Депутатам предложили запретить суррогатное материнство в России

Сенатор Антон Беляков внес в Госдуму законопроект о запрете суррогатного материнства в России. Как сообщает «Интерфакс», законопроект уже появился в базе Госдумы. Сенатор предлагает запретить «использование суррогатного материнства, то есть вынашивания и рождения ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям», цитирует агентство. Запрет он предлагает ввести не навсегда, а до тех пор, пока в стране не будет выработан «новый, комплексный подход к институту суррогатного материнства, в равной мере защищающий права и интересы детей, суррогатных матерей и потенциальных родителей».

В пояснительной записке указано, что во многих странах, в том числе Австрии, Германии, Норвегии, Швеции, отдельных штатах США, Франции, суррогатное материнство полностью запрещено, а в ряде стран (Великобритания, Израиль, Швейцария) оно жестко регулируется, в том числе там может быть запрещено оказание услуги суррогатного материнства на коммерческой основе. Россию же автор поправок относит «к числу стран с самым либеральным и наименее проработанным законодательством, регулирующим вопросы суррогатного материнства». Он отмечает, что все чаще к услугам россиянок в этой области прибегают не российские пары, а иностранные. По его оценке, ряд факторов сделал Россию одним из центров «репродуктивного туризма». В 2015-2016 гг. рост потока медтуристов в Россию обеспечивали, по большей части, всего три направления: ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение), донорское оплодотворение и суррогатное материнство, отмечается в пояснительной записке.

Беляков считает суррогатное материнство «грубейшим нарушением прав ребенка, прежде всего - на личную и семейную идентичность и связанное с таковой специфическое общение с родной матерью». В пояснительной записке он указывает, что «ребенок в младенческом возрасте имеет устойчивую психофизиологическую связь» с биологической матерью и эта связь формируется еще до рождения. Разрыв этой связи влечет существенный стресс для ребенка и иные негативные для него последствия, отмечает сенатор.

Он считает, что до тех пор, «пока в России не будет выработан новый, комплексный подход к институту суррогатного материнства, в равной мере защищающий права и интересы детей, суррогатных матерей и потенциальных родителей, следует запретить использование суррогатного материнства на территории нашего государства».

В интервью ТАСС Беляков заявил, что Россия превратилась в «репродуктивную Мекку» для иностранных граждан и что, по его мнению, законодательно урегулировать этот вопрос невозможно.

«В России коммерческое суррогатное материнство должно быть приравнено к торговле людьми, как это уже сделано в ряде стран», - заявила сенатор Елена Мизулина, комментируя предложение Белякова. Как передает ТАСС, эту форму торговли людьми она считает одной из очевидных угроз всему человечеству, «способность вынашивать ребенка не должна ставиться в один ряд с обыденными оплачиваемыми услугами». При этом Мизулина не поддерживает полный запрет суррогатного материнства, поскольку «есть случаи, когда этот способ остается для супружеской пары единственной возможностью иметь собственных биологических детей». Она считает необходимым контролировать коммерческую составляющую этого явления, также она отмечает, что сейчас не защищены права суррогатной матери и биологических родителей.

Русская православная церковь поддерживает запрет суррогатного материнства, поскольку подобная практика унижает достоинство женщины и подрывает основы семейных ценностей, сказал ТАСС заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. Тем, кто хочет воспитывать детей, но не может их родить, он посоветовал усыновлять сирот, которым нужна родительская любовь. «Совсем необязательно обращаться к технологиям, которые подрывают представление о семье и отношениях между ребенком и матерью», - отметил он.