Статья опубликована в № 4322 от 17.05.2017 под заголовком: «Диалога с Москвой недостаточно, чтобы вернуть доверие»

«Диалога с Москвой недостаточно, чтобы вернуть доверие»

Итальянского премьера Паоло Джентилони считали бледной копией его бывшего патрона и предшественника Маттео Ренци. Так или иначе преемственность политики налицо, в том числе в отношениях с Россией: в среду новый глава кабинета министров приезжает в Москву с первым официальным визитом

В среду, 17 мая, Владимир Путин встречается в Сочи с председателем совета министров Италии Паоло Джентилони. Это не первый визит в Россию итальянского политика, который прежде работал министром иностранных дел. Но первый в роли премьер-министра. В Россию он приезжает из Китая, а с Дональдом Трампом повидался еще в прошлом месяце.

Джентилони стал премьером в декабре прошлого года, когда его предшественнику Маттео Ренци пришлось уйти после провала затеянной им конституционной реформы (см. врез). Джентилони шутя сравнивали с Дмитрием Медведевым. Мол, один должен был сохранить кресло для Путина, а другой – для Ренци, которому предан всей душой. СМИ и политики даже соревнуются, кто интереснее обыграет союз Ренци и Джентилони, которого называют «аватаром Ренци», «ренцистом большим, чем сам Ренци», «марионеткой Ренци».

Ренци – бурный, несдержанный, харизматичный лидер. Джентилони не выглядит ему конкурентом. Он опровергает все стереотипы об итальянцах, пишет ВВС. Спокойный, организованный и совсем не эффектный. Воплощение дворецкого из фильма «На исходе дня» в исполнении Энтони Хопкинса, чье самое большое желание – чтобы никто не замечал его присутствия. Речь Джентилони перед парламентом при вступлении в должность премьера запомнилась одним – своей невыразительностью, подшучивает The Economist. Он слишком закрыт, даже скучен, продолжает Politico. В 2013 г. Джентилони решил участвовать в выборах мэра Рима. Из-за своей занудности он, несмотря на поддержку Ренци, получил на праймериз только третье место из трех с 15% против 55% у лидера, подводит итог The Irish Times, недаром его называют еще Синьором Осторожность и Холодным Паоло.

«Паоло очень замкнутый человек, – поделился с ВВС Стефано Меничини, журналист, знакомый с Джентилони три десятка лет. – О нем никогда не было никаких слухов. Никаких. Его вы не увидите в модных местах отдыха – он уезжает в австрийские горы». Там же, кстати, любят отдыхать и два других не очень открытых политика – Тереза Мэй и Ангела Меркель, добавляет ВВС.

Ренци подставился
Ренци подставился

Итальянский референдум по конституционной реформе прошел 4 декабря прошлого года. Одним из ключевых вопросов была роль сената: его предлагалось не избирать, а назначать. Количество сенаторов сокращалось, а полномочия урезались. Кроме того, часть полномочий предлагалось передать от региональных властей центральным. По замыслу премьер-министра Маттео Ренци эти меры должны были улучшить управляемость страной – чтобы не допустить реванша фашизма, послевоенная конституция предусмотрела многочисленные сдержки и противовесы, которые сейчас сильно усложняют принятие любого закона. Ренци и демократическая партия в марте – апреле 2016 г. сумели провести эти идеи об изменении политического устройства Италии через обе палаты. Но не набрали квалифицированное большинство в две трети и были вынуждены объявить всенародное голосование. В начале года опросы отдавали большинство сторонникам референдума. Но оппозиция начала кампанию против предложений Ренци. Тот повысил ставки, пообещав уйти с поста в случае провала, превратив проблему политического устройства в вотум доверия себе. Однако против его предложений проголосовало больше 59% итальянцев.

У Джентилони слава трудоголика, привыкшего читать от корки до корки сводки, которые готовят ему подчиненные. Его друзья рассказывали AFP, что он играет в теннис и любит оперу, но ему некогда развлекаться. В свободное время они с женой предпочитают обсудить газеты и книги под хорошее вино. Детей у них нет.

Пока держится

Кабинету Джентилони предрекали стать одним из самых недолго живущих в бурной политической истории Италии – за 72 послевоенных года это уже 64-е правительство, пишет журнал Time. Наиболее вероятными выглядели два сценария. Первый уже не осуществился: ожидался роспуск кабинета или парламента, после того как Конституционный суд Италии в конце января рассмотрит изменения в закон о выборах. Второй – роспуск в июне, сразу после саммита «семерки» на Сицилии, на проведение которого не должны повлиять внутриитальянские политические баталии.

В пользу этой версии играют действия Ренци. После неудачного референдума он подал в отставку с поста не только премьера, но и лидера демократической партии, у которой 283 из 630 мест в нижней и 99 из 315 в верхней палате. Но в конце апреля Ренци вернул лидерство в партии, набрав на праймериз 70% голосов. Седьмого мая национальная ассамблея партии утвердила его на прежний пост.

