Статья опубликована в № 4892 от 05.09.2019 под заголовком: Дхармендра Прадхан: «Роснефть» – очень надежный партнер, «Газпром» – с ним приятно работать

Министр нефти и газа Индии: «Роснефть» – очень надежный партнер, «Газпром» – с ним приятно работать»

Дхармендра Прадхан рассуждает о справедливых ценах на нефть и делится перспективами индийско-российского сотрудничества в ТЭКе

Индия – один из крупнейших развивающихся рынков мира, уже несколько лет ВВП страны растет и не сбавляет темпов, даже несмотря на обострение геополитической ситуации в мире и на торговые конфликты США и Китая.

Каждый год страна потребляет без малого 240 млн т нефти при собственном производстве в 6 раз меньше, а газа производит меньше половины из необходимых 58 млрд куб. м. Разницу Индия импортирует, в том числе из России. Но ситуация в скором времени изменится, рассказал «Ведомостям» министр нефти, газа и металлургии Индии Дхармендра Прадхан. По его словам, страна намерена существенно пересмотреть энергетическую корзину и уже стимулирует собственное производство газа. Министр считает, что энергозависимой экономике Индии нужны обоснованные цены на углеводороды. Прадхан объяснил также, почему считает Россию ключевым партнером, невзирая на скромную долю российских углеводородов в энергобалансе Индии.

– Вы приехали в Москву 29 августа, за неделю до официального визита в Россию премьер-министра Индии Нарендры Моди. С кем и по каким вопросам общаетесь?

– В этом году премьер Индии Нарендра Моди приглашен на Восточный экономический форум. Наша делегация приехала в Москву за неделю до этого, чтобы обсудить возможность расширить коммерческое сотрудничество с обеих сторон. Лично я отвечаю за взаимодействие в нефтегазовой сфере, [сразу] встретился с министром энергетики Александром Новаком. В течение двух дней прошли переговоры с [вице-премьером, полпредом президента России в Дальневосточном федеральном округе Юрием] Трутневым и Новаком. Кроме того, наша делегация, представители металлургической и нефтегазовой промышленности Индии обсуждали возможность инвестирования в развитие Дальнего Востока России с гендиректором Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Леонидом Петуховым. Обсуждения были и с бизнесом, и с правительством.

Юрий Трутнев, который курирует индийское направление в правительстве России, недавно приезжал Индию, и это была хорошая встреча. После нее состоялся визит высокопоставленной бизнес-делегации в Москву, которую возглавил наш министр торговли и промышленности Пиюш Гоял, он посетил в том числе Владивосток.

Я считаю, что инициатива России по развитию Дальнего Востока и созданию экономического форума во Владивостоке – замечательная.

Россия входит в число старейших наших партнеров в области энергетики и является одним из важнейших зарубежных направлений для инвестиций. Мы инвестировали $15 млрд в нефтяные и газовые проекты России. Мы начали импортировать сжиженный природный газ (СПГ) из России, закупаем его у «Газпрома», мы также намерены закупать маленькие партии коксующегося угля у российских компаний.

Дхармендра Прадхан
министр нефти, газа и металлургии Индии​
  • Родился в 1969 г. в штате Орисса (сейчас – Одиша, Индия), сын политика, профсоюзного деятеля
  • 1983
    вступил в студенческую организацию «Акхил бхаратия видьяртхи паришад» (входит в группу индуистских националистических организаций «Сангх паривар»), прошел путь до национального секретаря
  • 2000
    избран в Законодательный совет штата Орисса
  • 2004
    член нижней палаты парламента Индии Лок Сабха
  • 2010
    генсек Бхаратия джаната парти (Индийская народная партия, входит в Сангх паривар)
  • 2012
    член верхней палаты парламента Индии Раджья Сабха
  • 2014
    министр нефти, газа и металлургии Индии​

Сейчас мы смотрим, где есть возможность закупать доступное по ценам сырье – будь то энергия или что-то иное. Я считаю, что Россия – правильное место для поиска доступного по ценам сырья.

За последние два года значительно выросли и российские инвестиции в индийский рынок. К примеру, «Роснефть» в составе консорциума инвестировала и владеет мощностями по переработке 20 млн т нефти в год в Индии. И партнеры этого консорциума планируют увеличивать переработку дальше.

Я уверен, что, несмотря на сложную геополитическую ситуацию, а также неопределенность мировых рынков, Индия – новый быстрорастущий рынок для инвесторов.

Россия – страна-производитель, Индия – крупный потребитель. Они дополняют друг друга. Это особые возможности, которыми мы располагаем сегодня. Я верю, что форум во Владивостоке станет поворотным моментом для новых и старых союзников, поворотным моментом нашего экономического сотрудничества, в особенности в развитии Дальнего Востока.

«Цены на нефть должны быть обоснованными»

– Вы вступили в должность министра нефти и газа в 2014 г. – это означает, что вы застали цену на нефть более $100 за баррель. Каково ваше мнение касательно актуальных цен на нефть?

– Как крупнейший потребитель энергии Индия очень чувствительна к стоимости энергоносителей: 83% нефти мы импортируем. Высокие цены на нефть, как и их волатильность, – вызов для Индии.

Я считаю, что цены на нефть должны быть обоснованными. Мы, как ответственный покупатель, можем заявить, что низкие цены плохи для производителей и потребителей в одинаковой степени. Высокие цены – тоже. Цена должна приносить прибыль производителю и быть доступна покупателю – это естественный экономический баланс. Даже несмотря на то что сегодня геополитическая ситуация в мире преподносит нам новые и новые вызовы, цена на нефть стабилизировалась – это гарантия для развития глобальной экономики.

– Так вы довольны нынешними ценами?

– Здесь нет места удовольствию или нет. Повторю, что цены не должны быть слишком низкими. Производителям нужно возобновление инвестиций для продолжения эксплуатации и разведки нефтяных месторождений, для развития инфраструктуры, выплаты кредитов и процентов. Нефтяная отрасль – капиталоемкая индустрия. Мы понимаем, что производители должны иметь возможность реинвестировать прибыль, показывать маржинальность бизнеса. Но если цены кусаются – это будет вызывать проблемы для стран-потребителей. Так что текущие цены дают возможность развиваться экономике, а цены выше $50/барр. создают излишнюю нагрузку на наше финансовое положение. Для Индии повышение цен на каждые $10/барр. приводит к потерям бюджета в $15 млрд.

– Как вы оцениваете эффективность сделки ОПЕК+? Без нее стоимость нефти была бы сейчас ниже и Индии было бы легче развиваться.

– В этом году продление сделки ОПЕК+ о сдерживании добычи произошло на фоне существенного снижения добычи и экспорта нефти из Ирана, Венесуэлы и Ливии. Так что решение о продлении сокращения добычи не является хорошей новостью для стран-потребителей.

– Что вы думаете о нестабильной ситуации в регионе Персидского залива – регионе, который является крупнейшим поставщиком нефти и газа в Индию?

– Мы действительно обеспокоены недавними беспорядками в Ормузском проливе (единственный выход из Персидского залива. – «Ведомости»). Это важный канал не только для глобальных поставок нефти и газа, но и для Индии. Две трети нефти и половина импорта СПГ Индии проходят через Ормузский пролив. Мы надеемся, что ситуация в области безопасности в проливе останется спокойной, в противном случае мы видим неблагоприятные последствия, в том числе волатильность цен на нефть и газ.

– Как вы оцениваете перспективы добычи нефти в США? Планируете ли увеличение закупки легкой WTI?

– Индия – большой рынок. К середине 2020-х гг. она, по прогнозам BP Energy Outlook, обгонит Китай по объему потребляемой энергии, к 2040 г. на наш рынок придется более четверти роста мирового спроса на энергоносители. Так что мы должны искать разнообразные источники нефти, будь то США или Россия. В связи с этим наши компании заключили краткосрочные контракты на импорт американской нефти, и мы ожидаем увеличения импорта оттуда.

– Нефтеперерабатывающие компании Индии снизили цены на продукцию в 2016 г., когда цены на нефть опустились до $26 за баррель. Как снижение цен на нефтепродукты повлияло на экономику страны?

– Низкие цены на нефть это – не самый хороший признак для большинства экономик мира.

Что мы делали в Индии, когда цены на нефть были низкими? Мы реинвестировали сэкономленные ресурсы, предназначенные для покупки нефти, в инфраструктуру, дороги, образование, в систему здравоохранения, в развитие сельского хозяйства, канализационных систем, а также в улучшение качества питьевой воды. Так что низкие цены создали хорошую возможность для удовлетворения наших нужд и развития экономики.

«Очень хотим увеличить потребление нефти из России»

– Индия импортирует из России менее 1% потребляемой в стране нефти, тогда почему вы все-таки рассматриваете Россию как важного партнера? Планируете ли увеличивать импорт нефти из России и насколько, есть ли какие-то строгие обязывающие контракты?

– Нельзя сказать, сколько конкретно и откуда Индия будет закупать нефть в будущем. В этом бизнесе нет таймлайнов или дедлайнов, как в газете. Но после встречи с Новаком я очень надеюсь, что, пока я нахожусь на своем посту и пока страной управляет Моди, мы начнем увеличивать потребление СПГ из России. Сейчас наш импорт – 1,4 млн т в год.

Мы очень хотим увеличить потребление нефти из России, наши крупнейшие компании ведут переговоры об этом с коллегами из «Роснефти». Сейчас индийские компании закупают российскую нефть в основном по спотовым ценам, но мы намерены диверсифицировать закупки, компании изучают возможности импорта российской нефти по долгосрочным контрактам. В дальнейшем мы хотели бы увеличить поставки сырой нефти из России при условии, что получим поставки по конкурентной цене.

«Индия нацелена строить энергетическую экономику на газе»

– Контракт на закупку СПГ между «Газпромом» и Gail подписан три года назад. Сейчас получилось так, что вы импортируете российский СПГ дороже, чем он стоит на спотовом рынке. Не планируете менять эту ситуацию?

– Вы считаете, что я по этому поводу должен быть недоволен? Давайте проясним одну вещь: долгосрочные контракты отличаются от контрактов на спотрынке. Спотконтракты – это не постоянная величина, она волатильна. У меня же другой приоритет: развитие энергетического сотрудничества Индии с Россией, стимулирование развития бизнеса. То, как «Газпром» и Gail работают друг с другом, это их прерогатива. Один – производитель, другой – потребитель. Как долгосрочный контракт будет структурирован, как он будет работать в динамике – это вопрос к участникам договора. Но моя задача – экспортировать газ и нефть из России.

– Если посмотреть на цифры – потребление газа в Индии растет, при этом снижается собственное производство. Не быстро, но снижается. Какие возможности вы видите для увеличения импорта газа? Сколько вам его будет нужно в среднесрочной перспективе?

– Прежде всего хотел бы попросить вас перепроверить: производство газа в Индии не снижается!

– Производство «на полке» и иногда снижается.

– Стабильное производство и его снижение – две разные вещи. Сейчас производство газа в Индии стабильное. Более того, мы начали реформу в энергетике, инвестировали более $30 млрд для разработки газовых месторождений в стране. Все они начнут производство в 2020 г. В следующие пять лет производство на газовых месторождениях Индии должно удвоиться. Это первое.

Второе. Индия диверсифицирует свою энергокорзину внутри страны. Мы уже почти завершили этот процесс. Мы делаем большую ставку на сжиженный биогаз и начали программу, по которой правительство предоставляет гарантии off-take контрактов внутренним производителям газа из биомассы.

И еще: в глобальном сценарии развития 2020–2025 гг., если сравнить нефть и газ, больше всего инвестиций в сфере разработки и производства пойдет в газовые проекты.

