Статья опубликована в № 4445 от 08.11.2017 под заголовком: «Разве у всех испанцев нет права на мнение о будущем страны?»

«Разве у всех испанцев нет права на мнение о будущем страны?»

Сорайя Саэнс де Сантамария, вице-премьер Испании и специалист по региональной политике, проследит за порядком в Каталонии до выборов органов власти автономии 21 декабря
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Испанское правительство берет под контроль Каталонию, не встречая особого сопротивления, пишет FT. Руководит этой операцией вице-премьер Сорайя Саэнс де Сантамария, возглавившая вместо Карлеса Пучдемона женералитет автономного сообщества Каталонии, пока 21 декабря не пройдут досрочные выборы. Ей недостает харизмы, констатирует ВВС. Пусть она не лезет в карман за словом, но это не тот политик, что заводит толпу с пол-оборота. Она не пользуется особой поддержкой среди политических сил страны, да и в родной Народной партии у нее нет большого числа сторонников, пишет Reuters. Казалось бы, ей досталась расстрельная должность. Но все перевешивают несколько факторов.

Туристы отказываются от Каталонии
Туристы отказываются от Каталонии

В октябре на 22% снизилось количество броней на авиабилеты в аэропорты Каталонии в сравнении с прошлым годом, сообщила исследовательская компания в сфере туризма ForwardKeys. Ее гендиректор Оливье Джагер связывает это с беспорядками в городах и предупреждает: «Это отразится и на других регионах Испании, ведь многие приезжающие в Каталонию путешествуют по стране». По данным World Travel & Tourism Council, в 2016 г. на 5,1% ВВП Испании обеспечили туристы, потратившие в стране 57,1 млрд евро и обеспечившие работой 862 000 человек (4,7% рабочих мест). С учетом же других отраслей, связанных с туризмом, получается 14,2% ВВП и 2,6 млн человек (14,5% от общего числа занятых).

Во-первых, власть Саэнс де Сантамарии опирается на безусловную лояльность премьер-министру Мариано Рахою. На частных вечеринках она любит выполнять роль диджея и лучшие хиты 1980-х посвящает Рахою, подшучивает The Huffington Post.

Во-вторых, она пользуется уважением даже у политических противников. Саэнс де Сантамария бесстрастна и придерживается либеральных взглядов. Это очень раздражает коллег по партии, но отлично работает с бизнес-сообществом, отмечает FT. «Она ключевой человек для бизнес-лидеров. Им нравится, как она все делает», – признал один из высокопоставленных банкиров Мадрида. Ей вторят лидеры сепаратистских движений. Она прагматик, склонный решать вопросы в диалоге, пишет Reuters. «С Сорайей у нас хорошие отношения, – рассказывал Иньяки Анасагасти, бывший сенатор от Баскской националистической партии. – Когда министры не выполняли что-то, о чем мы договаривались, она вмешивалась, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки».

Но готовность к диалогу не означает, что Саэнс де Сантамария даст послабления сепаратизму. «Я всегда по-дружески общался с ней, – говорил Джоан Тарда, юрист Левой республиканской партии Каталонии, выступающей за отделение от Испании. – [Но] она всегда отрицала возможность референдума и не может допустить саму идею поставить под сомнение государственный суверенитет, который для нее священен».

Оборона Рахоя

В сентябре 2015 г. ситуация в Испании накалилась, пишет FT. Беженцы штурмовали границы страны. На Рахоя все сильнее давили и внутри, и извне страны. И он, как это часто бывало, предпочел переложить бремя решения на подчиненных. Уже через несколько дней Саэнс де Сантамария оказалась председателем на первой встрече комиссии по делам беженцев. В зале в резиденции премьер-министра Испании, дворце Монклоа, собралось шесть министров и добрая дюжина разнообразных чиновников. Большинство из них опытом и статусом на голову превосходили 44-летнюю Саэнс де Сантамарию. Но ни у кого не было сомнений, кто тут главный.

