Новый президент Эстонии Алар Карис шел на выборы без программы

Но он был единственным кандидатом
Избранный президент Эстонии Алар Карис / Ints Kalnins / Reuters

Президентом Эстонии стал директор Эстонского национального музея Алар Карис, он приступит к своим обязанностям 11 октября. Еще недавно он этого не ожидал, а в президентское кресло никогда не стремился.

Президента в Эстонии выбирают депутаты парламента (рийгикогу). В начале года главным претендентом считался лидер Центристской партии (25 кресел в рийгикогу из 101), спикер парламента Юри Ратас. Но в мае газета Eesti Ekspress опубликовала резкую статью: мол, в бытность премьером Ратас вел роскошную жизнь за счет бюджета. Формально придраться не к чему: его траты укладывались в графу «представительские расходы бюро премьер-министра», которая при нем же и появилась в бюджете. Но действующий премьер Кая Каллас поспешила заявить, что при ней по этой графе расходов не будет. А Ратас понял, что путь в президенты ему закрыт.

На второй срок собралась Керсти Кальюлайд, действующий президент. Но за годы работы на своем посту она успела рассориться со всеми партиями – и Консервативной народной партией (EKRE, 19 кресел в парламенте), и Центристской партией, которая вошла в коалицию с EKRE, и праволиберальной Партией реформ (34 кресла). В итоге ее открыто поддержала только Социал-демократическая партия Эстонии. У нее 11 голосов – на 10 меньше, чем нужно набрать для выдвижения кандидата в президенты.

EKRE агитировала за своего кандидата, Хенна Пыллуааса, бывшего председателя парламента. На июньском съезде партии Пыллуаас заявил, что не поддерживает заключение пограничного договора с Россией («Нет необходимости и причин узаконивать преступную оккупацию Печор и окрестностей Нарвы»). Он считает действующим Тартуский мирный договор от 1920 г., по которому к Эстонии относятся земли, сейчас входящие в состав Псковской и Ленинградской областей. Но консерваторы столкнулись с той же проблемой, что и социал-демократы: для выдвижения нужна подпись 21 депутата, у партии 19, а желающих из других фракций не нашлось.

Правящая коалиция (Партия реформ и Центристская партия) согласовали кандидатуру президента Эстонской академии наук Тармо Соомере. Но лидеры остальных парламентских партий отказались его поддерживать. Тогда в качестве компромиссного варианта был предложен Алар Карис. 19 августа, на следующий день после выдвижения, Карис в интервью русскоязычному телеканалу ETV+ признался: «Сегодня я отвечал на вопросы [на встречах с лидерами фракций], просто опираясь на свой багаж знаний, ведь никакой программы у меня нет, ибо времени составлять ее не было. На основании вопросов, которые мне задавали сегодня, я попытаюсь предположить, что еще могут у меня спросить».

В итоге на выборах 30 августа Карис – впервые за 30 лет истории современной Эстонии – оказался единственным кандидатом в президенты. Партия реформ и Центристская партия решили голосовать за него, EKRE – против. А социал-демократы и «Отечество» (12 кресел) в ходе внутрипартийных дебатов так и не пришли к единому мнению и разрешили своим депутатам действовать каждый по своему усмотрению.

Клеймо «не лучшего»

Имя Кариса уже всплывало в связи с выборами. В феврале Ратас обнародовал список из 20 человек, которые, на его взгляд, могли претендовать на президентский пост. Карис шел в нем первым.

Сам Карис, однако, не давал повода заподозрить себя в президентских амбициях. «Я взглянул на этот список и понял, почему я в нем первый. Потому что мое имя начинается с буквы «а», – говорил он интернет-порталу Эстонской общественной телерадиовещательной корпорации (ERR), добавляя, что не чувствует в себе готовности занять этот пост.

Буквально накануне выборов, на которых Карис оказался единственным кандидатом в президенты, ведущий ETV+ напомнил Карису это высказывание. «Сейчас складывается такая ситуация, когда сначала один отказался [стать президентом], затем другой. И в конце концов найдут и выберут какого-нибудь 70-летнего человека. А ему потом до конца жизни жить с клеймом «не лучший вариант», – рассуждал журналист. Карис, ничуть не смущаясь, подтвердил: «Да, это тоже может быть одной из причин, почему остановились на моей кандидатуре. Как мне сказали, я был на шестом месте [в списке вероятных кандидатов]. Но некоторые отказались, а некоторые имена, так сказать, повисли в воздухе <...> В итоге остается выбор между [теми, кто кажется] лучшими из тех, кто был представлен [депутатам на рассмотрение]».

