Недвижимость
Бесплатный
Наиля Иванова
Статья опубликована в № 3110 от 28.05.2012 под заголовком: Доходное место: Вкусно и рискованно

Ресторанный бизнес может приносить до 30% годовых

Ресторан может приносить до 30% годовых. Но чаще приносит убытки – по международной статистике, ресторанный бизнес входит в топ-5 банкротств.
М. Стулов

К началу кризисного 2008 года 20% жителей столицы регулярно обедали и ужинали в заведениях общественного питания. Кризис уменьшил количество любителей ресторанов до 15%. Но уже в 2010 г. популярность общепита начала расти. В настоящее время, по данным консалтинговой компании «Бюро ресторанных инициатив», число москвичей, постоянно обедающих и ужинающих вне дома, составляет 30%. «По количеству ресторанов, кафе и баров Москва – явный аутсайдер по сравнению с мировыми столицами, – говорит Сергей Иванов, управляющий партнер «Бюро». – В 15-миллионном мегаполисе точек общественного питания в шесть раз меньше, чем в Париже, население которого едва дотягивает до 4 млн человек. Так что нашему рынку есть куда расти». Согласны с коллегой и специалисты консалтинговой группы «Резалт», по итогам исследований которой российский ресторанный рынок имеет большой потенциал роста.

Годовой оборот ресторана, открытого в правильном месте и по правильной концепции, может составлять более $1 млн, а прибыль – около 30%. Неудивительно, что число желающих открыть свое заведение, несмотря на экономические катаклизмы и изменчивые вкусы публики, не убавляется. Даже при условии, что ресторанный бизнес в международном справочнике банкротств Dun & Bradstreet стоит на четвертом месте после магазинов одежды, мебели и фототоваров. Каждый новоиспеченный ресторатор уверен: к нему эта статистика не имеет никакого отношения, уж он-то знает, как сделать ресторан успешным.

Деньги или идея

На вопрос «Что первично в открытии ресторана – деньги или идея?» однозначного ответа у игроков рынка нет. Ресторатор и совладелица заведений «Итальянец», «Баба Марта», «Лофт», Dissident, остерий «Уно» и «У Джузеппе» Галина Дувинг считает, что ресторан начинается с денег. «Под идею можно долго и безуспешно искать инвестиции, – говорит она. – Исключения составляют, пожалуй, идеи некоторых национальных кухонь, когда диаспора считает делом чести «проявить себя миру» через ресторан».

Директор и совладелец ресторана португальской кухни El Fara Константин Зинковщук эту точку зрения не разделяет. «Деньги под идею найти можно, – уверен он. – А вот хорошую, успешную идею под деньги – далеко не всегда». Концепция заведения должна быть сформирована полностью еще до того, как начнется поиск инвестиций под нее. «Проект типа «Наш ресторан будет лучше, чем у...» – прямой путь к провалу, – уверен Зинковщук. – Все должно быть продумано до мельчайших подробностей, вплоть до последнего столового прибора. Под приблизительную идею и деньги будут искаться «приблизительные». А при таком подходе открыть успешное заведение просто нереально».

Деньги, необходимые на старте, вполне реальные – $0,7–1,5 млн. «В среднем 1 кв. м ресторана – с учетом разработки проекта, ремонта, закупки оборудования и проч. – обходится в $2500», – подсчитывает президент Национальной гильдии шеф-поваров, владелец гастрономического ателье «Груша» Александр Филин.

Основываясь на результатах исследований, проведенных специалистами «Бюро ресторанных инициатив», Сергей Иванов приводит следующие данные: «При открытии ресторана 10% от общей суммы идет на аренду помещения, еще 20% – на покупку оборудования и мебели, еще 8% – на приобретение посуды. На дизайн тратится около 5%, ремонт и монтаж оборудования съедают 30%. До тех пор пока заведение работает без прибыли, зарплата персонала платится из той же суммы и составляет 7%. Еще 10% средств уйдет на продукты и напитки. Есть еще такая статья, как «дополнительные расходы», куда входит, например, приобретение лицензий и проч. Она также составляет примерно 10% от общей суммы, выделенной на открытие ресторана».

Свои или заемные?

Подавляющее большинство столичных ресторанов и кафе открываются на собственные деньги их хозяев. Константин Зинковщук считает такой подход верным. «На первом этапе, когда заведение еще только начинает работать, прибыль далека от желаемой, – объясняет он свою позицию. – Чтобы достичь нужных показателей, надо вкладываться в раскрутку. Основной источник – та самая полученная прибыль, которая и так невелика, а в случае с заемными средствами становится еще меньше, поскольку уходит на обслуживание кредита». Такого же мнения придерживается и Сергей Иванов из «Бюро ресторанных инициатив». «Первый ресторанный проект лучше открывать на свои деньги, а следующие можно уже на заемные, – говорит он. – Под уже действующий бизнес инвестиции привлекать легче».

Александр Филин не столь категоричен. По его мнению, инвестиции «со стороны» могли бы значительно ускорить процесс выведения ресторана на рентабельный уровень. Но сам он, открывая уже вторую «Грушу», делает это без финансовых партнеров.

Банки к рестораторам относятся настороженно, слишком уж ненадежным им кажется этот актив. Практически все заведения располагаются на арендованных площадях, а оборудование, конечно, дорогостоящее, но быстро изнашивается и не производит впечатления достойного залога. Частные инвесторы, не принимающие непосредственного участия в создании заведения, а лишь субсидирующие этот процесс, обозначают свой интерес как 40% от чистой прибыли. Как показывает практика, наиболее эффективный способ открыть ресторан в партнерстве – разделение ответственности, когда один инвестор отвечает за ремонт и подготовку заведения, а другой – за кухню.

В бизнес-плане предприятия питания есть такое понятие, как «точка безубыточности», когда оборот ресторана покрывает все расходы без привлечения дополнительных средств. В зависимости от формата заведения срок достижения этой заветной цели у всех разный, от нескольких месяцев до нескольких лет, говорит Иванов.

«Период окупаемости проектов может составлять от трех месяцев до – самое долгое – 20 месяцев, – делится опытом Галина Дувинг. – Это если вложено до $1,5 млн. Если выход на уровень такой рентабельности затягивается, речь идет об ошибках управления или неверной концепции».

По оценкам экспертов, быстрее всего отбиваются фастфуды: вложений требуют минимальных, открываются в местах, где есть гарантированный поток. Концептуальные заведения принести устойчивую прибыль в первый год работы не могут. «Читая на вывеске ресторана слово «траттория», потенциальный клиент четко сориентирован – итальянская кухня, пицца, спагетти и проч. Это гастрономическое направление у нас в стране, и уж тем более в Москве, раскручено, – рассказывает Константин Зинковщук. – А вот если открываешь ресторан, в основе меню которого кухня, мало известная потребителю, как, например, в нашем случае, рассчитывать на быструю раскрутку без каких-то специальных мероприятий не приходится. Сколько людей, идущих мимо нашего заведения, пусть даже и расположенного в самом центре Москвы, знают, что такое «португальская кухня»? Сколько из них хотя бы приблизительно представляют, чем же тут будут угощать?» В итоге, рискнув открыть в столице ресторан мало известной москвичам кухни, возврата вложенных в него средств владельцам пришлось ждать более полутора лет.

И снова location

Сергей Иванов, консультирующий многих начинающих рестораторов, считает, что местоположение для прибыльного ресторана – условие № 1. Например, концептуальные гастрономические заведения лучше открывать в центре города.

Правда, Александр Филин, открывший свою первую «Грушу» – в чистом виде авторское заведение – на Новослободской, сегодня переезжает со своим гастрономическим ателье из центра столицы почти в конец Ленинского проспекта. Потерять посетителей из-за «удаленного доступа» не боится. Его решение открыть заведение в спальном, хоть и престижном, районе продиктовано как раз заботой о клиентах. «В какой-то момент мы поняли, что прежняя «Груша», в которой было всего 40 посадочных мест, становится категорически маленькой, – рассказывает президент Национальной гильдии шеф-поваров. – Гостям приходилось бронировать столики уже не с утра, а за несколько дней. Стало ясно: еще чуть-чуть – и мы начнем терять клиентов». Новой «Груше» теснота не грозит – заведение рассчитано на 120 посадочных мест. «Концепцию мы уже проверили на практике, – говорит Александр Филин. – Она работает, и работает хорошо. Думаю, будет работать и в отдалении от центра».

«Автоматически прибыльных ресторанных проектов – ни отдельно стоящих, ни находящихся в торговом или бизнес-центре, не существует, – уверена Галина Дувинг. – Всегда важно сочетание нескольких факторов: соответствие концепции, запросам потребителя, наличие решений, которые могут стать своего рода «подушкой безопасности» для заведения и принести гарантированный доход. Например, бизнес-ланчи или летняя площадка».

С точки зрения организации процесса, по мнению специалистов, самыми выгодными, бесспорно, являются сетевые проекты, поскольку позволяют добиться максимального сокращения издержек и могут управляться достаточно эффективно из единого центра. «С другой стороны, штучный товар ценен уникальностью и настоящей персонификацией гостя, – говорит Галина Дувинг. – Согласитесь, представить себе в сетевом исполнении, например, ресторан «Пушкин», мягко говоря, сложно, да и не нужно».

Рядом с офисом и домом

Ирина Рачевская, ведущий консультант по торговой недвижимости, Cushman & Wakefield: – В последние годы ресторанов премиального сегмента открывается все меньше, в этой категории выживают только яркие имена. Рестораторы стали делать более демократичные форматы, при сохранении качества интерьера и обслуживания работая на более низком чеке. В целом спрос на ресторанные помещения меньше подвергся влиянию кризиса, чем другие сегменты ритейла, как за счет активной экспансии сетевых операторов, так и за счет появления новых игроков. Наиболее востребованы места с высокой офисной активностью и одновременно находящиеся рядом с жилой застройкой. В этом окружении ресторан работает максимально эффективно и в будни, и в выходные. Базовые ставки аренды на небольшие помещения в таких местах могут достигать $2500–3000 за 1 кв. м в год.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать