Лавров допустил амнистию Савченко только после обвинительного приговора суда

Министр иностранных дел России Сергей Лавров не исключает, что украинская летчица Надежда Савченко может попасть в России под амнистию. Он сказал это в интервью радиостанциям "Эхо Москвы", "Спутник" и "Говорит Москва". Однако до этого ее дело должно быть доведено до обвинительного приговора суда.

"Насчет обмена "всех на всех" - она не заложник, она арестована по подозрению в преступлениях. Здесь может идти речь о задействовании другой части минских соглашений, где говорится об амнистии всех причастных к событиям на юго-востоке, - цитирует ТАСС. - Но чтобы амнистировать человека, надо сначала довести до суда, и суд должен принять решение". По словам Лаврова, если суд решит, что Савченко виновна, "тогда, наверное, она будет подпадать под амнистию, если я могу сейчас так истолковать минские договоренности". "Если суд решит, что она невиновна, то тогда вообще вопросов никаких не возникает", - цитирует "Интерфакс".

Надежда Савченко находится в России под стражей с лета 2014 г. По версии ее защиты, ее похитили в Луганской области и тайно перевезли на территорию России, по версии следствия, она незаконно перешла границу и выдавала себя за беженку. Ее обвиняют в пособничестве в убийстве российских журналистов и незаконном пересечении границы. 

После февральского саммита в Минске президент Украины Петр Порошенко заявил, что на встрече в "нормандском формате" он поднимал вопрос о немедленном освобождении Савченко, его поддержали французская и германская стороны. И в результате он "был проинформирован, что это должно быть сделано после завершения медицинской экспертизы и предварительных выводов следствия". Однако летчицу так и не освободили, а пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что освободить Савченко никто не обещал.

В начале марта Порошенко сообщил, что отправил президенту Владимиру Путину письмо с требованием немедленно освободить Савченко, в том числе и по медицинским показаниям (летчица держала долгую голодовку в сизо). Он просил собиравшегося тогда в Москву премьер-министра Италии Маттео Ренци поднять этот вопрос и посодействовать в его решении. Москва направила в Киев ответ, суть которого не раскрывалась.