От Эболы до терактов

В правительстве Рахоя Саэнс де Сантамарии пришлось иметь дело с удивительно разнообразным кругом задач. В октябре 2014 г. было официально сообщено о первом случае заражения лихорадкой Эбола на территории Испании. Анализ оказался положительным у медицинской работницы, имевшей дело с больным, прибывшим из Сьерра-Леоне. Рахой назначил Саэнс де Сантамарию ответственной за предотвращение эпидемии. Под наблюдение взяли несколько сотен человек, контактировавших с заболевшими. Никто из них не заразился, да и повторные анализы самой медработницы показали, что на самом деле инфицирования не произошло. «В те дни, пока мои коллеги по кабинету просматривали публикации в прессе, я читала только медицинские журналы», – говорила Саэнс де Сантамария El Mundo. В том же году благополучно завершилось еще одно порученное Саэнс де Сантамарии дело – освобождение похищенных в Сирии испанских журналистов. Корреспонденты каталонской газеты Periodiko Марк Маргинедас и El Mundo – Хавьер Эспиноса, а также фотограф-фрилансер Рикардо Гарсия Виланова вернулись в Испанию. Саэнс де Сантамария говорила, что ей понравилось работать с испанскими спецслужбами, и превозносила их профессионализм. В 2015 г. пилот самолета Germanwings совершил самоубийство, направив машину в горный склон в Прованских Альпах. Так как рейс вылетел из Барселоны, с испанской стороны отвечать за расследование Рахой поручил Саэнс де Сантамарии. Когда во время терактов в Париже в 2015 г. погиб испанский инженер Альберто Гонсалес, вице-премьер общалась с его семьей. El Mundo она признавалась, что это самое тяжелое, что ей приходилось делать в жизни.

СвернутьПрочитать полный текст

За годы, что Рахой управляет Испанией, не было ни одной проблемы, которую он посчитал бы чересчур масштабной (реформа госсектора), убийственной (угроза эпидемии Эболы) или обыденной (тонкости применения флагов и символики Испании и Страны Басков и Каталонии), чтобы поручить заботам Саэнс де Сантамарии, иронизирует FT. Да, она скорее технократ, нежели политик. Но FT называет ее вторым по значимости человеком в исполнительной власти Испании, к тому же не замешанном ни в одном из коррупционных скандалов, сотрясавших правительство Рахоя. А USA Today в 2015 г. поместила ее в список «пяти самых влиятельных женщин в Европе», о которых «вы, вероятно, не слышали».

FT называет ее «первой линией обороны» Рахоя и антикризисным менеджером. Народная партия, в которой состоят и Рахой, и Саэнс де Сантамария, выиграла выборы в 2011 г., в разгар европейского долгового кризиса. В 2012–2014 гг. Испания получила 40 млрд евро от ЕС. Правда, официально не вошла в программу помощи, поэтому не обязана была согласовывать политику госрасходов и реформ с Брюсселем. Но экономить все равно приходилось.

Объявлять о сокращении трат на здравоохранение и образование, об упрощении процедуры увольнения работников и прочих неприятных вещах Рахой поручал Саэнс де Сантамарии как своему заместителю, вменив ей в обязанность общение со СМИ. Юридическое прошлое помогало ей отбивать ядовитые вопросы журналистов на пресс-конференциях и в интервью. Reuters замечает, что на растерзание прессы по самым разным вопросам Рахой бросал ее до тех пор, пока в прошлом году ей волей-неволей не пришлось сосредоточиться на проблеме сепаратизма.

Специалист по сепаратизму

В 2014 г. должность вице-премьера Саэнс де Сантамария короткое время совмещала с постами министра юстиции и министра здравоохранения. Но куда важнее другой ее министерский портфель. С ноября 2016 г. Саэнс де Сантамария – министр по территориальному управлению, ответственная в том числе за отношения с Каталонией. «За последний год она часто бывала в Каталонии в качестве некоего специального представителя, так что можно ожидать, что она знает и регион, и людей», – говорил ВВС Мануэль Ариас-Мальдонадо, профессор политологии из Университета Малаги.

