Политика
Бесплатный
Анна-Сильвен Шасани
Статья опубликована в № 4195 от 02.11.2016 под заголовком: «Мы все сделаем в первые 100 дней»

«Мы все сделаем в первые 100 дней»

Перед президентскими праймериз во Франции правоцентрист Ален Жюппе честно объявляет о жестких экономических реформах

Ален Жюппе искренне верит: чтобы пробиться в Елисейский дворец, не нужно включать обаяние. По мере того как политическая неопределенность охватывает ЕС, он разыгрывает антипопулистскую карту. «Популизм – это обольщение, следовательно, он лжив, – сказал Жюппе FT. – Нужно попытаться выиграть, говоря правду».

«Это будет отнюдь не рок-н-ролл, – обращался он к своим сторонникам на митинге в Париже. – Все будет всерьез. Я здесь не собираюсь веселиться. Надеюсь, что вы меня вытерпите».

Бордо – город на юго-западе Франции, который уже добрых два десятка лет выбирает Жюппе своим мэром. Но даже здесь поддержка кандидата в президенты страны от правоцентристов основывается скорее на доводах разума, нежели на велении сердца. «Если он станет президентом, нам придется пострадать, знаете ли, из-за его неуступчивого характера. Но это как раз то, что сейчас необходимо Франции», – рассуждает Сильви, торговка рыбой с городского рынка Капуцинов, чья история насчитывает два века.

Тихая гавань – Бордо
Тихая гавань – Бордо

Бордо стал для Жюппе тихой гаванью, где он пережил многие превратности политической жизни. В первый раз он был мэром Бордо в 1995–2004 гг. Первые два года совмещал этот пост с должностью премьер-министра, потом сконцентрировался на управлении городом. Но в 2004 г. суд признал Жюппе вместе с рядом других функционеров и чиновников виновным в незаконном финансировании правящий партии «Объединение в поддержку республики». Речь шла о событиях времен президентской кампании Жака Ширака в 1995 г. Ширак работал мэром Парижа, а Жюппе занимал пост генерального секретаря партии и одновременно возглавлял финансовое управление парижской мэрии. Благодаря ему партия сэкономила на зарплатах – Жюппе распорядился зачислить в штат мэрии людей, которые занимались исключительно политической агитацией в пользу Ширака. Суд приговорил Жюппе к полутора годам заключения условно, на 10 лет он лишился права занимать выборные должности. Но апелляция снизила эти сроки до 14 месяцев и года соответственно. Расстроенный Жюппе уехал со второй женой Изабель и дочерью Кларой на год в Монреаль, где зарабатывал, читая лекции студентам. Но к выборам в Бордо в 2006 г. он приехал на родину и вернул доверие избирателей. С октября 2006 г. и по настоящее время Жюппе снова мэр Бордо. Этот пост он трижды совмещал со службой федеральным министром. С мая по июнь 2007 г. был министром экологии. С ноября 2010 г. по февраль 2011 г. – министром обороны, а затем до мая 2012 г. – министром иностранных дел. Не забывал Жюппе и о политике. В начале 2002 г. он стал председателем правоцентристского предвыборного блока «Союз за президентское большинство» в поддержку кандидатуры Ширака – тот выдвигался на второй президентский срок. В ноябре того же года этот блок был преобразован в партию «Союз в поддержку народного движения» (СПНД), а в прошлом году эту аббревиатуру сменили на более простое и понятное название – «Республиканцы». Что до Бордо, то, как пишет итальянская газета La Repubblica, Жюппе снес там промышленные корпуса, облагородил территорию и построил 8 км набережной. Боролся с автомобилистами и развивал общественный транспорт, в частности, открыл в центре три трамвайные линии. Бордо привлекает не только 6 млн туристов в год. В этом веке в город переехало жить 40 000 французов, в том числе из Парижа. Их притягивает качество жизни в Бордо, близость к морю и горам и транспортная доступность – со следующего года до Парижа можно будет доехать на поезде за два часа вместо сегодняшних трех.

Как многие бизнесмены и жители зажиточного города, 64-летняя Сильви ценит Жюппе, несмотря на раздражающую манеру поведения, которую многие принимают за высокомерие. 71-летний бывший премьер-министр, которого по итогам опросов общественного мнения можно назвать наиболее вероятным кандидатом от республиканцев, преобразил Бордо в центр гастрономического и художественного притяжения для американских и азиатских туристов, странствующих в поисках французского искусства жить.

«Он сделал прекрасный город! – рассуждает Сильви, вырезая филе из морского языка. – Я видела его прямо здесь на встречах. Он умен. Но он не из тех людей, которые способны бесконечно что-то обсуждать».

Остальная страна тоже, кажется, все теплее относится к строгому мужчине, который из месяца в месяц возглавляет рейтинги популярных политиков. Возможно, на двух турах выборов – 23 апреля и 7 мая следующего года эту популярность можно будет конвертировать в президентство.