Несколько оторопевший от такой откровенности интервьюер заметил: «Знаете, я надеялся, что вы отшутитесь». И лишь тогда Карис отшутился, но не по существу: «В наши дни с шутками нужно быть очень осторожными, их часто не понимают <...> Вот почему все добавляют эти смайлики – чтобы люди знали, что это действительно шутка».

Карис раньше уже сталкивался с подобной проблемой при других обстоятельствах. Когда в 2007 г. он стал ректором Тартуского университета, его друг пошутил, что самого лучшего кандидата никогда не изберут ректором. Карис, как он вспоминал в интервью ERR, сначала обиделся, потому что победил с немалым перевесом. «Но потом я подумал, что это действительно так, – рассказал он. – Те, кто подходит больше всех, либо не хотят занимать пост, либо их нет среди выдвинутых кандидатов. И остается выбирать из тех, кто готов взять на себя ответственность. [Приходится] надеяться и верить, что выберут вариант, лучший на данный момент».

Зачем Эстонии президент

В том же интервью ERR Карис заметил: «Президенты и короли не особо нужны в мирное время. Их значимость <...> проявляется в трудные времена». Может быть, он преувеличил. Эстония – парламентская республика, но президент подписывает принятые рийгикогу законы или возвращает их депутатам для нового обсуждения. Если закон будет принят еще раз без изменений, президент вправе обратиться в Верховный суд с иском о неконституционности закона. Он официально утверждает кандидатуры членов правительства. Он является верховным главнокомандующим. И вместе с премьер-министром и главой МИДа представляет страну за рубежом.

К этому надо добавить неформальную роль арбитра, помогающего политическим силам прийти к компромиссу. Особенно важной эта роль была во времена первого президента (1992–2001) Леннарта Мери, когда в стране только выстраивалась новая политическая система.

Борьба за президентский пост каждый раз идет нешуточная. Если ни один претендент не набирает в первом туре минимум 68 голосов депутатов, практически сразу проводится второй тур, перед которым могут быть выдвинуты новые кандидаты. Затем третий тур. Если и он оказывается безрезультатным, к 101 депутату рийгикогу присоединяются 107 представителей органов местного самоуправления. Получается коллегия выборщиков, и, если снова никто не наберет большинства, процесс начинается заново: с выдвижения кандидатов и голосования в парламенте. Так и была избрана в 2016 г. предшественница Кариса Керсти Кальюлайд, когда после коллегии выборщиков вопрос снова был передан в парламент.

В этот раз история, казалось, могла повториться. 30 августа в первом туре Карис недобрал пять голосов до необходимых 68. На следующий день с 8 до 10 утра могли быть выдвинуты новые кандидаты (но этого не произошло). А ровно в полдень прошел второй тур голосования. Третий тур был уже назначен на тот же день, но Карис набрал-таки 72 голоса. Он вступит в должность 11 октября и станет пятым президентом с момента восстановления независимости Эстонии в 1991 г.

Между Германией и Эстонией

Карис мог бы родиться гражданином Германии. В 1944 г. его дедушка с бабушкой бежали при приближении Советской армии в Германию. Но не смогли пересечь Эльбу. На контролируемой советскими войсками территории они тоже не задержались. Их 16-летняя дочь, будущая мать Кариса, потребовала вернуться на родину, где она хотела продолжить учебу. Так что Карис появился на свет 26 марта 1958 г. в Тарту.

В 1976 г. Карис поступил на ветеринарный факультет Эстонской сельскохозяйственной академии. А еще через год женился. Алар и Сирье Карис сыграли свадьбу 20 августа. Сейчас это День независимости Эстонии, поэтому последние полтора десятка лет супруги «отмечают» годовщину свадьбы на приеме в честь национального праздника в президентском дворце. Сирье Карис более 10 лет работала директором Эстонского исторического музея, а с 2018 г. она директор Тартуского городского музея. Сирье не оставит пост директора, сказал Карис газете Postimees. Сирье Карис в интервью ERR говорила, что самая большая ценность для ее мужа – семья. «Я думаю, что если человек ценит семью, то он ценит и народ, во главе которого он стоит. Ведь это тоже большая семья», – прокомментировала она избрание мужа президентом.

У пары два сына и дочь (и пятеро внуков). «Мои мальчишки росли на заднем сиденье «Жигулей», – говорил Карис в интервью интернет-изданию Delfi. – Мы были постоянно в разъездах. Молодость. С одного праздника на другой».

