Укрепление международного сотрудничества в области борьбы с коррупцией ставит перед бизнесом новые задачи

22 апреля 2016
- Подавляющее большинство компаний (91%) поддерживают необходимость повышения прозрачности информации о конечных собственниках. - Уровень коррупции не снижается: 39% считают его высоким в своей стране - На фоне непростых условий работы 42% респондентов оправдывают неэтичное поведение. - Вопросы защиты персональных данных препятствуют эффективному противодействию киберпреступности, при этом лишь 41% финансовых директоров беспокоит этот вопрос.

ЛОНДОН, МОСКВА, 22 АПРЕЛЯ 2016 ГОДА. На фоне роста геополитической напряженности и повышенной волатильности на финансовых рынках по всему миру все чаще звучат призывы к повышению прозрачности бизнеса. Об этом говорится в 14-м международном исследовании EY, посвященном рискам мошенничества в 2016 году, «Корпоративные нарушения – индивидуальные последствия» (Global Fraud Survey 2016: Corporate misconduct – individual consequences). Такие растущие угрозы, как усиление киберпреступности, финансирование терроризма и недавние громкие раскрытия информации о возможном незаконном использовании офшорных юрисдикций целым рядом компаний и физических лиц по всему миру, требуют комплексных мер не только со стороны государства, но и самого бизнеса, для которого вопрос управления рисками мошенничества, взяточничества и коррупции еще никогда не был таким актуальным.

Как следует из опроса EY, который проводился с октября 2015 года по январь 2016 года среди почти 3 000 менеджеров из 62 стран, бизнес единодушно выступает за большую прозрачность информации о конечных собственниках – 91% опрошенных руководителей хотели бы знать, кто на самом деле является владельцем организаций, с которыми они ведут дела.

Дэвид Сталб, руководитель глобальной практики услуг EY в области расследования мошенничества и содействия в спорных ситуациях, говорит: «Учитывая повсеместную тенденцию к ужесточению ответственности за действия третьих лиц, а также недавние скандалы, связанные с возможным использованием офшорных юрисдикций в противоправных целях, получение полной информации о клиентах, партнерах и поставщиках становится приоритетной задачей для бизнеса. Повышение прозрачности – это задача, которая сегодня волнует всех».

Тем не менее, большая прозрачность информации – это лишь часть решения. Доля респондентов, считающих уровень коррупции в своей стране высоким, практически не изменилась и составляет 39% по сравнению с 38% в 2014 и 2012 годах. Отвечая на вопрос о взяточничестве и коррупции в своей компании, который задавался в рамках опроса впервые, 32% респондентов выразили личную обеспокоенность, что подобная проблема может касаться и их мест работы в том числе.

Скоординированные усилия регуляторов по искоренению коррупции

Контрольно-надзорные органы разных стран понимают масштабы ущерба, который коррупционные преступления могут нанести финансовой системе в непростые для нее времена, и тесно сотрудничают друг с другом, чтобы привлечь виновных к ответственности. Многие респонденты поддерживают такие усилия: 83% согласны, что активное уголовное преследование преступников помогает сдерживать мошенническую деятельность, взяточничество и коррупцию.

При этом 42% респондентов признаются, что могут оправдать неэтичные действия, совершаемые для достижения намеченных финансовых показателей, а 16% финансовых руководителей среднего звена готовы одобрить идею о предложении денежного вознаграждения в обмен на заключение или продление контракта. В такой ситуации службам, ответственным за соблюдение корпоративной этики и нормативных требований, крайне непросто обеспечить ведение коммерческой деятельности строго в рамках правового поля.

Помимо этого, в странах с развивающейся экономикой[1] широко распространено мнение о том, что коррупция зачастую остается безнаказанной: 70% респондентов в Бразилии и 56% в Африке и Восточной Европе считают, что, несмотря на объявленную в их странах борьбу с коррупцией, действующая система правосудия неэффективна.

«В связи с усилением взаимодействия правоохранительных органов разных стран избежать наказания за мошенничество, коррупцию и взяточничество стало сложнее, – отмечает Дэвид Сталб. – Однако ответы респондентов, озабоченных размахом злоупотреблений, говорят о том, что компании по-прежнему могут серьезно пострадать от противоправной деятельности отдельных сотрудников. Без сомнения, активное внедрение новых технологий отчасти решит проблему. Еще больше можно сделать за счет использования инструментов криминалистического анализа, которые помогают обеспечить эффективное управление рисками, а также предотвращать и выявлять правонарушения».

Инициативы, реализуемые отдельными государствами и регуляторами в рамках борьбы с противоправной экономической деятельностью, дают свои плоды. Например, в Индии, где на государственном уровне принимаются активные меры по повышению прозрачности информации и искоренению коррупции, доля респондентов, считающих уровень коррупции в стране высоким, снизилась с 67% в 2014 году до 58% в этом. Такая же ситуация наблюдается в Китае, где 74% респондентов положительно оценивают сложившуюся в стране правоприменительную практику и отмечают эффективность антикоррупционных мер, принимаемых правительством.

Соблюдение законодательства как фактор успешного роста

Расширение границ деятельности является важнейшей задачей для большинства компаний, однако выход на новый рынок всегда сопряжен с новыми неизвестными рисками. Как свидетельствуют результаты опроса, многие компании не принимают надлежащих мер по их минимизации, в частности:

- каждая пятая компания не включает в объем независимой антикоррупционной диагностики третьих лиц;

- каждая третья не проводит перед принятием инвестиционного решения оценку страновых или отраслевых коррупционных рисков;

- лишь половина компаний использует инструменты криминалистического анализа для выявления и снижения рисков.

