполагающий взаимодействие в сфере геологоразведки, добычи и транспортировки углеводородов на территории Аргентины и в третьих странах. «Я спросил себя: как можно растопить лед на встрече с этим человеком?» – говорит Галлучио, вспоминая суровое лицо Путина во время официального обеда в преддверии их встречи тет-а-тет. «Господин президент, это мой второй день рождения в России. Первый раз я его праздновал в Сибири. На этот раз я нахожусь в Кремле, с вами. Получается, дела у меня идут гораздо лучше», – пошутил Галлучио. Путин оценил шутку и заулыбался.

Способность Галлучио завоевать доверие окружающих, безусловно, помогла ему достичь столь значительных высот в карьере и стать первым лицом YPF. У компании непростая история: она была создана в 1920-х гг., приватизирована в 1993 г., в 1999 г. продана испанской Repsol, национализирована в 2012 г. (см. врез). В 2012 г., после национализации, в перспективы YDF поверил богатейший на тот момент человек планеты – Карлос Слим, начавший скупать акции компании, сейчас ему и членам его семьи принадлежит 5,61% акций YDF.

Ключевые моменты в истории YPF

1922 Создана Yacimientos Petroliferos Fiscales (YPF), которая стала первой в мире государственной нефтяной компанией.
1992 Принято решение о приватизации YPF.
1993 YPF провела IPO на Нью-Йоркской бирже, разместив 160 млн акций в виде ADS, доля государства снизилась до 20%.
1999 Испанская Repsol стала владельцем 97,81% акций YPF, потратив на это $15,1 млрд.
2001 Слияние YPF с аргентинской компанией Astra, принадлежавшей Repsol.
2008 Petersen Group аргентинского бизнесмена Энрике Ашкенази (Enrique Eskenazi) выкупила 15% акций YPF у Repsol за $2,2 млрд, в 2011 г. она реализовала опцион на выкуп еще 10% за $1,3 млрд.
2010–2011 Repsol продает часть акций YPF нескольким фондам и путем публичного предложения, снизив свою долю в компании до 57,43% и выручив в общей сложности $2,6 млрд.
2012 Парламент Аргентины одобрил законопроект о передаче под контроль государства 51% акций YPF, у Repsol после национализации осталось 6,43%.
2014 Аргентина и Repsol подписали соглашение о выплате компенсаций за национализацию YPF в размере $5 млрд. Repsol продала оставшиеся акции YPF за $1,3 млрд через Morgan Stanley.

На данный момент YDF – лидер во всех сегментах ТЭК Аргентины: разведке, добыче, переработке и продажах, она управляет тремя НПЗ и сетью почти в 1500 АЗС.

Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер доверила Галлучио управление YPF в 2012 г. после того, как правительство приняло решение экспроприировать 51% акций YPF у испанской Repsol (см. врез).

Repsol оспорила решение аргентинских властей. Спор между Repsol и правительством Аргентины продолжался два года, после чего совет директоров испанской компании согласился принять предложение о выплате ей компенсации за национализацию YPF в $5 млрд.

Национализация YPF была сложным решением для президента, считает Галлучио. «Но непростым было и решение доверить ключевой бизнес [страны] человеку, далекому от политики, и тому, с кем она была едва знакома», – продолжает он.

Галлучио признается, что и ему самому довольно сложно далось решение возглавить YPF, он весьма сдержанно оценивал свои шансы, когда его впервые пригласили на встречу с Кристиной Фернандес.

Принимать бразды правления YPF в такой сложный момент, после столь сильного накала страстей, связанных с экспроприацией, было довольно рискованно. Явно злостные противники национализации ждали каждого неверного шага руководства компании, чтобы обрушиться с критикой, вспоминает Галлучио. По его словам, в конечном счете ему помог опыт «глобального кочевника»: за свою жизнь он успел поработать в США, Мексике и Индонезии.

По образованию Галлучио инженер-нефтяник – закончил Технологический институт в Буэнос-Айресе. Карьеру он начинал именно в YPF: с 1992 по 1999 г. проработал там на разных позициях, отвечая за управление операциями и разработку нефтяных месторождений на юге Аргентины. С 1999 по 2012 г. он работал в Schlumberger. Именно то, что он начинал свою карьеру в YPF, было основным козырем и при принятии решения назначить его генеральным директором этой компании в 2012 г., признается Галлучио.

На момент, когда ему предложили пост в YPF, он жил и работал в Лондоне, отвечая в Schlumberger за более чем 100 проектов по производству по всему миру.

Больше всего Галлучио поразило то, что Фернандес решила пригласить в компанию под государственным контролем профессионала именно из частного сектора, а не чиновника или политика. «Встать во главе компании, конечно, было большим риском для меня, но президент рисковала в 10 раз больше. Хотя это был шанс сделать действительно что-то выдающееся», – размышляет он.

