Бывший замначальника ГУЭБиПК добровольно прыгнул с шестого этажа, решило следствие

Генерал-майор полиции, бывший замначальника ГУЭБиПК Борис Колесников добровольно выпрыгнул из окна шестого этажа СКР, приводит «Коммерсантъ» выводы следствия о причинах гибели 16 июня 2014 г. обвиняемого в организации преступного сообщества полицейского. В результате в возбуждении уголовных дел о доведении до самоубийства в отношении двух следователей и халатности конвоя было отказано. Адвокаты намерены обжаловать постановление следствия.

В результате дополнительной судебной экспертизы следствие установило, что 16 июня, когда Колесников был доставлен на допрос в СКР, он находился в «упадническом» настроении. По словам следователя ГСУ СКР Алексея Буканева, Колесников сожалел, что не ушел из органов милиции, и интересовался, сколько ему дадут. Он настаивал на встрече с главой следственной группы по его делу Сергеем Новиковым, а когда тот пришел, попросил конвой вывести его в туалет.

По дороге Колесников поговорил с Новиковым около пяти минут. В туалете с Колесникова сняли наручники. Он растолкал конвоиров, побежал в торец здания к пожарной лестнице, откуда и выбросился вниз. Новиков рассказал, что «все произошло внезапно, в течение двух-трех секунд», он «не успел среагировать на побег Колесникова и каким-либо образом воспрепятствовать ему». При этом следователь уверен, что Колесников «умышленно настоял на встрече с ним наедине, за пределами кабинета с целью проверить возможность свободного выхода на пожарную лестницу для беспрепятственного совершения самоубийства». Ранее озвучивалась версия о том, что Новиков мог выйти на пожарную лестницу вдвоем с Колесниковым, чтобы покурить.

По словам сокамерника Колесникова, с 12 по 15 июня 2014 г тот вел себя «подавленно, но спокойно, очень много курил, вспоминал семью, говорил, что очень их любит, доставал из шкафа фотографии семьи и целовал их». Перед выездом на последний допрос в СКР Колесников побрился, чего не делал несколько дней. Затем нервно ходил по камере и несколько раз спрашивал сокамерника: «Что делать? Подскажи, что делать?»

Проверка также показала, что в организме Колесникова не было наркотических веществ. Следствие не нашло ни амфетамина, ни морфина, ни кокаина, ни героина, ни других наркотических или сильнодействующих средств. Эксперты обнаружили лишь фенобарбитал, обладающий седативным действием, но исключили «связь между приемом данных препаратов и суицидом».