А пока Жюппе предстоят праймериз 20 и 27 ноября этого года, на которых он столкнется с бывшим президентом страны Николя Саркози. Нынешний президент Франции – социалист Франсуа Олланд настолько непопулярен, что вряд ли сможет претендовать на второй тур. Это рискует оставить Жюппе лицом к лицу против лидера крайних правых Марин Ле Пен.

Судьба Жюппе представляет собой экстраординарный пример возрождения политического деятеля из пепла. В 1995 г. он стал самым ненавидимым премьер-министром в современной французской истории. Главной причиной послужила реформа пенсионной системы и социального страхования, спровоцировавшая массовые уличные протесты (Франция тогда была парализована в течение 22 дней, в итоге пенсионная реформа была отозвана, но социальное страхование все-таки изменено. – «Ведомости»). Почти 10 лет спустя суд, казалось, констатировал политическую смерть Жюппе даже как мэра Бордо (см. врез). Но после истории с приговором зануда-выпускник Высшей нормальной школы (Normale Sup), Института политических исследований (Sciences Po) и Национальной школы администрации (ENA), которого называли ходячим компьютером, стал более человечным, удивляется городской советник от зеленых Дельфин Жаме: «Он смягчил свои самые резкие черты». Но она замечает, что Жюппе по-прежнему легко впадал в гнев, когда она и ее коллеги-социалисты начинали придираться к городскому бюджету.

Жюппе не отрицает всего этого. «Я могу быть бесцеремонным, но никогда не был самодовольным», – сказал он в одном из документальных телефильмов о самом себе. А когда его спросили о тех, кто называет его слишком занудным, Жюппе мгновенно нашелся: «Пошлите их к черту!»

«Я пытаюсь быть собой, не играя на зрителей. Думаю, что люди ценят – так это искренность», – добавил Жюппе в разговоре с FT.

Мэр Бордо считает, что ему на руку недавние политические события в Европе, укрепляя его доводы о необходимости Франции кандидата, символизирующего стабильность и опыт. Политические волнения в Великобритании после Brexit он использует как пример опасности, которую таят в себе набирающие силу на континенте популистские партии типа «Национального фронта». И добавляет: результаты левого блока Unidos Podemos, показавшего этим летом на выборах в Испании результаты куда хуже, чем им предрекали, доказывают, что Brexit дал отрезвляющий эффект. «Я был поражен тем, как на следующий день [после референдума в Великобритании] люди говорили: «Это не то, что нам обещали». Люди склонны мыслить здраво. Возмущение – это не метод управления».

Политические аналитики считают, что рост популярности Жюппе отражает главную тенденцию – тревожность избирателей. Становится все больше тех, кто чувствует разочарование и начинает симпатизировать крайним партиям. Антипопулистская риторика успокаивает ядро электората, которое создает почву под ногами.

Критики Жюппе из правого лагеря доказывают, что он – политик статус-кво, который не проведет во Франции столь необходимую ей шоковую терапию.

После «показушного» президентства Саркози (так его окрестил ряд СМИ после того, как в первые дни после победы на выборах 2007 г. Саркози закатил праздничный обед в роскошном ресторане Fouquets на Елисейских полях, а потом отправился отдохнуть на яхте своего друга-миллионера Венсана Боллоре. – «Ведомости») и Олланда, которого вечно обвиняли в отсутствии должной подготовки к высокому посту, старомодный профессорский подход Жюппе оказался близок к представлениям французских избирателей о том, каким должен быть президент. Годы, проведенные Жюппе в кресле премьер-министра, министра обороны и министра иностранных дел, дали ему ценный опыт. А время, когда он был политическим парией, создало ему образ человека со стороны, а не из системы. По словам директора Французского института общественного мнения Жерома Фурке, в людях так глубоко укоренилось недоверие к политическому руководству страны, что вынесенный когда-то Жюппе приговор выглядит менее подозрительно, чем ситуация с Саркози, против которого был подан не один иск, но, не будучи признанным виновным, он твердит о своей непорочности.

«Уравновешенность, опыт и серьезность Жюппе неожиданно понравились центристам во многом из-за слабой политической альтернативы, – рассуждает Фурке. – Французы говорят: «Мы не хотим того, кто заставляет нас мечтать. Мы хотим того, кто не заставляет нас стыдиться и делает свою работу». Жюппе не гламурен, но больше других заслуживает доверия».

Принадлежащий к поколению беби-бумеров Жюппе родился в Мон-де-Марсане, средних размеров городе в 100 км к югу от Бордо. Отец был фермером и ярым голлистом. Мать – истовая католичка. Сам Жюппе является продуктом французской системы гособразования в лучшем виде. Окончив самые престижные образовательные учреждения страны, он в 1976 г. попал в кабинет тогдашнего премьер-министра Жака Ширака. Выходные он просиживал над написанием речей для Ширака, что положило начало их тесным отношениям, которые длятся и поныне.