Бегство Пучдемона

На третий день после провозглашения независимости Каталонии (27 октября), роспуска парламента и отставки правительства автономии Карлес Пучдемон с четырьмя соратниками уехали в Брюссель. Затем 2 ноября Национальный суд Испании выдал ордер на их арест, 5 ноября беглецы сдались бельгийской полиции, а на следующий день суд в Брюсселе после 10-часового заседания постановил освободить политиков. На 17 ноября назначены слушания об экстрадиции каталонских политиков. Во вторник в эфире Catalunya Radio Пучдемон заявил, что хотел придать делу международный характер, а также спастись от «волны жестких репрессий и насилия», которые якобы готовило правительство Испании. Эту ставку Пучдемон проиграл, ему следовало остаться – вряд ли испанские власти настолько сошли с ума, чтобы арестовать лидера Каталонии, считает колумнист The Guardian Джордж Касимерис. ЕС реагирует на испанские события «очень растерянно», пишет испанская версия The Local. Мало кто открыто критикует Испанию за жесткие меры, как это сделал комиссар Совета Европы по правам человека Нил Муйжниекс, но в закулисных беседах политики признают, что Рахой наделал множество ошибок в этой истории, указывает издание.

Проблемой сепаратизма Саэнс де Сантамария занимается давно, еще с тех пор, как ей по счастливой случайности удалось стать депутатом парламента. На выборах в марте 2004 г. она не прошла по партийному списку Народной партии в Мадриде, будучи в нем на 19-м месте. Но в мае того же года ее однопартиец депутат Родриго Рато был назначен директором-распорядителем МВФ. Кресло освободилось. Она входила во все комиссии парламента, обсуждающие реформы статуса отдельных регионов – Каталонии, Андалузии, Балеарских островов в 2006 г., Арагона, Канарских островов, Кастилии и Леона в 2007 г. Она пропустила только обсуждение статуса Валенсии в 2005 г. – так почему-то решил тогдашний спикер парламента Эдуардо Саплана, пишет испанское онлайн-издание El Plural.

На выборах 2008 г. Саэнс де Сантамария числилась в списке партии по Мадриду уже девятой. Переизбравшись, она по настоянию Рахоя стала представителем по связям с общественностью Народной партии в парламенте.

От берега до берега

У Саэнс де Сантамарии есть квартира в Мадриде и дом, пишет The Huffington Post. Но родилась она довольно далеко от столицы. Она появилась на свет 10 июня 1971 г. в г. Вальядолиде (сейчас его население около 300 000 человек) в 150 с лишним километрах севернее Мадрида.

Род ее отца, Педро Саэнса де Сантамарии, не один век владел кирпичной фабрикой в Вальядолиде. Мать, Петра Антон, родом из муниципалитета Берланга-де-Дуэро, в полутора сотнях километров восточнее Вальядолида, где ее предок основал пекарню. Повстречались они в церкви святого Михаила в Вальядолиде, в ней же и венчались, рассказывает испанская газета El Mundo.

Сорайя была единственным ребенком. Родители работали, и она часто оставалась одна. Она уверяет, что это развило у нее ответственность и независимость. Пристрастилась она и к чтению.

В Университете Вальядолида она изучала юриспруденцию. Ее конспекты были «безупречны и очень хорошо структурированы», рассказывала Саэнс де Сантамария El Mundo, так что она могла себе позволить готовиться к экзамену всего несколько дней. При этом быть одной из лучших на курсе. И развлекаться с друзьями «столько, сколько это было возможно»: «Мы начинали тусовку в Кантарранасе, в пятницу ехали в Порту, а на выходные – в Куадро». Таким образом, за несколько дней компания преодолевала сотни километров: Кантарранас находится на юге страны в 700 км от Вальядолида, Порту – в Португалии, в 400 км западнее Вальядолида, Куадро – на северном побережье Испании, почти в 300 км от Вальядолида.

В 27 лет Саэнс де Сантамария стала госслужащим – юристом, защищающим интересы государства и госструктур в судах провинции Леон, соседней с ее родной. Она принадлежала к элите госаппарата и квалификации, чтобы использовать сейчас букву закона против сепаратистов, у нее более чем достаточно, считает ВВС. Но проработала она в Леоне от силы полтора года. В 2000 г. узнала о вакансии в кабинете вице-президента Рахоя и помчалась в Мадрид – на собеседование с его руководителем по персоналу. Так она стала юридическим советником, имеющим дело с самым широким кругом вопросов – от юридических рисков, связанных с коровьим бешенством, до крушения в 2002 г. танкера «Престиж», вызвавшего крупнейшую морскую экологическую катастрофу у европейских берегов, перечисляет El Plural. Естественно, в этот список вошли и выборы. В 2004 г. Саэнс де Сантамария сама прошла в парламент, а в 2011 г. ее партия вернулась во власть.

