Лондонский суд объяснил, почему отклонил иск Березовского к Абрамовичу

Высокий суд Лондона обнародовал мотивировочную часть решения по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу, объясняющую, что проиграл опальный бизнесмен из-за собственной неубедительности на процессе, отсутствия подтверждающих его позицию документов и сомнительных свидетелей.

В конце августа лондонский суд отказал Березовскому в удовлетворении исковых требований к Роману Абрамовичу в деле о продаже активов ряда российских компаний в начале 2000-х гг.

Первое, на что обращается внимание в решении, которое занимает более 500 страниц, - это неполнота представленных суду сведений по договоренностям, которые якобы были достигнуты между сторонами. С этого момента прошло 16 лет, и большая часть документов, которые могли бы помочь пролить свет и прояснить суть взаимоотношений Березовского и Абрамовича, были утрачены или уничтожены за ненадобностью, что в представлении лондонского суда вполне логично в ходе ведения бизнеса.

Отсутствие какой-либо документации как существенный фактор, определивший исход разбирательства, суд отнес в пользу позиции Абрамовича, отметив, что бремя доказывания обоснованности претензий лежало именно на Березовском.

Лондонскому суду в результате пришлось довольствоваться воспоминаниями участников процесса и многочисленными свидетелями. При этом некоторые свидетели, выступления которых могли стать ключевыми на процессе и которые, по мнению суда, также могли бы помочь суду разобраться в хитросплетениях спора, умерли. Часть же представших перед судом свидетелей оказалась не готова давать показания, другая часть не произвела на него должного впечатления.

Одним из таких свидетелей оказался бывший акционер ЮКОСа Леонид Невзлин, свидетельствовавший на стороне опального предпринимателя посредством видеосвязи из Нью-Йорка. Невзлин дал показания в угоду Березовскому, отмечается в решении.

Впрочем, суд в равной степени не поверил самому истцу, который "сказал бы все, что угодно, в доказательство своей позиции" и который руководствуется сиюминутными интересами.

Такое недоверие обусловлено в том числе тем, что Березовский скрыл от Абрамовича и его юристов существование договоренности со своим ключевым свидетелем - "доктором Носовой". Носова призналась на процессе, что они вместе с мужем рассчитывали получить по 1% от выигранной Березовским суммы. Это при том, что ее выступление также не произвело на суд особого впечатления.

Слабым аргументом в представлении суда оказался другой козырь Березовского - запись встречи в 2000 г. в парижском "Ле-Бурже". Причем передавший эту запись Березовскому некий неназванный посредник также должен был получить процент с суммы, которую предприниматель ожидал выиграть.

Усомнился суд и в достоверности истории с другом и деловым партнером Березовского - Николаем Глушковым, которого якобы собирались "замочить" и ради спасения которого бизнесмен был вынужден пойти на продажу своих активов.

Полной противоположностью стало "вдумчивое" выступление Абрамовича, в искренности которого лондонский суд не сомневается. "В качестве свидетеля г-н Абрамович предстал человеком, которого отличает требовательность к деталям, достоверность и ясность выражения", отмечается в решении суда.

Что касается показаний свидетелей с его стороны, то прозвучавшие сведения, по мнению суда, в целом соответствовали позиции Абрамовича.

В иске, поданном в Высокий суд Лондона, Березовский требовал с Абрамовича компенсацию за ряд активов российских компаний, которые якобы были проданы по заниженной цене. В частности, речь шла примерно о 43% акций "Сибнефти" и доле в компании "Русал".

Березовский утверждал, что он и его деловой партнер Бадри Патаркацишвили в 2000-2003 гг. продали эти активы по цене гораздо ниже рыночной под давлением со стороны приближенного к власти Абрамовича, который угрожал, что в противном случае акции будут насильственно экспроприированы государством. Общая сумма претензий Березовского достигала $5,5 млрд.

По окончании разбирательства Березовский заявил, что его вера в британское правосудие подорвана и что он обсудит с юристами возможность обжаловать решение.