ЕС обеспокоен "смыслом" нового российского законопроекта о митингах

В Евросоюзе считают, что окончательное утверждение в России закона, ужесточающего наказания за нарушения на митингах, не позволит государству наладить конструктивный диалог с гражданским обществом, и заявляют, что продолжат следить за ситуацией. Во вторник Госдума приняла закон о повышении штрафов за нарушения на митингах, а в среду его одобрили сенаторы. Теперь он поступает на подпись президенту.

"Мы обеспокоены возможным смыслом этого законопроекта... Мы понимаем, что вопрос подписания этого законопроекта президентом пока еще решается... Как сосед и стратегический партнер России, ЕС полагает, что гражданская активность предлагает ценную возможность государству участвовать в конструктивном диалоге с гражданским обществом, который может принести пользу обеим сторонам. Мы считаем, что регулирование, которое отбивает охоту в гражданском участии, не способствует достижению этой цели. Тем не менее некоторые способствующие (гражданской активности) реформы были анонсированы правительством России, и этот процесс должен быть продолжен... Мы продолжим следить за ситуацией и, если потребуется, будем реагировать", - сказала пресс-секретарь Еврокомиссии Майя Косьянчич журналистам в четверг.

Закон в десятки раз увеличивает штрафы за нарушения на митингах, вводит обязательные работы для нарушителей, запрещает приходить на митинги в масках и вводит наказания за организацию фактически несанкционированных массовых акций под видом массового сбора граждан, или "гуляний", если это повлекло нарушение общественного порядка. Кроме того, организаторами публичного мероприятия не смогут выступать граждане, два и более раза в течение одного года привлекавшиеся к административной ответственности за нарушения при проведении массовых мероприятий.

Докладчики Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) накануне раскритиковали законопроект и призвали российское руководство его не подписывать. Российские политические деятели и эксперты, в свою очередь, расценили эту критику как давление и вмешательство во внутренние дела.