ЕС считает, что настоящая причина отказа от "Южного потока" далека от заявленной - "Интерфакс"

В Евросоюзе считают заявления о том, что Россия прекратила строительство газопровода "Южный поток" из-за позиции Болгарии, попыткой замаскировать реальную причину отказа - экономическую несостоятельность проекта при падении цен на углеводороды, заявил "Интерфаксу" европейский источник.

"Создание "Южного потока" стоит больших денег. В условиях, когда цены на нефть и газ идут вниз, строительство "Южного потока" становится экономически невыгодным, - заявил собеседник агентства. - Этот проект стоил бы "Газпрому" много денег, и теперь ему удобно найти маленькую Болгарию и ругать ее за срыв проекта", - добавил он.

Источник подчеркнул, что "в ЕС никогда не говорили, что "Южный поток" нам не нравится". "Мы лишь заявляли о том, что если компания хочет делать бизнес в ЕС, она должна соблюдать законодательство Евросоюза, т. е. Третий энергопакет должен соблюдаться. Точно так же, как если европейская компания захочет работать в России, она должна будет соблюдать российское законодательство", - пояснил он.

Накануне президент России Владимир Путин после встречи с президентом Турции Реджепом Эрдоганом заявил, что Россия намерена отказаться от участия в строительстве «Южного потока» из-за позиции ЕС и отсутствия разрешения Болгарии. Россия готова расширить «Голубой поток» и построить еще одну трубу в Турцию, уточнил Путин.

Газопровод «Южный поток» мощностью 63 млрд куб. м должен был пройти по акватории Черного моря в Бургас (Болгария) и дальше в страны Южной и Центральной Европы. Стоимость проекта - $23,5 млрд евро. «Газпром» потратил $4,66 млрд - в основном на расширение инфраструктуры на российской территории. Но для строительства первой морской нитки уже поставлено почти 300 000 т труб, сообщал «Газпром». Трубу планировалось запустить в конце 2015 г., а вывести на проектную мощность - в 2018 г.

Еврокомиссия еще в июне попросила Болгарию приостановить строительство участка «Южного потока» на своей территории. Она объяснила это несоблюдением Третьего энергопакета ЕС, который предполагает разделение функций добычи и транспорта и запрещает поставщикам энергоресурсов выступать владельцами инфраструктуры.