Галлучио живо вспоминает, как мурашки побежали по его спине, когда ему в первый раз предложили работать в YPF. Ему позвонили и позвали на ужин с одним высокопоставленным менеджером YPF. На тот момент Галлучио был простым 24-летним стажером компании в Денвере, и ничто как будто не предвещало ему карьерного взлета, но именно в этот день он отличился тем, что пустился в длинную техническую дискуссию с тем самым топ-менеджером. В итоге он пригласил Галлучио на ужин.

«В тот день я уже ужинал. Что же, придется поужинать второй раз», – сказал он взволнованно своей жене, отправляясь на встречу. А во время ужина принял предложение о постоянной работе в YPF. «Это было самое важное решение в моей жизни», – уверен Галлучио.

С Repsol и без нее

$14 млрд – сумма дивидендов, полученных Repsol от участия в YPF. $90 млн получило правительство Аргентины в виде дивидендов после национализации YPF.
Законопроект о национализации YPF внесла в парламент Аргентины президент Кристина Фернандес де Киршнер. Власти Аргентины посчитали, что компания недостаточно инвестирует в нефтедобывающую отрасль, выводя прибыль за пределы страны в виде дивидендов, а также экспортирует слишком много нефти для получения выгод от мировых цен вместо поставок на внутренний регулируемый рынок. «Если будет продолжаться такая политика – опустошение месторождений, отсутствие геологоразведки и инвестиций – у страны не будет будущего, и не из-за отсутствия ресурсов, а из-за бизнес-политики», – сказала де Киршнер (цитата по Reuters).
В 1999 г., когда Repsol стала основным владельцем YPF, в Аргентине было добыто 41,8 млн т нефти. За последующий 15-летний период максимум добычи пришелся на 2001 г. – 43,7 млн т. С этого времени она ежегодно снижалась и в 2012 г., когда Аргентина национализировала YPF, составила 30,4 млн т. В 2014 г. в Аргентине добыто 29,5 млн т.

Из-за командировки на месторождение Комодоро-Ривадавия, расположенное на негостеприимном южном побережье Аргентины, ему пришлось пропустить рождение сына, сокрушается Галлучио. «Но зато я получил неоценимый технический опыт, который стал основой моей карьеры», – утешает он себя.

По иронии судьбы его первый контракт в YPF истекал в том году, когда ее купила Repsol. Это было в 1999 г. Примечательно и то, что после длительного отбора Repsol выбрала именно его лицо для рекламной имиджевой кампании бизнеса в Аргентине. Будучи до мозга костей нефтяником, Галлучио был разочарован отсутствием истинной нефтегазовой культуры в Repsol и в итоге решил сменить место работы и уйти в Schlumberger.

В конечном счете Галлучио поистине стал лицом YPF уже после возвращения в компанию. А второй приход в YPF во многом случился благодаря его брату, который в свое время уговорил губернатора его родной провинции Серхио Уррибарри привлечь Мигеля в советники по вопросу развития сланцевой добычи.

Галлучио предстояло убедить губернатора, что запасы сланцевого газа в Междуречье – это, конечно, благо, но за время губернаторского срока в Междуречье не удастся построить рентабельный бизнес, ухмыляется он. И хотя это была задача не из простых, губернатор внял его доводам. По счастливой случайности тот самый губернатор оказался и близким доверенным лицом нынешнего президента страны. И, судя по всему, он настолько был впечатлен знаниями Галлучио, что предложил его кандидатуру в список номинантов на пост генерального директора.

Знающие люди утверждают, что ключевым фактором назначения Галлучио был именно его профессионализм в нефтегазовом бизнесе. «YPF очень повезло заполучить такого профессионала, как Галлучио», – уверен председатель британской нефтяной компании BG Group Эндрю Гулд, который работал с ним вместе, будучи генеральным директором Schlumberger. «Он хороший инженер, у которого также есть выдающиеся способности определять и реализовывать бизнес-планы. Он умеет одновременно расположить к себе сотрудников и спровоцировать жаркие споры, в результате которых находится правильное решение», – продолжает Гулд.

Тем не менее, прежде чем заняться непосредственно администрированием и взять на себя руководство YPF, Галлучио, по его собственному признанию, необходимо было согласовать позиции и соблюсти политические нюансы процесса управления крупной госкомпанией. Ему нужно было быть полностью уверенным в том, что президент страны разделяет его видение на будущее YPF как гибридной компании, где контроль принадлежит государству, но при этом сильна культура частного бизнеса.

