Васильев, Кобзон и Лужков вспомнили о недостатках подготовки к штурму "Норд-Оста"

Бывший в 2002 г. заместителем министра внутренних дел Владимир Васильев, ныне депутат Госдумы, назвал штурм "Норд-Оста" "точечной и очень профессиональной" операцией, но отметил при этом неподготовленность спецслужб. Он заявил, что успех операции в том, что спецподразделения не допустили взрыва Театрального центра и убили всех террористов, но им не удалось минимизировать число потерь, оказав своевременную медицинскую помощь заложникам. "Я в какой-то степени принимал в этом участие и не снимаю с себя часть вины, - сказал Васильев. - Ну не смогли".

Васильев также заявил, что сейчас в деле "Норд-Оста" не осталось никаких секретов и неоткрытых фактов. "К сожалению, открылось больше плохого, чем хорошего. Но это тоже все уже известно", - заявил депутат. Минздрав в 2002 г. засекретил состав газа, который использовался при штурме. Ранее СМИ сообщали, что это был фентанил.

Сейчас, по словам депутата, спецслужбы лучше подготовлены к возможным терактам, в том числе и в правовом плане: "За это время принято большое количество законов, которые выстроили вертикаль, когда все четко и понятно. Были внесены изменения и в плане освещения операции в СМИ. Была ужесточена ответственность за совершение терактов, финансирование терроризма, а также за соучастие и содействие. Запретили выдачу тел террористов и сообщение места их захоронения".

Участвовавший в переговорах с террористами депутат Госдумы и певец Иосиф Кобзон также отметил, что организаторы штурма "не были готовы к борьбе", и с сожалением напомнил о гибели заложников от отравления. Он также сказал, что жертв теракта постепенно забывают:

"Представители мэрии перестали приходить на Дубровку. Может быть, была какая-то установка забыть, не напоминать. Может быть и такое. Не знаю. Обидно это". Кобзон ходил в Театральный центр на переговоры вместе с представителями Красного креста. Ему удалось добиться у одного из лидеров террористов - Абубакара - разрешения вывести из зала двоих детей, их мать, и эта женщина взяла с собой еще третьего, чужого ребенка.

В интервью "Московскому комсомольцу" бывший мэр столицы Юрий Лужков сказал, что не понимает, зачем засекретили газ, использованный спецподразделениями. Во время захвата Театрального центра Лужков руководил городским штабом по спасению заложников, тогда как другой штаб отвечал за спецоперацию. Также Лужков не знает, почему врачам не сказали, как называется антидот газа. "По вопросам оказания экстренной медицинской помощи во время спасательной операции медики контактировали с оперативным штабом. Честно говоря, я не понимаю, в чьих интересах было скрывать эту информацию, когда у всех была задача — она именно так и ставилась — максимально спасти заложников", - сказал бывший мэр. После штурма "Норд-Оста" СМИ сообщали, что некоторым заложникам вкололи антидот дважды, а некоторые так его и не получили и погибли из-за того, что не была продумана маркировка тех, кому уже оказана первая помощь. Судя по фотографиям и видеозаписям, спасатели не всегда заложников оставляли в безопасной для жизни позиции, а некоторые люди погибли, потому что в машинах скорой помощи их придавили другими телами.

Также были затруднения с доставкой спасенных заложников в больницы. На вопрос, почему подъезды к Театральному центру на Дубровке были в момент штурма заставлены грузовиками и другой крупной автотехникой, Лужков сказал, что эти машины "должны были принять на себя взрывную волну и перегородить путь обломкам, если произойдет худшее". "Не отогнали мы их потому, что время начала операции держалось в секрете, - напомнил он. - Секрет же, в свою очередь, обусловливался поведением одной из телекомпаний, которой явно не давали покоя лавры CNN, показавшей в прямом эфире штурм Белого дома в 1993 г.". Лужков также сказал, что предотвратить теракт, перехватив на въезде в город машины со взрывчаткой или злоумышленниками, было невозможно без агентурных данных. "В первую очередь не сработали те службы, которые должны были в агентурном режиме предоставить сведения о готовящейся террористической операции. До того момента, как мне позвонил дежурный и сообщил о захвате заложников, мы ничего не подозревали", - сказал мэр.

В захвате Театрального центра участвовали, по разным данным, от 40 до 50 террористов, которые все погибли в ходе штурма. В заложниках оказались артисты и зрители, всего более 900 человек. При штурме, по официальным данным, погибли 130 заложников.