На процессе экс-губернатора Хорошавина объявлен перерыв из-за замены адвоката

Южно-Сахалинский городской суд объявил перерыв до 3 апреля на процессе по делу экс-губернатора Александра Хорошавина и его подчиненных. Как сообщил «Интерфаксу» представитель суда, бывший губернатор нанял нового адвоката - Евгения Балабаса, и тот попросил у суда время на изучение материалов дела. Прежний адвокат чиновника Ольга Артюхова была вынуждена вылететь в Москву для участия в новом процессе. Впрочем, по словам представителя суда, она собиралась вернуться на Сахалин также к 3 апреля.

Хорошавин и его подчиненные обвиняются по девяти эпизодам получения взяток и в отмывании преступно нажитых средств. Кроме экс-губернатора в числе подсудимых его заместитель Сергей Карепкин, советник Андрей Икрамов и министр сельского хозяйства, торговли и продовольствия Сахалинской области Николай Борисов. По версии следствия, с 2009 по 2015 г. они систематически получали от предпринимателей Сахалинской области взятки за право выполнения работ по госконтрактам, получения субсидий из федерального и областного бюджетов. Всего за этот период ими было получено около 522 млн руб., оценило следствие. Хорошавин был задержан в начале марта 2015 г., а 25 марта того же года президент Владимир Путин отправил его в отставку в связи с утратой доверия.

Южно-Сахалинский городской суд 20 мая 2016 г. конфисковал у семьи экс-губернатора имущество, происхождение которого владельцы не смогли объяснить: несколько квартир и земельные участки в элитных районах Москвы, дом на Рублевском шоссе, роскошные автомобили, ювелирные изделия и денежные средства. Представитель генпрокуратуры в суде говорил, что за восемь лет общие доходы Хорошавиных составили около 55 млн руб., но приобрели они имущество на 1,1 млрд руб., а при обыске на их банковских счетах было обнаружено еще более 750 млн руб. Семья Хорошавиных пытается оспорить эти решения, указывая, что статьи закона о контроле за расходами чиновников и статья 235 Гражданского кодекса нарушают их конституционные права.

В начале судебного процесса, 6 марта, экс-губернатор заявил суду, что по восьми из девяти эпизодов его якобы следователи не допрашивали ни как обвиняемого, ни как свидетеля, вещественных доказательств он не видел и по ряду эпизодов он не знает людей, которые считаются соучастниками.