И. о. руководителя РУСАДА: NYT вырвала мои слова из контекста

Корреспондент New York Times сделала свои выводы, вырвав из контекста слова и. о. руководителя Российского антидопингового агентства Анны Анцелиович. Как передает «Интерфакс», Анцелиович написала это в Facebook. «Я из часового интервью сказала много чего, в частности, что до получения ответов спортсменов и вынесения решений федерациями/КАС не имеет смысла в принципе говорить о данной ситуации, так как пока представлена только одна сторона», - объяснила она.

«Ну а то, что я была шокирована докладом Макларена, это мои слова, - добавила Анцелиович. - Я думаю, мы им все были шокированы. И я пришла в РУСАДА до Камаева в 2010 г. (...) Я искренне считаю, что делать такие выводы - это не в компетенции РУСАДА. Свои проблемы в РУСАДА мы признали и пытаемся решить», - добавила она.

The New York Times после интервью Анцелиович написала, что это был первый официальный случай, когда российские чиновники признают, что сговор в допинговой сфере был. Ранее любые намеки по поводу наличия российской «допинговой программы» категорически опровергались. Из публикации следует, что Анцелиович заявила газете, что при подготовке к Олимпийским играм 2014 г. в Сочи в России действительно существовала «допинговая программа». По ее словам, «это был институциональный сговор». Она добавила, что была «шокирована» этими выводами, появившимися в ходе расследования агентства, подчеркнув, что российским властям не было известно о программе, а государство не являлось ее заказчиком.

О том, что слова Анцелиович были «искажены и вырваны из контекста», заявило и РУСАДА. По версии агентства, и. о. гендиректора сделала замечание, что в отчете, опубликованном 9 декабря 2016 г., Ричард Макларен отказался от слов «государственная система допинга» и использовал словосочетание «институциональный заговор», исключая, таким образом, возможную вовлеченность высшего руководства страны. Журналистка Ребекка Руиз, «вырвав из контекста данные слова, создала впечатление, что руководство РУСАДА признает наличие институциональной схемы покрытия допинга в России», указало РУСАДА. «Хотелось бы подчеркнуть, что у РУСАДА нет и не могло быть полномочий на признание либо отрицание подобного факта. Расследованием по данному делу занимается Следственный комитет РФ. Кроме того, хотелось бы отметить твердую убежденность РУСАДА, что у каждого обвиняемого спортсмена есть неотъемлемое право возражать на предъявленные обвинения», - цитирует «Интерфакс».