Проекты России в Аргентине

В 2013 г. Gazprom Marketing & Trading выиграла тендер на поставку в Аргентину в 2014–2015 гг. 15 партий СПГ общим объемом 1 млн т. Объем торговых операций «Газпрома» со сжиженным природным газом в 2014 г. вырос более чем в 5 раз по сравнению с 2013 г. благодаря поставкам СПГ в Аргентину в зимний период.
В декабре 2014 г. консорциум компаний с участием «Интер РАО экспорта» совместно с аргентинскими компаниями Helport Chediack, Panedile, Eleprint, Hidroelectrica Ameghino и испанской Isolux Ingenieria выиграл тендер на строительство в Аргентине новой ГЭС «Чиуидо-1». ГЭС «Чиуидо-1» будет иметь четыре турбины, общая проектная мощность которых составит 637 МВт. В рамках проекта ВЭБ предоставит заем на $1,2 млрд на 20 лет. Объем российских инвестиций составляет около $2 млрд. Еще одним важным проектом станет поставка энергетического оборудования для ГЭС «Чиуидо» российской компанией «Силовые машины».
В июле 2015 г. глава Министерства промышленности и торговли России Денис Мантуров в ходе встречи с министром промышленности Аргентины Деборой Джорджи подписал две дорожные карты, которые предусматривают организацию в Аргентине совместного производства автомобильных газовых наполнительных компрессорных станций, которые будут поставляться в Россию и страны Латинской Америки. В сфере химической промышленности планируется согласовать поставку продукции фирмы «Август» в Аргентину, а в машиностроении – троллейбусов производства компании «Тролза».
В апреле 2015 г. на совместной пресс-конференции с главой Аргентины Кристиной Киршнер Владимир Путин анонсировал создание совместного предприятия по производству в Аргентине нефтяного оборудования. «Уралмашзавод» осуществляет производство оборудования для металлургии, горно-, нефте- и газодобывающей промышленности, промышленности строительных материалов и энергетики.
Также в апреле 2015 г. гендиректор АО «Росатом» Сергей Кириенко и министр федерального планирования и госинвестиций Аргентины Хулио Де Видо подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в сооружении атомной электростанции на территории Аргентинской Республики.
В общей сложности с 2004 по 2013 г. Россия направила в Аргентину $50,41 млн инвестиций (данные Росстата).

СвернутьПрочитать полный текст

По его мнению, успех был бы попросту невозможен, если бы он не получил поддержки от президента и ее окружения. В их числе был и министр экономики Аксель Кисиллоф, в прошлом профессор университета, который увлекался Карлом Марксом. Но тонкости диалога с окружением президента Галлучио не раскрывает.

Ставка президента на Галлучио, судя по всему, оправдалась. За последние три года компании удалось переломить тенденцию к снижению добычи нефти и газа, в результате выросла и прибыль YPF, и цена ее акций. Прогресс был также достигнут и в разработке одного из крупнейших в мире месторождений сланцевых ресурсов – Вака-Муэртa в Патагонии.

Галлучио гордится акцентом компании на новых технологиях – это то, что он привнес в YPF. Традиционно это всегда было отдано на откуп сервисным компаниям, таким как Schlumberger.

Галлучио вскакивает со своего кресла, чтобы продемонстрировать образцы специального песка – материала, который способен сделать процесс гидроразрыва пласта более эффективным. Этот материал был разработан в исследовательской компании Y-TEC, которую он основал.

YPF S.A.

Нефтегазовая компания
Акционеры (данные компании на 20 марта 2015 г.): министерство экономики и финансов Аргентины (51%), Карлос Слим Элу и члены его семьи (5,61%), в свободном обращении – 43,38%. Капитализация – $15,3 млрд. Финансовые показатели (первое полугодие 2015 г.): выручка – 74,3 млрд песо ($8,4 млрд), чистая прибыль – 4,4 млрд песо ($501,5 млн). Операционные показатели (первое полугодие 2015 г.): добыча нефти – 44,99 млн баррелей (6,1 млн т), газа – 8 млрд куб. м. Доказанные запасы (на 31 декабря 2014 г.): нефти – 601 млн баррелей (81 млн т), газа – 84,4 млрд куб. м.

«YPF является образцом того, как можно эффективно сочетать элементы государственного и частного бизнеса», – считает Галлучио. По его мнению, главная цель правительства – обеспечить энергетическую независимость Аргентины и одновременно наращивать стоимость компании и отдачу акционерного капитала. Чтобы выполнить обе задачи, нужно увеличивать объемы добычи и резервы, а для этого требуются инвестиции, считает Галлучио. «Понятно, что мы помогаем и нашей стране, и нашим инвесторам чувствовать себя счастливыми», – отмечает он.

Но это еще только начало, убежден Галлучио. Несмотря на впечатляющие результаты работы YPF, цель Аргентины – превратиться в энергетически самодостаточную страну – пока еще далека от реализации, и эту задачу становится сложнее выполнить из-за падения цен на нефть, поскольку это снизило привлекательность инвестиций в нефтегазовый сектор. Аргентине потребуются огромные вложения, чтобы реализовать свой потенциал сланцевых ресурсов. «YPF способна улучшить экономику страны, именно поэтому важно правильно выстроить бизнес компании, – считает Галлучио. – YPF, по сути, способна изменить историю Аргентины».

FT, 2.08.2015, Екатерина Кравченко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать