Борис Кагарлицкий: «То, что называется политикой, – это административное управление электоратом»

Избирателей с четкими политическими убеждениями – не более 10%, считает социолог
Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений (внесен в реестр НКО-иноагентов) /Андрей Стенин / РИА Новости

Директор Института глобализации и социальных движений (внесен в реестр НКО-иноагентов) Борис Кагарлицкий в интервью «Ведомостям» дал прогноз, как будут голосовать избиратели на выборах в Госдуму.

– Сколько в России людей с четкими политическими убеждениями?

– В России политики долгое время нет. То, что называется политикой, – это скорее административное управление [электоратом]. Поэтому люди с твердыми и последовательными политическими убеждениями – это маргинальное меньшинство. Доля тех, у кого есть осознанные, более или менее оформленные политические взгляды, – от силы 10% взрослого населения. При этом есть значительное количество россиян, которые ложно верят в то, что у них твердые политические убеждения. Социология подсказывает, что у многих в голове просто слоеный пирог: люди говорят, например, что все должно принадлежать государству, но при этом важно сохранять свободу предпринимательства.

– С чем связана такая путаница?

– Отчасти с целенаправленной государственной политикой, но не только. Общество застряло на переходной стадии. С одной стороны, капитализм как социально-экономическая реальность сложился, с другой – необходимые институты не до конца оформились. У людей буржуазное и советское смешивается в головах в странных пропорциях. Но основная причина в том, что у нас нет политической жизни – реальных партий, реальной дискуссии, политического поля, структурированного не по принципу «Единая Россия» и все остальные.

– Многие при этом все равно ходят на выборы. В чем мотивация?

– Часть избирателей голосует скорее по привычке или ориентируясь по названию [партии]. Вот у «Единой России» устойчивый электорат – это люди, которые поддерживают власть просто потому, что она власть. Если завтра к власти придут коммунисты, инопланетяне, Алексей Навальный или кот Барсик, они будут и их абсолютно искренне поддерживать. Фокус-группы выявляют людей, которым не приходит в голову мысль, что власти можно оппонировать. И выборы в их представлении нужны только для того, чтобы показать лояльность.

– В России политики долгое время нет. То, что называется политикой, – это скорее административное управление [электоратом]. Поэтому люди с твердыми и последовательными политическими убеждениями – это маргинальное меньшинство. Доля тех, у кого есть осознанные, более или менее оформленные политические взгляды, – от силы 10% взрослого населения. При этом есть значительное количество россиян, которые ложно верят в то, что у них твердые политические убеждения. Социология подсказывает, что у многих в голове просто слоеный пирог: люди говорят, например, что все должно принадлежать государству, но при этом важно сохранять свободу предпринимательства.

– Таких людей много?

– 15–20% населения гарантированно. Кстати, по этой причине рейтинг «Единой России» не упадет ниже 20%, пока Владимир Путин у власти. И этот электорат целиком перетечет к новой власти, если она сменится. Оставшиеся же группы избирателей очень нестабильные. Кто-то хочет проголосовать против, но не знает за кого. Многие в таком случае голосуют за парламентские партии.

– Куда в ходе выборов в Госдуму денется электорат, разочаровавшийся в «Единой России», например, из-за пенсионной реформы?

– Это станет понятно в последние дни избирательной кампании. Сейчас протестный избиратель по большей части знает о себе лишь то, что он протестный. Скорее всего, голоса разочаровавшихся в «Единой России» будут распределяться по убыванию между КПРФ, ЛДПР и «Справедливой Россией». И дальше – к спойлерам.

– То есть голосование за парламентскую партию будет восприниматься как протест?

– Многими избирателями – да. Интересно, что [секретарь ЦК КПРФ] Сергей Обухов проводит опросы, в которые включает несуществующую «партию Навального». Если летом прошлого года эта условная партия набирала 11%, то на фоне последних событий [протестов и заключения Навального] – уже 15–17%. Готовые проголосовать за нее люди далеко не всегда имеют четкие политические взгляды, они выбирают того, кто яростнее всех борется за справедливость.

– Но в реальности ведь придется выбирать между теми, кто есть в бюллетене.

– И многие не смогут выбрать и в итоге по этой причине просто не пойдут на выборы. Понятно, что «партия Навального» не появится в бюллетенях, хотя и набирает рейтинг, ведь Путин – главный, а Навальный – главный оппозиционер, а теперь еще и главный политзаключенный. Кстати, ситуация существования только двух «главных» фигур тоже говорит о политическом кризисе.