Рогозин исключил кадровые решения до выяснения причин аварии «Прогресса»

До выяснения причин нештатного запуска грузового космического корабля "Прогресс" о кадровых решениях говорить преждевременно, заявил вице-премьер России Дмитрий Рогозин. "Причина должна быть установлена детально, поэтому пока никаких шашкометаний. Надо дать спокойно поработать государственной комиссии", - сказал он в четверг (его цитирует "Интерфакс").

По словам вице-премьера, возможно, никаких кадровых решений и не потребуется. "Вдруг - внешнее воздействие, камень какой-нибудь или мусор, все может быть", - подчеркнул он.

Вице-премьер отметил, что госкомиссия, которая должна установить причины инцидента с "Прогрессом", уже начала работу. "Пока никаких версий существенных нет ни у кого. Здесь произошла настолько нештатная ситуация, что специалисты пока не могут выяснить причину", - уточнил он.

Рогозин напомнил об аварии с "Протоном", после которой была найдена так называемая материальная часть, то есть останки ракеты. Тогда была установлена причина аварии - ошибка установки датчика угловых скоростей. "Здесь (в ситуации с "Прогрессом") можно только понимать, что происходило, по цифрограмме и по телеметрии. А телеметрия шла с большими сбоями", - заключил он.

«Прогресс М-27М» был запущен с космодрома «Байконур» 28 апреля в 10.10 мск с помощью ракеты-носителя «Союз-2.1а». По плану, через шесть часов после старта он должен был причалить к МКС. Однако после отделения третьей ступени начались сбои при передаче с корабля в ЦУП телеметрической информации. Космический грузовик перевели с шестичасовой на двухсуточную схему стыковки с МКС. Во вторую половину дня во вторник также стало известно, что корабль быстро вращается вокруг своей оси.

Роскосмос ранее сообщал, что трубопроводная магистраль "Прогресса" повреждена. По словам источника ТАСС, это позволяет с большой долей уверенности говорить, что на корабле не осталось большого запаса топлива и корабль не взорвется при входе в атмосферу. Даже если бы на "Прогрессе" сохранилось все горючее, которое он вез на станцию и имел в собственных баках, интенсивность горения корабля в плотных слоях атмосферы такова, что взрыв не успел бы произойти, добавил он.