Индия импортирует 8 млн т СПГ по контракту из Катара. Но также у нас есть три долгосрочных контракта с Австралией, США и Россией. Таким образом, по долгосрочным контрактам мы закупаем 18 млн т СПГ в год. А теперь посмотрите, какие цены были на СПГ в 2014 г.: около $15–18/ MMBTU ($526–631 за 1000 куб. м. – «Ведомости»). А сегодня эти цены очень доступны и обоснованны.

Так что Индия должна и в будущем получать выгоду от сравнительно низких цен на углеводороды и не только увеличивать их закупку, но и диверсифицировать свою экономику. Закупать газ, например, вместо угля. Индия очень сильно нацелена на построение энергетической экономики на газе. Газ сейчас дешевый, экологичный и доступный.

Нынешняя доля газа в структуре потребления Индии существенно ниже среднемировых – 24%, мы работаем над тем, чтобы увеличить этот показатель с 6 до 15% к 2030 г. Для этого мы инвестируем в расширение инфраструктуры природного газа, включая трубопроводы, терминалы импорта СПГ и городские газораспределительные сети. Неделю назад мы объявили о начале строительства десятой газораспределительной сети, инфраструктура которой охватит около 65% территории страны.

– Может быть, вам видится более перспективной закупка газа по трубопроводным системам, есть же проект строительства трубопровода Туркмения – Пакистан – Афганистан – Индия?

– Да, есть такой проект – TAPI

– …или Иран – Пакистан – Индия (IPI). Два года назад Новак говорил, что «Газпром» поможет со строительством этого трубопровода.

– Нам приходится учитывать меняющуюся мировую геополитику.

– Но вы заинтересованы в таком проекте?

– Нам приходится учитывать меняющуюся мировую геополитику.

– То есть от планов строительства такого трубопровода вы отказались?

– Мне было бы интересно посмотреть, как с этой задачей можно справиться в нынешней геополитической ситуации.

Но при этом действительно была создана совместная исследовательская группа «Газпрома» и индийских компаний, которая определила 10 вариантов маршрутов трубопровода, включающих семь маршрутов на восточной стороне Индии и три маршрута на западной стороне для поставок природного газа. Сейчас мы обсуждаем наиболее оптимальный маршрут поставок российского газа для внутреннего рынка Индии.

«Нам очень комфортно с Россией»

– Есть виды на инвестиции в российские СПГ-проекты?

– Gail ведет переговоры с «Новатэком» и смотрит на возможность присоединиться к проекту «Арктик СПГ – 2» – ищут возможность инвестировать, получить небольшую долю. Так что в России мы пытаемся действовать согласно нашей стратегии касательно СПГ-проектов. У нас есть инвестиции в Австралии, США, Мозамбике. И у нас есть долгосрочный контракт с Катаром и Россией.

Если смотреть на новые проекты, то мы сначала делаем инвестиции и потом получаем долгосрочные контракты. Все это подчиняется нашему общему желанию увеличить долю газа в общей энергетической корзине Индии.

– Рассматривают ли индийские компании возможность приобретения 10% в «Арктик СПГ – 2»?

– Могу только сказать, что энергетическое сотрудничество между Россией и Индией будет расти. Но детали… Давайте оставим детали людям из компаний. Мы говорим об инвестициях со всеми крупными компаниями из публичного сектора. «Роснефть» – очень надежный партнер, «Газпром» – с ним приятно работать. Так что у нас очень хорошие отношения со всеми.

– Планируете увеличивать присутствие в российской нефтяной отрасли?

– У нас пять крупных проектов в России. Прежде всего мы инвестировали в «Сахалин-1», Ванкорский кластер «Роснефти». Также индийские компании инвестировали в нефтяные проекты на востоке России – Таас-Юрях. Конечно, мы ведем переговоры с «Роснефтью» о будущих инвестициях. «Роснефть», кстати, предложила нам поучаствовать в создании большого нефтяного кластера на востоке России. Я надеюсь, что в ходе Восточного экономического форума президент России Путин и премьер Индии Моди заявят что-нибудь по этому поводу.

– Что скажете о новом российском проекте в Арктическом регионе – «Востокойл», объединяющем Ванкорское нефтегазовое месторождение и новые активы «Роснефти»? Индийские компании планируют участвовать?

– «Роснефть» предложила нам новый проект, и мы заинтересованы. Уверен, что в ближайшем будущем индийские компании смогут расширить свое участие в новых проектах, выходящих в арктический регион России. Во время наших обсуждений с российским руководством мы сосредоточимся на таких возможностях. Но детали раскрывать пока рано.

– В 2018 г. между ONGC Videsh и «Роснефтью» был суд из-за перетока нефти с месторождения Северное Чайво на соседнее месторождение Чайво. Сколько участники проекта «Сахалин-1» заплатили «Роснефти» по итогам спора, считаете ли это справедливым?

– Я уверен, что упомянутые вопросы решаются в соответствии с российским законодательством, а также с условиями взаимодействия между компаниями из Индии и России.

– Сейчас только компания ONGC имеет off-take контракт на нефть в проекте «Сахалин-1». Как вы считаете, целесообразно увеличить количество подобных проектов по всему миру и в России в том числе?

– Как я уже говорил, Россия – ключевой партнер Индии в энергетической сфере. И в течение последних пяти лет, когда страна находилась под руководством Моди, наше сотрудничество в энергетической сфере значительно укрепилось. Это значит, больше инвестиций в нефтяные и газовые проекты в России, больше off-take контрактов. Мы уже начали по такому принципу получать газ из России, мы очень хотим получать аналогичным способом нефть, ведь наше потребление в дальнейшем будет расти.

Индийские нефтяные компании заинтересованы в off-take контрактах с тех зарубежных месторождений, куда уже проинвестировали. В значительной степени такая возможность зависит от условий мажоритарного акционера актива – разрешает ли он заключить такой контракт миноритарным участникам.

– Рост экономики Индии происходит независимо от текущей торгово-экономической войны между США и Китаем и общего замедления экономического роста в мире. Каков ваш прогноз потребления нефти в Индии на ближайшее время и на долгосрочную перспективу до 2040 г.?

– Человечеству всегда будет нужно больше энергии. Вопрос только в том, насколько она будет чистой и безопасной. Технологии предоставляют нам новые и новые источники энергии. Сначала был уголь, потом – нефть, газ, возобновляемые источники. Постепенно энергия становится все более безопасной для окружающей среды. Сейчас мы начали разговор о водородном топливе. Так что я верю, что благодаря нынешней экономической модели наука нам преподнесет различные возможности получения более чистой энергии. И так должно быть.

– Как противостояние США и Китая влияет на металлургический рынок в Индии?

– Сейчас Индия обеспечивает себя всем необходимым при производстве стали. И мы – второй в мире производитель стали по выпуску. У нас есть и месторождения железной руды в стране, и хорошие источники коксующегося угля. Конечно, в зависимости от предприятия нашим компаниям приходится закупать коксующийся уголь. И мы сейчас рассматриваем одну возможность в России. Сейчас мы закупаем уголь в разных частях мира. Мы также начинаем рассматривать возможность выхода на экспортные рынки стали, но это в отдаленной перспективе.

Если посмотреть на наш внутренний рынок, я не вижу ни одной угрозы для него из-за обострения торгового конфликта между США и Китаем. Наша стальная индустрия очень стабильна. Еще долгий период времени мы можем концентрироваться на внутреннем рынке. Он будет обеспечивать себя сам.

– Как влияют на ваши взаимоотношения с Россией антироссийские санкции сейчас?

– Я же уже ответил – бизнес растет.

– Да, растет, но, может быть, есть какие-то риски?

– Нам очень комфортно с Россией. Это очень давний друг Индии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more