Политика
Бесплатный
Екатерина Кравченко|Нина Ильина
Статья опубликована в № 4006 от 02.02.2016 под заголовком: «Франция хочет налаживать контакты с Россией вне зависимости от политики»

«Наша цель – выйти из тупика»

Почему молодому министру экономики Франции Эммануэлю Макрону прочат большое будущее в политике и что этому может помешать

Эммануэль Макрон, бывший инвестбанкир и один из руководителей предвыборной кампании президента Франсуа Олланда, называет себя убежденным современным социалистом. 38-летний министр экономики, промышленности и цифровых технологий Франции выступает за обновление Франции, создание единого бюджета для еврозоны и возвращение к партнерству Евросоюза с Россией. «Макрон – фигура очень яркая и многообещающая, он пример типичной карьеры выходца из элитных кругов, успел поработать и в государственном, и в частном секторе», – говорит руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский. The Times уже назвала Макрона будущим президентом Франции. Если это и произойдет, то не на ближайших выборах 2017 г. Тут Макрон должен своими действиями поддержать нынешнего президента Франсуа Олланда. Конечно, если за это время сам Олланд не отправит Макрона в отставку – уж слишком самостоятельную и зачастую жесткую политику проводит молодой министр.

На передовой кризиса

Макрон родился в 1977 г. в Амьене в семье профессора неврологии, преподававшего в Universite de Picardie Jules Verne. Среднее образование Макрон получил в элитном лицее Анри IV в Париже, высшее по специальности «философия» – в Парижском университете Universite de Paris Ouest Nanterre La Defense. В 2004 г. окончил престижную Национальную школу администрации, среди выпускников которой ведущие французские политики. В 2004–2008 гг. работал финансовым инспектором в министерстве экономики Франции, затем пошел работать инвестбанкиром в Rothschild & Cie Banque. В числе его сделок была покупка Nestle компании Pfizer. В 2006–2009 гг. он активно участвовал в политической деятельности и состоял в социалистической партии. В политику в новом статусе Макрон вернулся в 2012 г., когда стал руководителем аппарата Олланда. Министром экономики был назначен в августе 2014 г.

Макрону нужно искать новые опоры роста для французской экономики, которая три года пребывала в стагнации. Экономический рост Франции остается анемичным, уровень безработицы вдвое выше, чем в Германии и Великобритании (данные Организации экономического сотрудничества и развития, ОЭСР). Франции нужно провести очень много реформ в экономике и это главная задача для министра Макрона, напутствовала его директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард.

В начале 2014 г. французский президент Олланд заявил о резком изменении экономической политики, провозгласив себя либеральным реформатором, и произвел перестановки в кабинете министров.

«Макрон стал министром экономики Франции в то время, когда в стране разгорался конфликт по поводу выбора дальнейшего пути развития страны, – говорит старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Евгений Осипов. – Полтора года назад камнем преткновения в экономике Франции стал вопрос о том, соблюдать или нет пакт стабильности ЕС, по которому дефицит бюджета страны не должен превышать 3%. Экономисты разделились на два лагеря – тех, кто считал, что обязательства перед ЕС соблюдать необходимо, и тех, кто полагал, что стимулирование экономического роста через увеличение расходов для страны важнее». Предыдущий министр экономики – Арно Монтебур в отличие от Макрона был настроен против пакта стабильности.

Макрон политик не узконационального, а европейского масштаба. Его волнует состояние экономики не только Франции, но и всего Евросоюза. Одна из его любимых идей – конвергенция экономической политики европейских стран для усиления общих преимуществ стран блока. По его словам, в политике есть расхождения у всех членов ЕС, даже у ключевых экономик блока – Германии и Франции, но, несмотря на разницу во взглядах, нужно подталкивать экономическую конвергенцию. «Выход из этого кризиса должен восстановить исторический проект большой Европы», – убежден он (цитата по «Вестям»).

Нужен единый финансово-экономический и политический союз, уверен Макрон. Среди первоочередных задач для еврозоны он ратует за создание единого бюджета и назначение единственного министра финансов.

Экономика и выборы

Одна из главных проблем, тормозящих развитие французской экономики, – трудовое законодательство, отмечают аналитики Economist Intelligence Unit (EIU). Французская экономика медленно оправляется от кризиса 2008 г. и, если бы не снижение цен на нефть, динамика была бы хуже в 2015 г., пишут они. По их данным, ВВП Франции вырос на 1,1% в 2015 г. и, если низкие цены на нефть сохранятся, рост ВВП ускорится до 1,3% в 2016 г. и составит в среднем 1,7% в 2017–2020 гг.

Здесь Макрон уже успел прославиться. Одно из его достижений – проект либерализации трудовых отношений, принятый в декабре 2014 г.: в числе прочих были изменены правила работы по воскресеньям и требования для регулируемых профессий (например, фармацевты, нотариусы), были сняты некоторые ограничения для выдачи водительских прав, регулирования авторынка и т. д.

Сейчас перед Макроном стоит более сложная задача – балансировать между интересами профсоюзов и предпринимателей, считает Рубинский: «Темпы роста во французской экономике чрезвычайно низкие, менее 1%, при этом много лет существует проблема высокой безработицы и отрицательного торгового баланса. Макрон пытается договориться с предпринимателями, предоставляя им существенные льготы и повышая их конкурентоспособность на мировом рынке в обмен на расширение занятости, т. е. на снижение количества увольнений и обучение новых работников на предприятиях».

Также Макрону приходится решать проблему большого количества льгот в отдельных видах профессий, которые создают нерыночные барьеры в отраслях, и высокой степени бюрократизации бизнеса. «Многие левые видят в Макроне настоящего черта, ведь он из элитной среды, а помимо этого является таким «правым либеральным левым» и проводит такую же политику, урезая некоторые льготы. Однако Олланду именно сейчас и нужен такой человек, для того чтобы перетянуть часть электората у правого пугала – «Национального фронта» Ле Пен», – отмечает Рубинский.

В преддверии президентских выборов 2017 г. Олланд провозгласил главной целью в экономике снижение безработицы до 7%. «Этой цели Олланд не мог достигнуть за период нахождения у власти, теперь в преддверии выборов объявил о введении чрезвычайного положения в экономике. Сможет или нет президент добиться поставленной цели – экономическая карта сыграет большую роль в том, отдадут ли французы свои голоса за социалистов», – отмечает Осипов. Эту задачу тоже нужно решить Макрону.

«Теракты 2015 г. кардинально поменяли политику в стране: сейчас французы думают не о пакте стабильности, а в первую очередь об увеличении безопасности – а значит, росте расходов на оборону и безопасность – и о дополнительных расходах для стимулирования роста. Впервые у правительства Олланда есть карт-бланш на проведение такой политики, он готов пойти на рост дефицита и инфляции, что точно не станет позитивным явлением в среднесрочной перспективе, однако даст ему дополнительные очки на выборах», – считает Осипов. Эксперт указывает, что под лозунгом борьбы с терроризмом французские политики менее восприимчивы к давлению со стороны Германии, которая и настаивала ранее на бюджетных ограничениях. У Макрона есть хорошие шансы проводить реалистичную экономическую политику, и его заявления не будут считаться популистскими.

Макрон против Гона

Макрон произвел фурор во всем мире конфликтом с менеджментом Renault-Nissan.

Правительство Франции увеличило в апреле 2015 г. долю в Renault с 15 до 19,7%, что вызвало негативную реакцию как со стороны Renault, так и со стороны Nissan (альянс Renault-Nissan был создан в 1999 г., Renault владеет 43,4% акций Nissan, японский концерн – 15% Renault без права голоса). Доля не будет снижена, до тех пор пока стоимость акций автопроизводителя не вырастет, категоричен Макрон.

Правительство хотело помешать планам автопроизводителя сохранить систему голосования акционеров «один голос за одну акцию». По принятому годом ранее «закону Флоранж» (назван так из-за города, где в 2012 г. закрылся завод ArcelorMittal) акционеры, владеющие долей в публичной компании минимум два года, автоматически должны получать два голоса за одну акцию. У компаний есть возможность избежать этого, если их акционеры примут соответствующую резолюцию. Руководство Renault собиралось это сделать, а министерство экономики, которое возглавляет Макрон, решило скупить дополнительные акции, чтобы заблокировать резолюцию. Что ему и удалось на годовом собрании Renault 30 апреля.

«Я очень хочу отмены санкций»

Франция, по словам Макрона, несмотря на санкции, не снижала активности на российском рынке: «Наши команды эти два года продолжали работать – техническая работа не прерывалась. Развиваются и деловые отношения, и торговые, и культурные, и университетские». Идею отмены санкций поддерживают и другие чиновники страны. «Я очень хочу отмены санкций, президент Франции Франсуа Олланд этого хочет, да и все правительство разделяет эту точку зрения. Мы все сделали для того, чтобы ограничения были отменены», – сказал министр сельского хозяйства Франции Стефан ле Фоль (цитата по Le Monde). Научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Евгений Осипов сомневается насчет отмены санкций: «Ни сам Макрон, ни даже Олланд это сделать не могут, вопрос решается в Берлине, а не в Париже. Однако французское сельское хозяйство сильно пострадало от санкций, и президент может использовать улучшение ситуации как игру в свою пользу на президентских выборах 2017 г. Французы уже несколько месяцев на разных уровнях говорят о возможной отмене санкций летом 2016 г., по крайней мере они на это настроены и будут этому способствовать».

Об истинных причинах противостояния гендиректора Renault-Nissan Карлоса Гона и Макрона можно только гадать, но правительству Франции не понравился размер вознаграждения топ-менеджера Renault за 2014 г. в размере 7,22 млн евро ($8,1 млн), что почти в три раза превышает оплату его труда за 2013 г. – 2,67 млн евро, говорили ранее источники Bloomberg. Вознаграждение Гона за 2014 г. было утверждено годовым собранием 2/3 голосов.

Правительство обещало продать акции после голосования, но из-за падения биржевого курса отложило процесс. Он заявил, что Франция отказывается от сокращения доли в Renault (правительству сейчас принадлежит 19,7% акций компании). Продавать акции с убытком правительство не собирается, сказал Макрон Reuters.

Renault начала ответную атаку. Компания объявила, что усиление влияния государства ухудшает отношения с Nissan. Второй и более крупный член альянса добивается увеличения доли во французской компании и получения права голоса, которого не имел прежде (Renault обладает эффективным контролем в японской компании через 43,4% акций, в то время как Nissan, владеющий 15% акций Renault, не имеет никаких прав голоса).

Французская пресса сравнивала переговоры государства и компании с затянувшейся партией в покер. Только в середине декабря 2015 г. было объявлено, что Франция ограничится 20% голосов в компании при решении большинства вопросов нестратегического характера – операционной деятельности и номинирования кандидатов в совет. Renault не будет проводить более тесного сближения с Nissan, увеличивая перекрестное владение акциями.

Но в начале января акции Renault рухнули на 25% после сообщения AFP об обысках в компании, которые провели сотрудники дирекции по конкуренции, защите прав потребителей и предотвращению мошенничества (DGCCRF) при министерстве экономики. Поводом стали результаты проверки другого министерства – экологии, которое после «дизельгейта» Volkswagen начало тестирование 100 автомобилей французского рынка, в том числе 25 моделей Renault.

Инвесторов немного успокоила министр экологии Сеголен Руаяль, заявившая, что у некоторых машин производителя действительно найдены повышенные выбросы вредных веществ, но нет никаких нелегальных устройств или программ, занижающих показатели выбросов при проверке на токсичность.

Скандал с Renault – частный случай общей проблемы французской экономики, считает Рубинский: «Компания была приватизирована, и ей дали два года для исправления сложной финансовой ситуации, с чем она не справилась». Макрон занял жесткую позицию, показывая, что спасение государством частной компании стоит больших денег и оно не готово пойти на это даже для сохранения занятости. Договориться с бизнесом, не урезая рабочие места, – одна из главных дилемм французской экономики сегодня, отмечает он.

Рискованные заявления

Макрон не боится отстаивать свои взгляды. Он выступает за отмену 35-часовой рабочей недели во Франции. На форуме в Давосе он заявил, что новый законопроект, который должен быть принят в этом году, «де-факто» отменит закон о 35-часовой рабочей неделе, поскольку компании смогут договариваться с сотрудниками о размере оплаты сверхурочного труда. По его словам, это позволит обеспечить «гибкость». В среднем люди работают 37–38 часов; французы работают больше, чем немцы, но сильно отстают от американцев, ссылается Макрон на данные ОЭСР. Позицию Макрона уже раскритиковали мэр Парижа и премьер-министр Франции.

Будущее Макрона в правительстве зависит от президента Олланда, которому необходимо определиться с приоритетами – реформировать экономику или поддержать социалистов, которые ясно дали понять, что им не очень нравится 38-летний министр после его заявлений в Давосе, пишет FT.

Макрон сыграл важную роль в улучшении в глазах глобальных инвесторов имиджа Франции, который ранее был подпорчен повышением налогов и антикорпоративной риторикой. Также он помог Олланду продавить социал-демократические идеи в самой партии, пишет FT. Но до президентских выборов остается 15 месяцев, и ожидается, что лидер правого «Национального фронта» Марин Ле Пен выйдет во второй тур. «Олланду необходимо гарантировать себе в первом туре как можно больше голосов среди левых избирателей, – говорит Лоран Буве, политолог из Университета Версаль-Сен-Кантен-ан-Ивелин. – Макрон очень популярен среди правоцентристов, но эта популярность не принесет голосов Олланду».

Олланду придется уступить социалистам-консерваторам, которые захотят «избавиться от Макрона или приструнить его», утверждает Буве. Поэтому Макрон может быть принесен в жертву во время ожидаемых перестановок в правительстве в феврале.

Уже были признаки того, что Олланд разочаровался в Макроне. Как пишет FT со ссылкой на знакомых с ситуацией людей, после ноябрьских терактов в Париже и ошеломляющих результатов «Национального фронта» на региональных выборах в декабре Макрон настаивал на новых экономических реформах, в том числе на создании рабочих мест для людей с низкой квалификацией. Но вместо этого Олланд предпочел бороться с безработицей с помощью схем подготовки кадров и субсидий.

Отставка Макрона будет тревожным сигналом для иностранных инвесторов, сказал FT Брюно Котре, профессор парижского Института политических исследований: «Это будет свидетельствовать о том, что реформы приостановлены».

Взаимное тяготение

На прошлой неделе Макрон побывал в Москве. В ходе визита были подписаны: меморандум о взаимопонимании между фондом «Сколково» и компанией EdF в области создания умных городов, энергоэффективности и защиты окружающей среды, хранения энергии, оптимизации управления сетями и электротранспорта; договор о сотрудничестве между РФПИ и CDC International Capital; лицензионный договор Уральского завода гражданской авиации (УЗГА) с Airbus на производство в России вертолетов Airbus Helicopters H135 и контракт на поставку четырех вертолетных комплектов для вертолета Airbus Helicopters H135; cоглашение между компаниями «АО «УЗГА» и «Турбомека» о техническом ремонте двигателей Arrius B2BPlus; меморандум о взаимопонимании по сборке двигателей Arrius B2BPlus на УЗГА; меморандум о взаимопонимании между «НПО Связь проект» и Enensys Technologies.

Он стал четвертым французским высокопоставленным чиновником, приехавшим Россию за последние три месяца. Цель частых визитов, по его словам, «выйти из тупика». По данным ЦБ, в 2014 г. в общем объеме прямых иностранных инвестиций в Россию доля Франции составила 9,1%. Россия всегда была крупным торгово-экономическим партнером Франции, но санкции Запада внесли коррективы: внешнеторговый оборот между Россией и Францией в январе – ноябре 2015 г. сократился на 38,9% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года и составил $10,4 млрд. Отечественный экспорт во Францию сократился на 28,7% до $5,1 млрд, импорт из Франции в Россию упал на 46,4% до $5,3 млрд. По подсчетам министерства сельского хозяйства Франции, только ущерб от эмбарго для французского свиноводства составил около 44 млн евро. Российские прямые инвестиции во Францию сократились с $523 млн в 2014 г. до $50 млн в первом полугодии 2015 г. «Мы все за возвращение нормальных отношений», – заявил в Москве Макрон. Он надеется, что санкции в отношении России могут быть сняты уже к лету, в случае если Москва выполнит условия минских соглашений по Украине. С министром экономики Алексеем Улюкаевым Макрон обсудил совместные проекты в энергетике, включая атомную, космосе и авиастроении, транспорте и сотрудничество в инновационной сфере. 2015 год был не самым благоприятным годом для торгово-экономических отношений России и Франции, отметил Улюкаев: «Мы должны действовать в интересах нашего бизнеса – французского и российского, который в последние годы сталкивается не только с проблемами объективными, но и с субъективными – политического свойства, связанными с введением санкций и контрсанкций. Все чувствуют усталость от такого негативного развития событий, ищем возможности для того, чтобы перейти в позитивную плоскость». В числе примеров успешного сотрудничества Улюкаев назвал участие французских компаний в подготовке инфраструктуры к чемпионату мира по футболу 2018 г., совместные проекты по строительству локомотивов, в атомной промышленности и вертолетостроении. «У Франции есть стремление налаживать экономические контакты с Россией вне зависимости от политической ситуации», – поддержал Макрон.

В подготовке статьи участвовали Геннадий Анисимов и Алексей Невельский