Карис успел поучиться в нескольких зарубежных университетах – в Германии, Великобритании и Нидерландах. В 1999 г. он стал профессором Тартуского университета. В 2003 г. его избрали ректором Эстонского университета естественных наук, а в 2007 г. – ректором Тартуского университета. В марте 2013 г. парламент проголосовал за назначение Кариса государственным контролером, его функции – как в России у председателя Счетной палаты.

Ловушка для Эстонии

«Я не собираюсь быть удобным президентом», – предупредил Карис в интервью ETV+. Но пояснил, что не считает, будто президент обязательно должен бороться с правительством и парламентом. На посту госконтролера Карис не был непримиримым критиком, но и не прослыл конформистом.

В 2013 г. пришлось переносить срок согласования госбюджета из-за целого ряда претензий со стороны Кариса, писал эстонский портал DV («Деловые ведомости»). Например, он указал, что не продуман механизм реализации ряда проектов. Попутно он, как сейчас выясняется, сделал прогноз как раз на тот период, когда будет работать президентом. Через 10 лет (т. е. в 2023 г.) Эстония может столкнуться с серьезными трудностями, предупреждал он в годовом отчете Госконтроля: «Нам предстоит вызов: как в условиях постоянно уменьшающегося числа рабочих рук получать в госказну достаточную прибыль». Эстонии будет все труднее покрывать социальные расходы, предполагал Карис. Все программы по развитию экономики делаются за счет вливаний со стороны ЕС и, как только их объем уменьшается, государство меньше инвестирует в собственное будущее; при этом никакой программы реформ у правительства нет, отмечал Карис.

Эту линию он гнул все время, пока возглавлял Госконтроль. В 2016 г. он писал в предисловии к отчету: «Косметических изменений в управлении государством недостаточно. Нам нужны принципиальные перемены <...> Рост экономики Эстонии в 2015 г. был почти наполовину медленнее среднего темпа стран – членов ЕС, а также наблюдается спад уровня покупательной способности жителей Эстонии» (цитата по DV). Уже через несколько лет почти половина госбюджета будет приходиться на социальную сферу и здравоохранение, оставляя мало возможностей поддерживать прочие сферы, прогнозировал он.

В ежегодном отчете в 2017 г. Карис советовал Эстонии наращивать госрезервы, поскольку в новый бюджетный период, который должен начаться в 2021 г., приток денег из ЕС снизится на 40%. Эстония получит на 1,5 млрд евро меньше – и это без учета выхода Великобритании из ЕС. «Государство должно функционировать на те деньги, которые само может заработать и собрать», – писал Карис. Между тем в бюджете-2017 на госинвестиции предусматривалось 1,1 млрд евро, 37% из которых предоставил ЕС. Европейские деньги составляли 10% государственного бюджета и 50% инвестиций.

Обращал внимание Карис и на более мелкие недостатки. Например, в 2015 г. Госконтроль проверил, как чиновники используют казенные автомобили (всего их оказалось 6400, принадлежавшие военным 4344 машины проверка не затрагивала). Хотя формально срок эксплуатации транспортных средств составляет 10 лет, чиновники меняют их обычно через 3–5 лет. В 70% случаев пробег на бумаге оказался больше, чем фактический, – и затраты на автопарк, соответственно, тоже. Карис предлагал снизить количество автомобилей, ввести совместное пользование машинами и установить четкие критерии, какие именно машины должны закупаться для тех или иных целей.

В интервью ERR после избрания президентом Карис пообещал уделить основное внимание сферам, в которых обладает большим опытом: образованию, науке и инновациям.

Это полностью соответствует тому, что он говорил раньше. «Эстония должна быть умной и образованной страной – вот его слова из другого интервью ERR. – [Она должна быть] не в пятерке стран с самым образованным населением, а государством с самым образованным населением в мире. Предпосылки для этого у нас есть <...> Но это не значит, что все граждане должны иметь докторскую степень или высшее образование. Сейчас даже простым специалистам требуется множество знаний – и уровень этих знаний поддается измерению».

Языковой вопрос

Когда ETV+ договаривался с Карисом об интервью, он попросил, чтобы оно все-таки шло на эстонском языке (с переводчиком) – потому что его русский «заржавел». Общеобразовательная программа в школе должна преподаваться на эстонском, считает Карис: «Чтобы достичь успеха и преуспеть в жизни, эстонский язык необходим». Он признает, что это нелегкая задача: проблема в том, что не хватает учителей, способных преподавать на эстонском. Карис предлагает нанимать таких педагогов в первую очередь в детские сады: «Тогда дети приобретают язык, а не учат его» (цитата по ТАСС). Он привел пример с собственной дочерью. Когда ей исполнилось четыре года, Карис на продолжительное время поехал по университетским делам в Нидерланды. Дочь отдали в местный подготовительный класс, и через полгода она говорила по-голландски так же свободно, как родившиеся там сверстники.

Эстонская Республика

Государство Северной Европы на восточном побережье Балтийского моря

Территория – 45 227 кв. км.
Население (январь 2021 г.) – 1,33 млн человек.
Инфляция (2020 г., оценка МВФ) – 0,2%.
Безработица (июль 2020 г., в годовом выражении) – 7,8%.
ВВП (2021 г., оценка МВФ) – $35 млрд, рост – 4,5%.
Внешняя торговля (2020 г.):
экспорт – 14,3 млрд евро,
импорт – 15,2 млрд евро.
Государственный долг (2019 г.) – 8,4% ВВП.
Международные резервы (31 октября 2020 г.) – $2,2 млрд.

Языковая проблема – один из больных вопросов эстонского общества. У многих основной язык общения – русский. «Мы видим, что общество поляризовано, – признает Карис в интервью ERR. – Когда Керсти Кальюлайд стала президентом, она говорила о «бесшовном обществе». Но сегодня президент должен как раз уметь «сшивать». <...> Ведь сейчас мнения расходятся практически по каждому вопросу». Возможно, поэтому в эфире ETV+ он пообещал подтянуть русский язык: «В какой-то момент я приду и буду говорить с вами по-русски». А в беседе с ERR уверял, что будет внимателен ко всем политическим силам и слоям общества: «Вы должны общаться со всеми независимо от мировоззрения, если только оно не является экстремистским, угрожающим национальной безопасности».

Ехать ли к Путину

Естественно, журналисты интересуются отношением нового президента к России. «Между [нашими странами] в воздухе подвисло много тем для обсуждения, от вопросов маркировки границ до ситуации с гражданами, которые смотрят скорее в сторону Москвы, нежели Эстонии», – признал Карис в разговоре с ERR. Исходя из своего прошлого опыта, Карис понимает, что контакты с Россией возможны. «У нас открылась очень хорошая выставка с Российским этнографическим музеем из Санкт-Петербурга, у нас очень хорошие отношения. <...> Я установил в выставочном зале Эстонского национального музея русского медведя и золотую рыбку из Новой Третьяковки, так что можно общаться на разных уровнях в рамках культурной дипломатии. Ее не следует недооценивать», – говорил он в эфире ETV+.

Президент Кальюлайд в 2019 г. посетила Москву и встретилась с Владимиром Путиным. Карис насчет возможности встречи с Путиным высказывается уклончиво: «Чтобы провести такую важную встречу, сначала должна быть очень четкая причина, нужно понимать планируемый результат и нужно очень хорошо подготовиться. Если эти критерии будут соблюдены, это, конечно, можно будет обсудить. <...> Это [в целом] относится к президентам больших стран: мы должны быть очень четко подготовлены и знать, чего хотим».

Прежде чем реагировать на что-то во внешней политике, особенно когда речь идет о России, необходимо понять, будет ли Эстония одинока в своей реакции или же действовать вместе с другими балтийскими странами либо более крупными государствами, передает рассуждения Кариса ERR. На вопрос этого издания, должна ли Эстония больше вмешиваться в происходящее в ЕС, последовал ответ: «Обязательно. ЕС изменился. <...> Куда нам всем двигаться? Будет ли создано объединение национальных государств или мы будем двигаться к федерации? Нам нужно внимательно следить за этими тенденциями и высказывать свое мнение в том, что в наших интересах <...> В наших интересах, чтобы Европейский союз выжил. Чтобы у нас было такое место, где мы чувствуем себя в безопасности. У нас не так много альтернатив».

И еще одна важная вещь, которой Карис намерен заняться в самом ближайшем будущем: вынести на публичное обсуждение механизм избрания президента, которым сейчас, по его словам, люди недовольны: «Все работает согласно конституции, жаловаться не на что <...> Но надо обсудить, подходит ли нам нынешняя система, или ее нужно немного улучшить, или ввести прямые выборы <...> договариваться об этом нужно сейчас, а не накануне следующих выборов».