Россия поставит Сирии стрелковое оружие, гранатометы и БТРы – «Коммерсантъ»

Переговоры о поставках в Сирию нескольких партий стрелкового оружия, гранатометов, бронетранспортеров БТР-82А, военных грузовиков «Урал» и другого вооружения для локальных боевых действий «ведутся или близки к завершению», утверждают источники «Коммерсанта» в сфере военно-технического сотрудничества с иностранными государствами. Они указывают на то, что поставки ведутся «в соответствии с международным правом, с соблюдением всех формальностей и в рамках существующих контрактов» между правительствами России и Сирии. Часть из них осуществляется на аванс Дамаска в $400 млн, выделенный на закупку систем ПВО С-300ПМУ-2, которые «Москва после консультаций с властями Израиля решила не поставлять». Москва уверена, что «усиление сирийской армии должно существенно помочь в борьбе с ИГ».

Информация о поставках согласуется с активным продвижением Москвой идеи подключения сирийских вооруженных сил к антитеррористической коалиции. «Инициатива президента России о противодействии ИГ включает в себя в качестве стержневого элемента необходимость бороться с терроризмом повсеместно, без попыток устанавливать градацию: где «террористы» хорошие, а где - плохие», - заявил заместитель главы МИД России Сергей Рябков на выставке Russia Arms Expo - 2015.

Собеседники Reuters уверены, что российские военные участвуют и во внутрисирийском конфликте и в ближайшее время ждут подкреплений. Армейские источники агентства говорят об отправлении в Сирию из России двух десантных кораблей и дополнительного самолета со спецтехникой. Москва утверждает, что в ее самолетах для Сирии исключительно гуманитарная помощь.

«Недопустимо оказывать какую-либо поддержку режиму Асада, Ведь это позволяет ему избегать поиска конструктивного диалога с целью окончания конфликта», - заявил пресс-секретарь посольства США в РФ Уильям Стивенс. Он подчеркнул, что США «ведут борьбу с ИГ вместе с 60 иностранными партнерами по коалиции, и режим Асада не может быть партнером в этой борьбе». России же следовало бы, по его мнению, подключиться к антитеррористической коалиции, а не «поддерживать режим, чьи продолжающиеся злодеяния лишь питают рост экстремизма».