Итальянская Республика

Государство на юге Европы
Население (на 1 января 2017 г.) – 60,6 млн человек.
Инфляция (апрель 2017 г., в годовом выражении) – 1,9%.
Безработица (март 2017 г.) – 11,7%.
ВВП (2016 г.) – 1,67 трлн евро.
Государственный долг (2016 г.) – 2,22 трлн евро (132,6% ВВП).
Дефицит бюджета (2016 г.) – 40,7 млрд евро (2,4% ВВП).
Внешнеторговый оборот (2016 г.): экспорт – 416,95 млрд евро,
импорт – 365,39 млрд евро.
Золотовалютные резервы
(апрель 2017 г.) – 135,4 млрд евро.
Капитализация фондового
рынка – $639,5 млрд.

Правда, знакомые Джентилони предупреждают, что, хотя он «честен и лоялен, это не значит, что он будет марионеткой [Ренци]» (евродепутат Алессия Моска в разговоре с журналом Politico) и что он лоялен не столько конкретному человеку, сколько интересам страны (друг Джентилони экс-министр экологии Эрмете Реалакки на страницах La Repubblica).

Если не случится неожиданностей, Джентилони должен сохранить пост как минимум до следующих выборов в парламент в мае 2018 г. При условии, что не подведет здоровье. Десятого января этого года ему стало плохо после встречи с президентом Франции Франсуа Олландом. На следующий день в Риме его госпитализировали и вставили стент в коронарный сосуд.

Аристократ-бунтарь

После «собеседования о приеме на работу» воскресным утром у президента Серджо Маттареллы Джентилони вполне мог быть дома уже через пять минут. Как отпрыск аристократического семейства Джентилони Сильвери, он владеет дворцом поблизости от президентского Квиринальского, пишет The Irish Times.

Джентилони родился 22 ноября 1954 г., окончил одну из самых престижных школ страны, лицей им. Торквато Тассо в Риме, и Римский университет Ла Сапиенца с дипломом в области политологии. Его путь в политику начался с увлечения модными в 1970-х левацкими молодежными группировками, одна из которых, по его словам, была даже «маоистской», пишет AFP. «Из мальчика, играющего в волейбол, я стал мужчиной, который курил все», – рассказывал Джентилони Reuters. Чтобы не выделяться, он отказался от двойной фамилии, утверждает агентство. Убегал из дома, чтобы участвовать в антиправительственных протестах. Но все равно и в те времена его характеризовали как «умеренного», сообщает Politico.

Джентилони увлекся журналистской деятельностью и писал для ряда изданий – почти всегда о политике, сообщает AFP. Портфолио публикаций и знакомства среди левой молодежи помогли ему в 1984 г. стать редактором газеты La Nuova Ecologia – официального издания итальянского экологического движения Legambiente, пишет итальянское агентство новостей ANSA. Эта работа подарила новое, судьбоносное знакомство – с молодым лидером партии Federazione dei Verdi Франческо Рутелли. Они сошлись в том числе из-за схожести биографии: оба не из простых семей, оба в 1970-х участвовали в политических протестах. Так что когда Рутелли в 1993 г. ввязался в гонку за кресло мэра Рима, в пресс-секретари он позвал Джентилони. А выиграв выборы, назначил его еще и асессором (муниципальным министром) по туризму и подготовке празднования тысячелетия города, которое прошло в 2000 г.

Битва с Берлускони

Рутелли управлял Римом до 2001 г., когда он и Джентилони стали депутатами парламента. Оба вошли в предвыборную коалицию La Margherita – «Маргаритка». В 2002 г., вдохновленный ее успехом на выборах, Рутелли создал партию «Маргаритка», а Джентилони стал одним из ее основателей и пять лет исполнял обязанности пресс-секретаря.

В 2007 г. «Маргаритка» и ряд других партий из коалиции «Оливковое дерево» слились в единую демократическую партию. Джентилони был одним из 45 членов ее учредительного комитета, пишет ANSA.

К тому времени он был уже госчиновником. В мае 2016 г. его назначили министром связи в правительстве Романо Проди. Одним из аргументов послужило то, что полгода до этого он возглавлял парламентскую комиссию по телерадиовещанию.

Главной его целью на посту министра коммуникаций стало разрушить медиадоминирование миллиардера и лидера партии Forza Сильвио Берлускони, рассказывает The Irish Times. Его он называл «одной из главных проблем итальянской новостной сферы», жалуясь на аномальную ситуацию: находясь у власти, Берлускони контролировал 80% кабельного телевидения. Поэтому один из кабельных каналов Берлускони, Rete 4, министерство связи пыталось еще до прихода Джентилони перевести в разряд спутниковых. Но не преуспело.

Джентилони попытался зайти с другой стороны. На рынке телерекламы доминировал селлер Mediaset, принадлежащий Берлускони. Он контролировал 66% рынка – Джентилони предлагал снизить эту долю законодательно до 45%, пишет The New York Times. Однако ни одной инициативы ему так и не удалось провести в жизнь. В 2008 г. Джентилони снова выиграл выборы в своем округе, но победу в масштабе страны одержала партия «Вперед, Италия», а Берлускони в четвертый раз возглавил совет министров.

