Недвижимость
Бесплатный
Алексей Яблоков

Хроника войны в Большом Козихинском переулке

Баррикады надо строить. С двух сторон, чтобы никто не въехал.

— У меня есть оружие: две винтовки. Могу принести.

— Да куда винтовки! Если бы гранаты достать, тогда еще можно воздействовать…

Беседа эта происходит в Большом Козихинском переулке. Жители совещаются, как им поступить с рабочими, которые только что снесли дом № 25, неприметный особняк конца XIX века.

Конфликт вокруг него не утихает уже полгода. Весной владелец здания, ТСЖ «Вектор», получил разрешение на строительство и ордер на снос. Однако 16 июля, когда фирма-подрядчик «Сатори» начала работы по сносу, рабочие встретили активное сопротивление жителей соседних домов, а также членов Общественной коалиции в защиту Москвы. С 16 июля возле дома круглосуточно дежурили активисты. «Особняк находится в охранной зоне, — повторяли они, — сносить его нельзя». 3 августа Объединение административно-технических инспекций отозвало ордер на снос до тех пор, пока стороны не придут к единому решению.

Решение было неожиданным. 8 августа в Большом Козихинском переулке началась война. Около 6 часов утра во дворе появились 50 широкоплечих бритоголовых мужчин. Лица их были закрыты строительными масками. Несколько человек подняли и оттащили в сторону мешавшую въезду техники машину, в которой находился дежурный Денис Воробьев. Опустив машину на землю, люди в масках деловито прокололи ей шины и подперли деревянной балкой, чтобы водитель не уехал. Затем блокировали бревном подъезд дома № 23, не давая жильцам выйти и вмешаться.

После чего рассредоточились вокруг стройки, угрожая подоспевшим людям физической расправой. Практически сразу началась драка. Тем, кто пытался препятствовать или протестовать, «боевики», как их окрестили жильцы, наносили удары по телу. За некоторыми бежали по переулку и, догнав, били. 15-летний Андрей Новичков, направлявшийся к месту стычки с видеокамерой, был остановлен тремя «боевиками» за несколько кварталов до стройки. Один из мужчин отвел его в сторону и несколько раз ударил в грудь и по животу, а когда Андрей упал, нанес ему удар ногой.

Всего в утреннем столкновении 8 августа пострадали около 20 человек, трое из них были госпитализированы с подозрением на переломы ребер и сотрясение мозга. Некоторые жильцы залезли на крышу соседнего дома и кидались в строителей кусками шифера и обломками кирпичей. В результате двое «боевиков» получили травмы головы.

В момент стычки на месте находились сотрудники ОВД Пресненского района. Никаких действий они не предпринимали, на просьбы жителей вмешаться отвечали: «Пишите заявление в ОВД».

Все это рассказал Роман Ткач, координатор Общественной коалиции в защиту Москвы. Он и его жена Елена — лидеры местного движения сопротивления: собирают документы, общаются с органами власти.

— Это просто беспредел, Сагра в центре Москвы, — говорит Роман. — Но раз они так, то и мы так. Будем блокировать строительство, возводить баррикады.

В 14.30 из Козихинского переулка в сторону мэрии двинулась колонна из 25 человек. Шли дворами, чтобы не перехватила полиция. Жители несли мэру Москвы петицию с требованием привлечь «боевиков» к уголовной ответственности и остановить стройку. Возле мэрии колонну встретили несколько офицеров полиции и трое бойцов ОМОНа. Они вежливо предложили разместиться на тротуаре возле здания и разрешили пройти внутрь одному человеку, чтобы отдать заявление. Люди простояли возле мэрии до пяти часов вечера, периодически скандируя: «Собянин, выходи!» Полиция посмеивалась.

В 17.20 колонна вернулась в переулок. К этому моменту место стройки уже обнесли решеткой. За ней, скрестив руки на груди, стоят «боевики». Их около семидесяти человек, все в футболках и спортивных штанах — никаких примет ЧОПа.

Неожиданно к дому прибывает наряд из пятерых сотрудников ОВД Пресненского района, а затем подкатывает автобус с отрядом ОМОНа — те самые бойцы, что стояли у мэрии.

— Сейчас что-то будет, — уверенно говорит Роман.

И правда — через минуту во двор пытается въехать грузовик: он везет бытовку для «боевиков». Жильцы перегораживают въезд, кричат на водителя. «Боевики» медленно надвигаются на людей. Вдруг из старого тополя, растущего во дворе, с яростным гудением вылетает осиный рой. Осы вьются над «боевиками», кусают одного в шею. Матерясь, охранники беспомощно размахивают руками.

Неподалеку один из руководителей стройки тихо беседует с майором полиции.

— Не накаляй обстановку, — говорит майор.

— Давай мы отодвинем их! — горячится тот. — Мы бить не будем. Просто отодвинем.

— Говорю: не надо, — повторяет майор. — Пускай отъедет.

Грузовик уезжает.

— Вы все равно проиграете. Чего бороться, — говорит «боевик».

В ночь с 8 на 9 августа бытовку пытаются ввезти еще несколько раз, но жители каждый раз отбивают атаку. «Боевики» не выступают: поблизости дежурит наряд полиции. В два часа ночи появляется актриса Татьяна Догилева, живущая в соседнем доме. Кормит дежурных котлетами, «боевикам» просовывает сквозь решетку мандарины. Разносится слух, что мэрия уже велела префектуре «разобраться».

9 августа в 7 утра снос дома возобновляется. Теперь от него осталась только часть фасада и боковой стены. Роман и Елена вновь вызывают полицию. На этот раз приезжает ОБЭП. С появлением пятерых в штатском стройка тут же замирает. «Боевики» исчезают с территории, уходят дворами. Возле молчащего экскаватора только несколько гастарбайтеров и представитель ТСЖ «Вектор» Иван Соловьев.

— Эти люди — смутьяны и провокаторы, — говорит Соловьев, имея в виду жильцов. — Кидали камни в экскаватор. Пытались похитить пакет документов у президента строительной компании. Электричество нам перерубили.

— Ваши охранники избивали людей 8 августа?

— Меня в этот момент не было. Я ничего не видел.

Сотрудники ОБЭПа внимательно выслушали обе стороны и устно порекомендовали застройщикам пока что приостановить строительство. «Официально запретить его у нас, к сожалению, нет полномочий», — пояснил сотрудник ОБЭПа Андрей Мазур. Он также принял от Елены Ткач заявление на двух листах, где говорится о многочисленных нарушениях, совершенных ТСЖ «Вектор». 12 августа сотрудники ОБЭПа должны будут либо завести уголовное дело в отношении застройщика, либо взять еще десять дней на дополнительное рассмотрение. Что касается жителей Большого Козихинского переулка, то они намерены продолжать блокаду до победного конца.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more