Суходольский хочет отсудить у бывшего министра Куликова стоимость джипа Cherokee

Бывший замминистра внутренних дел и бывший руководитель ГУ МВД Петербурга и Ленинградской области Михаил Суходольский собирается судиться с бывшим министром Анатолием Куликовым. Он обещал добиваться опровержения слов Куликова, сказанных в эфире НТВ 1 апреля. По словам экс-министра, Суходольский, будучи еще оперативным сотрудником Таганского отдела милиции, ездил на подаренном ему Jeep Grand Cherokee. Суходольский назвал это "ложью" и пообещал подать иск о клевете, а компенсацию он потребует в размере стоимости этого автомобиля. Документы он намерен подготовить и сдать в один из судов Москвы в ближайшие дни.

Суходольский заявил, что он никогда не работал оперативником в Таганском ОВД, а занимал там другие должности. В тот период он ездил на "жигулях" седьмой модели, а джипа Grand Cherokee у него никогда не было. Бывший полицейский предполагает, что либо Куликов его с кем-то перепутал, либо его попросили выступить с этим заявлением. Сюжет НТВ он рассматривает как продолжение попыток дискредитировать его.

Суходольского отправили в отставку с поста начальника главного управления МВД по Петербургу в середине февраля 2011 г. В день его увольнения президент Дмитрий Медведев заявил на коллегии МВД, что в полиции не место руководителям, склонным к истерике и самопиару. Источники в МВД сообщили "Ведомостям", что главной причиной отставки Суходольского стали его конфликтные отношения с архитектором полицейской реформы, замминистра внутренних дел Александром Смирным.

После отставки на квартире Суходольского в Москве был проведен обыск. В это время хозяина и его родственников дома не было: они уехали в Израиль. Следственные действия провели в связи с уголовным делом о мошенничестве с 200 млн руб., выделенными государственному унитарному предприятию «Охрана», которое ранее Суходольский курировал. Сын Суходольского Григорий - акционер организации, которая некоторое время была субподрядчиком этого предприятия.

Суходольский настаивает, что ФГУП как коммерческая организация успешно работал на получение прибыли, не имея даже возможности заниматься госзакупками, поэтому подход следствия с подозрениями об ущербе в результате ее деятельности изначально неверен.