К этому моменту Саэнс де Сантамария из сеньориты стала сеньорой. С мужем Иваном Росой Валехо они поженились в 2005 г. – гражданская церемония состоялась в Бразилии. Имя Иван стало популярным в Латинской Америке в конце прошлого века, во времена дружбы с СССР. Мать Валехо – испанка, отец – португалец, так что отпуск пара часто проводит в Португалии, пишет The Huffington Post. Карьеру и он начинал государственным юристом.

У пары единственный сын, тоже Иван. Родился он 11 ноября 2011 г. – 11.11.11. Играя в испанскую рождественскую лотерею (проводится с 1812 г.), Саэнс де Сантамария покупает билеты, где есть число 11.

Сын родился как раз накануне победоносных для Народной партии выборов в парламент. Мама не стала брать шестинедельный оплачиваемый декретный отпуск. Через неделю после родов она уже появилась на публике на последних мероприятиях кампании. Еще через два дня стояла на балконе штаб-квартиры партии, когда праздновалась победа. На следующий день была на партийном заседании, в перерывах гордо показывая фото новорожденного на экране телефона, пишет The Telegraph.

С ребенком сидели муж Сорайи, взявший положенный по закону оплачиваемый 13-дневный отпуск, бабушка и няня. «Кормление грудью совпало с началом работы в правительстве, – рассказывала Саэнс де Сантамария El Mundo. – Приходилось возвращаться домой каждые два часа».

Коллекция перчаток

«Я читаю романы и книги об истории на Kindle, – рассказывала Сорайя El Mundo. – Вожу его в сумке и прямо-таки впала от него в зависимость, что за ужас! Когда еду в командировку, на пути туда готовлюсь к встречам. Но на пути обратно думаю: «Все, это мое время!» Два года назад она перечисляла последних из прочитанных писателей: Иэн Макьюэн, Харуки Мураками, Сиссель-Йо Газан, Даниэль Санчес Аревало.

Раньше они с мужем часто ходили в кино, но после рождения ребенка это свелось к воскресным семейным походам на пятичасовой сеанс с полнометражными мультфильмами. По субботам же семья отправляется за покупками: «У нас рядом мясник, зеленщик и торговец рыбой». Остальной шопинг, как правило, делается в интернете. На вопрос о диете Сантамария отвечала уклончиво: «Никогда не ем много мяса, не очень его люблю. Предпочитаю рыбу».

За модой она не особо следит: «Чего я хочу – так это не беспокоиться о том, что на мне надето <...> Утром одеваюсь так, чтобы было комфортно, извините меня, мы здесь [на работе] проводим долгие часы». Больше всего внимания она уделяет сумочкам и туфлям, а еще перчаткам: «У меня коллекция всех цветов, в том числе потому, что у меня руки всегда мерзнут».

Она совмещает привязанность к Эми Уайнхаус и британской поп-рок группе Coldplay, увлекается фотографией, добавляет The Huffington Post.

В поисках популярности она в 2015 г. выступила на шоу El Hormiguero, где ее за пять минут обучили простейшим па с группой танцоров под песню Марка Ронсона Uptown Funk. После этого ей кричали на улице: «Привет, вице-премьер! Классно танцуешь!» – с удовольствием рассказывала она корреспонденту El Mundo. Саэнс де Сантамария мила и разговорчива, передавал впечатления от интервью журналист, не уклоняется от обсуждения никаких тем, много улыбается во время беседы. Кажется более расслабленной, чем журналист. Ее профессиональный риск – каждое неосторожное слово может быть использовано как оружие против нее же. Поэтому она тщательно подбирает слова. На заре карьеры депутата ее спросили, а есть ли у каталонцев право на самоопределение. «Испанцы определились, каким народом они хотят быть, в 1978 г. (когда была принята конституция. – «Ведомости»), – был ответ (цитата по El Mundo). – А сейчас мы пытаемся изменить это решение, не принимая в расчет мнение всех. Разве у испанцев нет права на мнение о будущем нашей страны?»

Читать ещё
Preloader more