Политика
Бесплатный
Генри Фой
Статья опубликована в № 4043 от 29.03.2016 под заголовком: «Я враг номер один этой системы»

«Я враг номер один этой системы»

Миллиардер Андрей Бабиш, самый яркий и противоречивый чешский политик. Почему он ненавидит политику, но не может из нее уйти

В Центральной Европе не так много столь влиятельных и неоднозначных фигур, как 61-летний Андрей Бабиш. Он сделал успешную карьеру в бизнесе (второй по размеру состояния предприниматель в Чехии с $2,7 млрд) и политике (сейчас он вице-премьер и министр финансов Чехии). Встреча с ним с первой минуты обескураживает. У Бабиша хмурое лицо, глаза полны возмущения. В руках – толстая кипа газет. Я даже не успеваю присесть, как он выпаливает, тряся перед моим лицом газетами: «Я понял, вы пишете полную чушь. Все, что здесь написано, неправда». Бабиша разозлила моя статья о расколе между Западной и Восточной Европой, который произошел из-за притока беженцев и мигрантов в Европу. В одном лагере находится Германия и остальные страны Западной Европы, которые выступают за квоты для мигрантов по странам. В другом – страны Восточной Европы во главе с популистскими и консервативными лидерами, такими как премьер-министры Венгрии Виктор Орбан и Словакии Роберт Фицо, которые активно используют громкую антиэмигрантскую риторику и выступают за закрытие границ.

«Вы пишете, что я потребовал закрыть границы. Это неправда! Я просил закрыть только внешнюю границу [ЕС], – говорит он раздраженно. – Вы здесь пишете, что я сказал: мы должны использовать вооруженные силы, чтобы остановить миграцию. Я не говорил такого. Я сказал, что мы должны использовать вооруженные силы против контрабандистов. Это две большие разницы».

Но Бабиш ошибается. Я не писал, что он призывал к этому. Но он совсем не слышит моих возражений, и мне становится ясно, что на меня обрушилась заготовленная тирада. «Добавление моего имени в эту статью про Орбана и Фицо совершенно неправильно», – продолжает настаивать Бабиш.

Правильные инвестиции

Он родился в 1954 г. в Братиславе. До назначения на госдолжности в январе 2014 г. был председателем правления и генеральным директором собственной компании Agrofert. Это третья по размеру выручки компания в Чехии. В данный момент Agrofert объединяет более 250 компаний в 18 странах. Основные сферы деятельности Agrofert – сельское хозяйство, производство продуктов питания, химическая промышленность, гражданское строительство, возобновляемые источники энергии, лесное хозяйство, добыча и переработка древесины, медиа.

Пять лет назад Бабиш потратил около 4,5 млн евро на создание общественного движения Аno (в переводе с чешского означает «да»), которое сплотило тех, кто был недоволен ситуацией в стране. Конец коррупции, теплые отношения между властью и бизнесом – с этими лозунгами движение Ano набрало 19% голосов на выборах 2013 г. и стало вторым по величине блоком в парламенте. А Бабиш при формировании нового правительства стал вице-премьером.

Но многие считают, что взобраться на вершины власти ему помогли не лозунги, а правильные инвестиции, прежде всего в медиа. За четыре месяца до выборов Agrofert приобрела медиагруппу, в которую входят влиятельные газеты Mladá fronta Dnes и Lidové noviny, интернет-портал iDNES.cz с 4 млн читателей в месяц и радио- и телевизионные каналы.

Журналисты стали называть Бабиша Babisconi, намекая на схожесть с бывшим премьером Италии Сильвио Берлускони, который использовал свою медиаимперию для того, чтобы влиять на политику в Италии.

«Посмотрите, я эмигрант, – не унимается Бабиш, продолжая развивать тему эмиграции. – Я пять лет жил в Марокко. У меня там много друзей. У меня никогда не было проблем с мусульманами. Но сколько мигрантов мы принимаем? Нам надо проводить отбор эмигрантов за пределами Европы. В Турции. Нам нужен остров Эллис (самый крупный пункт приема иммигрантов в США с 1 января 1892 г. по 12 ноября 1954 г., расположенный в устье реки Гудзон в бухте Нью-Йорка. – «Ведомости»)». В последние полгода подобная риторика стала популярной во многих столицах стран Евросоюза, особенно после того, как в странах Западной Европы стало нарастать недовольство планом Германии открыть границы ЕС для эмигрантов, одновременно ужесточив правила для въезда. «В конечном итоге каждая страна делает как раз то, что я предлагал в мае, – говорит Бабиш. – Я оказался прав. Было понятно, что введение квот для мигрантов стало для них еще одним приглашением, после того как мадам Меркель сказала, что они могут приезжать».

«Многие хотят моей смерти»

Многим нравится жесткая манера поведения Бабиша. Он прочно обосновался на первой строке в национальных рейтингах самых популярных политиков страны. Предложенные им реформы и меры по пресечению ухода от налогов позволили увеличить налоговые сборы на сотни миллионов евро, а также сократили уровень внешнего долга Чехии. Инвесторы теперь считают покупку облигаций страны выгодной.

Бабиш подстегнул ряд инфраструктурных проектов, которые раньше буксовали, например строительство первой скоростной дороги до Вены. Он обещает сделать сбалансированным бюджет уже к 2019 г.

Чешские миллиардеры по версии Forbes

Петер Келлнер, состояние – $11 млрд (1-е место в Чехии, 96-е в мире), сферы деятельности – банки, страхование.
Андрей Бабиш, состояние – $2,7 млрд (2-е место в Чехии, 688-е в мире), сферы деятельности – сельское хозяйство, управление недвижимостью, строительство.
Радован Витек, состояние – $1,77 млрд (3-е место в Чехии, 959-е в мире), сфера деятельности – нефтегазовый сектор.
Карел Комарек, состояние – $1,71 млрд (4-е место в Чехии, 1121-е в мире), сферы деятельности – сельское хозяйство, управление недвижимостью.
Павел Тыкач, состояние – $1,24 млрд (5-е место в Чехии, 1476-е в мире), сфера деятельности – добыча угля, управление недвижимостью.

Но многие чешские политики, если их попросить высказаться на его счет, никогда не вспомнят его достижения, а начнут сразу говорить, что он – симпатизирующий русским мошенник с мутным прошлым, который использовал государственные активы для того, чтобы разбогатеть, а затем на эти деньги купил власть в стране.

В конце 90-х Бабич действительно приобрел государственную Agrofert, которая впоследствии стала основой его большого холдинга. Сделка была непрозрачной, формально покупателями выступали зарегистрированные в Швейцарии компании. Источники финансирования сделки также были неясны. В суде было начато разбирательство обстоятельств покупки Agrofert. Но в итоге дело было закрыто.

Политические оппоненты обвиняли Бабиша в том, что он является агентом коммунистов или спецслужб. Но суд в 2014 г. вынес решение, что даже если он и выступал в чьих-то интересах, то делал это непреднамеренно.

«Они нападают на меня, используя любой повод, – пожимает плечами Бабиш в ответ на просьбу прокомментировать обвинения в его адрес. – Я враг номер один для этой политической системы. Но я не Babisconi. У меня нет телевизионных каналов». Это не так, напоминаю я. «Хорошо, хорошо, у меня есть музыкальный канал, – признает он. – Но я не могу использовать свои газеты. Я не сумасшедший. Я купил их за 90 млн евро и не собираюсь убивать мои инвестиции. Мои газеты полностью независимы. Конечно, возможно, есть некоторая самоцензура, но это не моя вина». Главные редактора двух газет и часть редакторов покинули издания после того, как Бабиш приобрел медиахолдинг.

«Я мог бы быть более влиятельным, если бы не занимался политикой, – продолжает Бабиш. – Тогда я мог бы использовать свои газеты и лоббировать свои интересы, влияя на политиков. Теперь я знаю, как они это делают».

В ресторан, где мы сидим, заходит бывший президент страны Вацлав Клаус. Считается, что Клаус и Бабиш ненавидят друг друга, но неожиданно они приветствуют друг друга с теплой улыбкой и даже перекидываются несколькими словами. Когда Клаус уходит, улыбка сползает с лица моего собеседника. «Это <...> самый негативный человек, – еще более неожиданно для меня произносит Бабиш. – Клаус, Калушек (Мирослав Калушек – лидер оппозиции. – «Ведомости») – все они хотят избавиться от меня».

И после некоторого раздумья добавляет с каменным лицом: «Многие хотят моей смерти». Как я узнаю позже, вскоре после нашей встречи Бабишу выделяют государственных охранников – в ответ на его жалобу, что он чувствует угрозу для жизни.

«Мой приход изменил систему»

Про своих оппонентов он говорит так: «Они меня не любят, потому что не могут контролировать. Мой приход изменил систему. И сейчас все для них стало сложнее». Бабиш контролирует 47 из 200 членов парламента.

Я спрашиваю, как он относится к утверждениям, что богатый человек не должен покупать власть в демократической системе и что миллиардер не всегда может быть хорошим министром финансов.

«Соглашусь, это необычная практика. Но я не виноват, – отвечает он. – Конечно, я бы мог нанять каких-то марионеток и управлять ими. Но это нечестно. Поэтому я вышел на авансцену, и все могут за мной наблюдать. Посмотрите на меня. Я же не невидимка. Все за мной внимательно следят. Я не сумасшедший, чтобы неправильно понимать, кто я и где я».

Бабиш говорит, что не делает ничего противозаконного – это дало бы противникам возможность воспользоваться этим против него: «Я стар. У людей меняется мотивация в разные периоды жизни, деньги меня не мотивируют. Я даже не могу истратить столько денег [сколько имею]. Мне не нужны частные самолеты, яхты, новые автомобили и вечеринки: все это не мое».

Впрочем, в его словах есть некоторое противоречие. Бабиш владеет одной из крупнейших компаний страны и признает, что «определенный конфликт интересов существует»: «Я действительно расстроюсь, если моя компания не выиграет государственный контракт. Но это бизнес-подход. В этом нет никаких проблем».

Бабиш отказался от своей министерской зарплаты в пользу благотворительного общества холдинга Agrofert, которое поддерживает родителей-одиночек.

У меня складывается впечатление, что он откровенный, самоуверенный человек, часто поражающий своей прямотой, но в его голосе звучит легкая надменность. Надо отдать ему должное: он одержал победу и в бизнесе, и на избирательных участках. При этом он вдумчивый, рассудительный, обаятельный и часто склонный к самоуничижению человек.

Двигаться вперед

Больше всего Бабиш любит слово «невероятно». Он много раз повторяет его в ходе нашей беседы. «Невероятна» и неспособность Евросоюза справиться с мошенничеством и с НДС, на котором теряется около 170 млрд евро. «Невероятна» и неспособность пограничного агентства ЕС Frontex контролировать миграционные потоки и террористические ячейки, расположенные в пригородах Парижа и Брюсселя.

Он хочет, чтобы Великобритания осталась в составе Евросоюза, но не хочет, чтобы там оставалась Греция: «Греция никогда не должна была стать членом еврозоны, и было бы лучше, чтобы у них была собственная валюта».

Он пренебрежительно отзывается о премьер-министре и партнере по коалиции Богуславе Соботке – спокойном и немногословном человеке, лишенном такой мощной харизмы, как у Бабиша.

Они с Соботкой никогда не проводят бесед с глазу на глаз, несмотря на то что вместе управляют страной почти два года, а если случайно встречаются, то приветствуют друг друга с натянутой улыбкой.

«Соботка живет в совершенно другом мире. У него совершенно иная роль в правительстве и очень удобное положение: никакой ответственности за реформу законодательства. Писать законы должны министры», – считает Бабиш.

Я спрашиваю, что он думает о собственном будущем. Многие уверены, что он станет следующим премьер-министром. Есть и те, кто считает, что его амбиции выше и он будет баллотироваться на пост президента. Бабиш отметает эти предположения: «Я хочу, чтобы существовал мир и покой, но не в президентском замке. У президента номинальные обязанности. Я из тех, кто принимает решения, и я хочу принимать решения и двигаться дальше».

Человек, который добился всего

«Я добился в своей жизни всего, что хотел. И мне не нужно убеждать себя в том, хороший я или плохой. У меня сейчас другая мотивация, – продолжает он уже почти меланхоличным голосом. – Человек всегда хочет добиться того, чего у него нет. У меня есть большая компания, я богат, я успешен в политике. Сейчас мне нужно больше времени для семьи, детей и т. д.». Бабиш женат, у него четверо детей.

Agrofert, a.s.
Agrofert, a.s.

Многопрофильный холдинг
Владелец (данные компании на 31 декабря 2014 г.) – Андрей Бабиш (100%). Финансовые показатели (консолидированная отчетность, 2014 г.): активы (на 31 декабря 2014 г.) – 111,8 млрд чешских крон ($4,9 млрд), выручка – 39,5 млрд чешских крон ($1,7 млрд), чистая прибыль – 6,1 млрд чешских крон ($269 млн).

«Я не хотел идти в политику. Я очень ею недоволен. Она разрушила мою жизнь», – произносит он со вздохом. Со стороны кажется, что он очень жалеет себя, но напрашивается вопрос, почему он все-таки пошел в политику и стал одним из высших чиновников в стране. «Это как иногда бывает с близнецами. Про одного говорят только хорошее, а про другого – только плохое, – говорит Бабиш. – Одна часть мозга говорит: да, ты все делаешь правильно и это хорошо для людей. Вторая твердит: ты глуп, у тебя нет времени для друзей, семьи, бизнеса. Ты стар, ты можешь умереть быстро».

Накануне нашего разговора Бабиш был госпитализирован из-за проблем с глазом, вызванных стрессом. Он также жалуется, что прибавляет в весе. На его лице видны глубокие морщины, заметны следы недосыпа. Если все так ужасно, почему он не бросил все и не ушел в отставку жить рядом с детьми, наслаждаться скромной жизнью миллиардера?

«Я не могу уйти в отставку! Вы что, с ума сошли? – восклицает он. – Мне бы пришлось покинуть страну. Это было бы самым большим предательством. Нет, я не могу это сделать. Мне надо закончить то, что я начал. Многие люди надеются, что я смогу изменить ситуацию. И я ее меняю».

В этом внутреннее противоречие Бабиша. Министр финансов и миллиардер, который страдает от ненависти, усталости, занимается работой, которую всю жизнь ненавидел, не может бросить все и просто жить. Он утверждает, что у него иммунитет к власти, но одна мысль о потере этой власти приводит его в ужас.

А что если он выиграет следующие выборы в 2017 г., спрашиваю я. «В следующий раз? – повторяет он, замолкая на несколько секунд. – Я не знаю. Посмотрим. Зависит от результата. Я не знаю, как долго буду жить и какой у меня будет следующий период жизни. Для меня лучше оставаться вице-премьером, который управляет всеми министрами. А премьер-министр должен заниматься внешней политикой, исполнять представительские функции, произносить речи».

Его роскошные часы Bell & Ross издают сигнал. Бабиш быстро сворачивает беседу: ему нужно срочно отправляться на сессию в парламент. «Не пишите обо всем этом», – произносит он с улыбкой, собирая газеты, встает и замирает, как будто задумавшись, что же он хотел мне еще сказать, зачем хотел со мной встретиться. «Да!.. Я не Орбан. Это неверно», – напоминает он мне начало нашей беседы, накидывая плащ на руку, и направляется в сторону двери.

Перевела Екатерина Кравченко

Читать ещё
Preloader more