Платон Лебедев просит признать неконституционными нормы об УДО

Бывший руководитель МФО "Менатеп" Платон Лебедев обжаловал порядок условно-досрочного освобождения в Конституционном суде. В своей жалобе он просит признать не соответствующими Конституции нормы закона, по которым осужденному отказывают в УДО в случае его отказа от раскаяния в совершенном деянии и от добровольного возмещения ущерба, установленного обвинительным приговором, сказал адвокат Константин Ривкин. Лебедев написал в жалобе, что ему отказали в УДО на том основании, что он не раскаялся в содеянном и не возмещал причиненный им ущерб. Лебедев отметил, что закон не предписывает отказы по подобным основаниям. По его мнению, то, что ради УДО его вынуждают раскаиваться в преступлениях, которые он не совершал, неправомерно. Положения части 1 статьи 175 УИК нарушают конституционные права и свободы и в своей нынешней формулировке позволяют недобросовестное манипулирование законом, говорится в жалобе Лебедева.

В декабре 2010 г. Хамовнический суд Москвы приговорил Лебедева и бывшего главу ЮКОСа Михаила Ходорковского к 14 годам колонии по обвинению в хищении 200 млн т нефти и отмывании денег. С учетом срока по первому делу ЮКОСа, на свободу они оба должны были выйти в 2017 г. В мае Мосгорсуд сократил им срок лишения свободы на год. Лебедев, который отбывает наказание в колонии в Вельске, подал ходатайство об УДО, но ему отказали. Ходатайство Ходорковского об УДО еще не рассматривалось. Защита Лебедева строила прошение об УДО как раз на утверждении, что раскаяние осужденного для освобождения не обязательно.

Вельский районный суд и затем Архангельский областной суд решили, что бывший руководитель "Менатепа" не раскаялся в своем преступлении и "динамика поведения Лебедева не подтверждает намерения к законопослушному поведению". Представитель администрации Вельской колонии Анатолий Корсунский объявил, что досрочное освобождение Лебедева «нецелесообразно», поскольку на путь исправления он не встал. За время, проведенное в заключении, он получил более 20 взысканий, два новых — уже в колонии в Вельске. Одно — за «утрату костюма ХБ установленного образца» (по версии Лебедева, костюм у него украли). Второе — за невежливое обращение к сотруднику колонии (поинтересовался у капитана внутренней службы Кудрина: «Когда ты, Сергей Николаевич, зашел на локальный участок?»).