На мировой арене

В 2013 г. Джентилони поддержал на выборах лидера демократической партии кандидатуру мэра Флоренции Маттео Ренци. У них было много общего – близкие к влиятельному политику Франческо Рутелли и высокопоставленные функционеры в партии «Маргаритка». Газета La Stampa писала, что во внутрипартийных баталиях Джентилони очень помогал Ренци знаниями и опытом.

В 2014 г. Ренци на правах лидера демпартии выдвинул предложение проголосовать за отставку правительства, получил поддержку, и Энрико Летта (тоже демократ) подчинился партийной дисциплине. Новым премьером 22 февраля стал сам Ренци. А в октябре он неожиданно назначил Джентилони министром иностранных дел, заставив многих удивиться, пишет AFP. Джентилони был почти неизвестен широкой публике и не имел опыта в международной политике. Более того, кресло министра освободилось из-за назначения Федерики Могерини верховным представителем Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности. Считалось, что ради сохранения гендерного баланса в правительстве МИД возглавит женщина, сообщало ANSA.

Возникла версия, что это награда Джентилони за лояльность. Но он оказался хорошим министром, отмечает AFP. При нем Италия стала играть активную роль на мировой арене. Как министр иностранных дел Джентилони установил тесные рабочие отношения с госсекретарем США Джоном Керри. Правительство Ренци помогло тому получить разрешение на использование итальянских авиабаз для нанесения ударов по ИГ (запрещено в России). Высокопоставленный чиновник госдепа хвалил Джентилони в разговоре с The Guardian: энергичный, целеустремленный, инициативный и весьма помог в Ливии.

В прошлом году Джентилони удалось решить проблему, которая оказалась не по зубам Генассамблее ООН, – кто займет последнее оставшееся на 2017–2018 гг. место в Совете Безопасности. Нидерланды и Италия набирали одинаковое количество голосов. Тогда Джентилони встретился с голландским коллегой Бертом Кундерсом и достиг компромисса – по полсрока каждой стране. В конце этого года Италия должна будет объявить о выходе из состава Совбеза, на промежуточных выборах западноевропейские страны выдвинут единственного кандидата – Нидерланды.

Но особенно активен Джентилони и тогда, и сейчас в ливийском вопросе. Мигранты из Ливии – настоящая головная боль для Италии, выход из положения Джентилони видит в нормализации ситуации в Ливии. Его позиция схожа с политикой Москвы – посредничество до последнего, сравнивает итальянская газета Il Foglio. Так, в январе этого года Италия открыла посольство в Ливии. В апреле лидеры двух конкурирующих парламентов, Абдулрахман Сверхи из Высшего государственного совета Триполи и Агила Салех из палаты представителей Тобрука, встретились для переговоров в Риме.

Правда, не все идет гладко. В апреле Джентилони ездил в Вашингтон, чтобы убедить Трампа помочь собрать воедино Ливию. Увы, американский президент на совместной пресс-конференции отметил, что «США играют уже достаточно ролей» и места для них в Ливии он не видит.

Джентилони лавирует

Джентилони согласился возглавить совет министров, после того как лидеры оппозиции отказались разделить ответственность и создать коалиционное правительство, цитирует его объяснение The Guardian. Оппозиция сразу нашла, к чему придраться. «Новый кабинет – фотокопия правительства Ренци», – цитирует Time депутата оппозиционной партии «Движение пяти звезд» Данило Тонинелли.

Не изменилось и отношение к России. Джентилони дипломатично заявляет, что нужно верить Владимиру Путину, ведь «Италия никогда не питала ностальгии по временам холодной войны». Но заявив, что «вместе с нашими союзниками мы поддерживаем необходимость диалога с Москвой и полноценного сотрудничества против терроризма», он тут же оговаривается, отмечает The Guardian: «Диалога [с Москвой] недостаточно, чтобы вернуть доверие». Он ждет как минимум ощутимых шагов по реализации минских договоренностей и давления со стороны России на Башара Асада.

«Джентилони – человек бывшего премьер-министра Италии Ренци, не отличающийся особой харизмой и автономией. Оба политика – члены демократической партии, которая всегда поддерживала санкции против России, – скептична проживающая в Риме политолог Ирина Осипова. – Двусторонняя встреча с Владимиром Путиным является плановой, как все встречи европейских политиков после введения санкций. Будет сказано много слов, но задумываться об ослаблении санкций никто не станет. Более того, говорить об этом – значит признать, что оппозиция права. А это неприемлемо перед парламентскими выборами».

Италия стремится усилить свою роль в международной политике и, уступая по весу Франции и Германии, пытается играть роль посредника, считает старший преподаватель МГИМО Елена Маслова: «Итальянцы постоянно твердят, что нужно вовлекать Россию в диалог, и с ними – по контрасту с руководством других стран ЕС – у нас диалог очень активный. Но роль посредника приводит к некоторой амбивалентности в итальянской политике. Сегодня ее руководство встречается с Путиным и уверяет его в своем расположении, завтра в Штатах говорит по-иному».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать