Торшин предлагает закрепить законом приоритет КС над решениями ЕСПЧ

Исполняющий обязанности спикера Совета Федерации Александр Торшин внес в Госдуму законопроект, по которому Конституционный суд будет выносить решение о применимости в России решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), сообщили в аппарате нижней палаты парламента.

Законопроектом предлагается дополнить статью 415 Уголовно-процессуального кодекса ("возбуждение производства") и статью 312 Арбитражного процессуального кодекса ("порядок и срок подачи заявления о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам"). И. о. спикера Совфеда также предлагает проектом федерального конституционного закона внести поправки в закон "О Конституционном Суде РФ".

Одной из причин для разработки этого законопроекта послужило принятое в октябре 2010 г. постановление Страсбургского суда по "Делу Маркина". Российский военнослужащий Константин Маркин, разведенный отец троих детей, обратился в Европейский суд после того, как ему было отказано в предоставлении отпуска гарнизонным военным судом. Конституционный суд, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия к рассмотрению жалобы Маркина о нарушении его конституционных прав. ЕСПЧ счел аргументацию КС неубедительной, признав в данном случае нарушение статьи 14 Европейской конвенции по правам человека.

После этого решения председатель КС Валерий Зорькин в своей статье в "Российской газете" от 29 октября 2010 г. заявил, что Россия не должна исполнять решения Европейского суда по правам человека в Страсбурге, если они идут вразрез с конституционными основами страны.

Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, хотя от России в отношении Маркина не требуется принятия каких-либо специальных мер по исполнению решения ЕСПЧ, кроме 200 евро присужденной компенсации, однако в случае появления таких же жалоб могут быть вынесены новые постановления и поставлен вопрос о последствиях их принятия.

Как отмечается в законопроекте, при коллизии международного договора и внутрироссийского закона или иного нормативного правового акта приоритет имеет международный договор. "Однако при принятии межгосударственным органом решения, предполагающего несоответствие нормы закона или иного нормативного правового акта международному договору в интерпретации межгосударственным органом, необходимой является оценка сложившейся ситуации в иерархии норм права страны", - говорится в пояснительной записке.