Критическое значение инноваций в свете новых рисков

Важным источником информации о происходящих правонарушениях являются сами сотрудники. Горячие линии для получения таких сообщений организованы в 55% компаний, принявших участие в опросе. Регуляторы приветствуют эту практику, и в некоторых странах, включая США, за сообщения о злоупотреблениях предусмотрено значительное денежное вознаграждение. Однако такие механизмы не всегда эффективны. По словам респондентов, их успешной работе мешают определенные барьеры, например, чувство солидарности к коллегам, подозреваемым в мошеннической деятельности, взяточничестве или коррупции, (18%) или лояльность по отношению к работодателю (19%).

«Некоторые сотрудники, движимые совершенно разной мотивацией, готовы использовать конфиденциальную информацию своей компании в противоправных целях или предоставить к ней доступ третьим лицам, – говорит Дэвид Сталб. – Необходимость решать задачи безопасности в контексте неприкосновенности персональных данных создает дополнительные трудности. Защита деловой информации от хакерских атак и утечек изнутри самой организации должна стать первоочередной задачей, как для непосредственного руководства компании, так и для ее совета директоров. При этом 59% считают риск киберпреступности низким, и этот подход необходимо кардинальным образом пересмотреть».

Анализ части исследования по России

Дмитрий Жигулин, партнер EY и руководитель группы услуг в области расследования мошенничества и содействия в спорных ситуациях, говорит: «Российские власти продолжают развивать и совершенствовать законодательство в области борьбы с коррупцией. В частности, был расширен круг чиновников, которые обязаны раскрывать свои доходы, а также сообщать о потенциальных конфликтах интересов. Важно отметить, что в России борьба с коррупцией осуществляется не только на региональном и федеральном уровнях – как известно, некоторые бывшие губернаторы и чиновники находятся под следствием – но и на международной арене. Так Россия добивается экстрадиции ряда бизнесменов, которые подозреваются в использовании незаконных схем в целях обогащения.

Все эти усилия властей нашли свое отражение в исследовании этого года. Согласно его результатам, уровень коррупции в российской корпоративной среде продолжает неуклонно снижаться. Он уже находится ниже общемирового уровня, а также уровня развивающихся стран. Тем не менее, России еще предстоит большая работа в этом направлении, поскольку многие респонденты по-прежнему оказались готовы оправдывать использование неэтичных практик. Именно поэтому особое место в борьбе с коррупцией занимает сам бизнес, который должен продолжать совершенствовать свою антикоррупционную политику и методы оценки соответствующих рисков, однако пока этот процесс наблюдается далеко не во всех компаниях».

Согласно результатам исследования, если в прошлом году 48% респондентов в России сообщали о том, что считают коррупцию и взяточничество в корпоративном секторе широко распространенным явлением, то в этом году такое мнение высказали только 34%, что ниже общемирового показателя в 39%. Аналогичный российскому показатель был также зафиксирован в США и Польше. По мнению респондентов, наиболее высокий уровень коррупции в бизнес-среде наблюдается в Бразилии (90%), Украине (88%) и Таиланде (86%), а самый низкий – в Финляндии (0%), Саудовской Аравии (4%) и Швеции (4%).

Кроме того, значительно снизилось число российских участников опроса, сообщивших об использовании в их отрасли взяток для получения контрактов. По сравнению с прошлым годом показатель упал в три раза с 24 до 8% (общемировой – 11%). Наиболее распространенной данная проблема оказалась в Украине (36%), Кении (32%) и Колумбии (30%).

Как показывают результаты исследования, несмотря на положительные сдвиги, которые произошли за последний год, России необходимо продолжать целенаправленную работу по борьбе с коррупцией. В частности, 52% российских респондентов считают борьбу с коррупцией недостаточно эффективной, несмотря на предпринимаемые властями усилия. Признанными лидерами в этой области являются Китай и Сингапур, где данный показатель составляет всего 8%.

Совершенствовать этические принципы ведения бизнеса необходимо и в самих компаниях, поскольку на данный момент due diligence или комплексная диагностика не включает в себя:

- Оценку антикоррупционной политики (26%)

- Cтрановые коррупционные риски (24%)

- Отраслевые коррупционные риски (24%)

- Проверка третьих сторон (подрядчиков, агентов, дистрибьюторов) на благонадежность (24%)

- Интервью с ключевыми лицами в компании (24%)

12% опрошенных в России также готовы прибегать к неэтичным действиям для преодоления кризиса, а 26% могут оправдать их, если они совершаются для достижения намеченных финансовых показателей. В то же время важно отметить, что оба показателя в России находятся не только ниже общемирового уровня (36% и 42% соответственно), но и уровня развитых стран (30% и 35% соответственно).

Отчет по результатам опроса доступен по адресу: www.ey.com/FIDS

[1] Для целей данного отчета под странами с развивающейся экономикой понимаются следующие страны и территории: Аргентина, Болгария, Бразилия, Венгрия, Вьетнам, Гонконг, Египет, Израиль, Индия, Индонезия, Иордан, Кения, КНР, Колумбия, Латвия, Литва, Малайзия, Мексика, Нигерия, ОАЭ, Оман, Польша, Россия, Румыния, Саудовская Аравия, Сербия, Словакия, Словения, Таиланд, Тайвань, Турция, Украина, Филиппины, Хорватия, Чехия, Чили, Эстония, ЮАР, Южная Корея.

Глеб Костарев EY + 7 (495) 755 97 00
Оригинал пресс-релиза
Все пресс-релизы компании
  • Главное
  • Популярное