Жюппе готовился к президентской гонке два года. В частности, за это время он издал три книги, раскрывающие его взгляды на образовательную систему, дипломатию и экономику Франции. Нынешнее мировоззрение Жюппе недалеко ушло от радикальных предложений, с которыми он выступил на посту премьер-министра в 1995 г. Его рецепт по стимулированию второй по величине экономики еврозоны включает уменьшение госрасходов в течение ближайших лет на 100 млрд евро. Это вдвое больше, чем стремится достичь правящее социалистическое правительство. Жюппе также хочет сократить 250 000 госслужащих, поднять пенсионный возраст с 62 до 65 лет, вернуть рабочую неделю с 35 часов к 39 часам, облегчить процесс увольнения работников и ограничить пособие по безработице. Он пообещал отправить в утиль налог на крупные состояния, введенный президентом-социалистом Франсуа Миттераном в 1982 г., и сократить поборы с бизнеса, чтобы снизить уровень безработицы, который застрял на отметке около 10%. «Мы должны упразднить налоги, которые провоцируют бегство инвесторов, – сказал Жюппе. – Я понимаю, что нам придется многое объяснять, поскольку французы не склонны поддерживать эту идею».

«Мы все сделаем в первые 100 дней», – цитирует Жюппе итальянская газета La Repubblica.

А еще он намерен провести ревизию Шенгенского соглашения, ясно дать понять Турции, что у нее нет шансов вступить в ЕС, и ограничить власть брюссельских бюрократов.

Жюппе продвигает дерзкий экономический план, в то время как попытки реформ в поддержку бизнеса правительства социалистов сталкиваются с жесткой оппозицией на улицах и в парламенте. Сопротивление левых депутатов законопроекту о реформе трудового кодекса, призванного сделать рынок труда более гибким, заставило президента Олланда провести закон без голосования в парламенте (согласно п. 49.3 французской конституции о принятии ответственности. – «Ведомости»).

Традиционно французские правоцентристы характеризуются противоречивым отношением к капитализму и рыночной экономике и истово верят в государственное вмешательство – причины этого стоит поискать еще во временах Шарля де Голля. «Проблема в том, что у французов двойственное отношение к реформам, – пояснил Бруно Котре, профессор парижского Института политических исследований (Sciences Po). – Они хотят платить меньше налогов, но вовсе не обязательно готовы к революции в духе Маргарэт Тэтчер».

«Прежде всего необходимо говорить правду до того [как тебя изберут], – возражает Жюппе. – Если с этим сейчас тянут, то только потому, что левым избирателям придется испить зелье, которое не имеет ничего общего с обещанным им эликсиром».

Политических комментаторов сильно интересует вопрос, что станет с популярностью Жюппе в случае избрания. Ведь сейчас на него работает главным образом непривлекательность других кандидатов. «Многие из предлагаемых им мер непопулярны, – объясняет директор службы опроса общественного мнения ViaVoice Франсуа Мике-Марти. – Как ни странно, обнародование этих мер не повредило популярности самого Жюппе. Это загадка. Возможно, сейчас французы ценят, что с ними общаются как со взрослыми».

Вероятно, люди меньше задумываются об экономической платформе Жюппе, потому что их внимание отвлекает его концепция «счастливой идентичности»: он настаивает, что может быть мир в обществе с религиозным и этническим разнообразием. Эта идея резко отличается от конфронтационного подхода Саркози к иноземцам и иноверцам в эпоху повышенной террористической угрозы и социальной напряженности. Тот сыплет эмоциональными призывами возродить традиционные ценности «вечной Франции», перемежая их антимигрантскими выпадами, кульминацией которых стала идея запретить ношение хиджабов в высших учебных заведениях.

«Идентичность – это отнюдь не однородность, – говорит Жюппе. – Ведь люди не забывают о своих корнях даже во втором или третьем поколении. Главное условие – чтобы они разделяли общие ценности, историю, что включает в себя и наши христианские корни». Идея не в том, чтобы навязать мусульманам христианство, добавляет Жюппе, но повторяет: «Мы должны объяснить, как появилась и развивалась Франция. Например, донести, почему такое значение имеет Нотр-Дам».

В вопросе секуляризма, вокруг которого сломано немало копий, Жюппе агитирует за прагматичный, хладнокровный подход: «Мы должны быть тверды в отстаивании республиканских ценности, в том числе гендерного равенства. Но можем ли мы заставлять детей есть свинину в школах? Нет. Давайте предоставим им выбор – овощи, рыбу».

В ответ на предложении Саркози о хиджабе Жюппе сказал: «Если речь не идет о прозелитизме, нужно придерживаться широких взглядов. Длинная юбка – это акт прозелитизма или зов моды? Нам надо попытаться объединить французов, умиротворяя их».

Жюппе отшутился, отвечая на вопрос, рассчитывает ли он сохранить популярность и после избрания президентом: «Вот сейчас не надо убивать мой моральный дух! Это правда, что придется провести жесткие реформы. Но если хорошо объяснить их необходимость, французы поймут, что нельзя жить дальше, как сейчас. Страна идет ко дну, но у нее есть все, чтобы отскочить от него».

Перевел Антон Осипов