Недвижимость
Бесплатный

Любители загородной недвижимости в США вкладывают миллионы в старые лодочные сараи

Чтобы перестроить их в элитное загородное жилье на озере

Если вам повезло и вы купили старый лодочный сарай на берегу озера, то все, что нужно, – это деньги, чтобы превратить его в престижную загородную недвижимость.

Ли Андерсон, коллекционирующий старые лодки, давно положил глаз на лодочные сараи в стиле Адирондак, построенные в конце XIX в. для американских магнатов (Адирондак – горы на северо-востоке штата Нью-Йорк; стиль отличает использование натуральных материалов и величественность форм). В 2002 г. он реконструировал старый озерный причал рядом с городом Ниссуа (штат Миннесота) и превратил лодочный сарай в жилой дом.

Дом получился сказочным: скрепами оконных витражей служат ветки деревьев, а колоннами – старые кедры. В доме площадью более 1000 кв. м помещаются не только паб и огромная восьмиугольная комната, но также закрытые эллинги для пяти яхт.

«Мы любим днем устраивать коктейльные круизы, – говорит Андерсон, владелец строительного конгломерата в Нью-Брайтоне APi Group, – бар всегда открыт, людям нравится смотреть на яхты». Еще 12 деревянных лодок стоят на причале снаружи. Остальная коллекция – всего у Андерсона 38 лодок – хранится в музее, который он же и построил на берегу озера. Рядом с музеем – шато Андерсона и его жены Пенни.

$1 млн за сарай

Любители недвижимости на озерах тратят сотни тысяч долларов на покупку экстравагантных лодочных сараев. Это статусный символ, но не только. У перестроенных лодочных сараев есть практическое применение – как дома для приемов гостей и развлечений. Строительство новых лодочных сараев для жилья на большинстве озер США запрещено. Но если купить старый сарай, то его можно перестроить так, что в нем будут и камин, и кухня, и спальня, и терраса – а также гидравлические лебедки, автоматические двери и другие приспособления для лодок.

«Бывает, что клиент выкладывает за сарай и $1 млн», – говорит Дэн Нардиелло, владелец Redwing Construction, которая работает в горах Адирондак, – там традиция строительства дорогих лодочных сараев жива и сейчас. Спрос на лодочные сараи растет и сейчас составляет 15-20% бизнеса Нардиелло. Значительная часть строительных расходов клиентов связана с работами под водой: для фундамента иногда приходится бурить берег либо нужны сварочные работы, которые выполняют рабочие в аквалангах.

В большинстве приозерных районов действуют ограничения на размер, дизайн и расположение новых лодочных сараев, чтобы не страдала экосистема. На озерах Ниссуа в Миннесоте новые лодочные сараи должны быть удалены от берега минимум на 25 м, но сарай, который купил Андерсон, был построен в 1920-е гг. и потому расположен у самой кромки воды. «От старого железного сарая следов почти не осталось», – говорит он.

Реконструкцию проводила компания Nor-Son, дизайнеры которой ездили в Нью-Йорк и Британскую Колумбию, чтобы выбрать нужные породы дерева для стен, потолков и полов. Из изогнутых веток деревьев получилось ограждение лестницы, а большую комнату украшает каменный камин, покрытый лишайником. «Мы брызгаем его водой два раза в год, чтобы не погиб», – говорит Андерсен.

Андерсен, живущий в основном в Неаполе (штат Флорида) и которому принадлежит еще один дом в Дулуте и виноградник в Хорватии, не говорит, сколько потратил на реконструкцию. Но, по словам архитектора Nor-Son Пола Маки, строительство такого же дома «обошлось бы в $3700-8000 за 1 кв. м».

Сначала собственный сарай, потом — дом

Дин и Андреа Маквиллиамс, владельцы консалтинговой фирмы в Остине, купили в 2008 г. на озере Остин землю и недвижимость за $1,64 млн. Основные работы только предстоят, но пока они потратили $500 000 на строительство лодочного сарая, где Дин Маквильямс держит катер MasterCraft. Он был превращен в комфортабельный лагерь для супругов и их трех детей, когда они отдыхают на озере. В нем нашлось место электротуалету и небольшой кухне.

«Нашей целью было использовать эту недвижимость оптимальным образом – лодочный сарай был самой быстрой и простой возможностью поселиться на озере», – говорит Андреа Маквиллиамс. По ее словам, теперь в планах семьи строительство дома рядом.

Проектировал здание архитектор Томас Берси. При строительстве использовались сталь, медь, стекло и бразильская древесина твердых пород. На втором этаже расположена гостиная с медными экранами, создающими ощущение каюты. Из мебели – встроенные банкетки, обтянутые белой и синей кожей, стальные шкафчики и плазменный телевизор на кронштейне. Обрамляющая стеклянная балюстрада на палубе снаружи открывает вид на озеро и национальный природный заповедник за ним.

Самая неповторимая черта этого места – искусственный водопад: вода льется с верхней палубы в озеро. Его любят не только Маквиллиамсы-младшие, но и проплывающие мимо туристы на каяках. 13-летняя Мэдисон Маквиллиамс хочет стать певицей и использовала водопад как фон при записи клипа. У водопада есть и практическое применение – он заглушает шум проплывающих мимо лодок.

«У здания нет острых углов, и все открыто – из любого места можно прыгнуть в воду", – говорит Андреа Маквиллиамс. Детей, плавающих на каяке или плескающихся в воде, она может видеть из любой точки дома, даже лежа с книжкой на диване.

Лодочные сараи очень популярны и на озере Бертон, расположенном в двух часах езды от Атланты, чьи жители любят и загородные дома, и лодки. «Люди проводят здесь, наверное, не меньше времени, чем в городских домах, и вкладывают в лодочные сараи все больше и больше денег», – говорит агент Ли Барнетт. Она привозит клиентов посмотреть на лодочные сараи за миллионы долларов, которыми усыпано все стокилометровое побережье озера: «Эти здания как бы прилагаются к основному дому».

На озере Бертон есть дом и лодочный сарай у Хилтона Хауэлла, гендиректора Gray Television и президента страхового конгломерата Atlantic American. Недавно он закончил реконструкцию лодочного сарая, сильно разрушенного торнадо в 2011 г., и одновременно занимался ремонтом дома.

Для деревянного сарая он выбрал современный дизайн, чтобы он сочетался с дизайном его нового дома. Восстановление его обошлось примерно в $750 000. В одном из эллингов Хауэлл держит легендарный Chris-Craft 1930 г., во втором — понтонную лодку. Еще две лодки стоят в сарае поменьше, расположенном на берегу. «Это все про лодки, - говорит Хауэлл, – прямо из двери дома выходишь на воду».

Его лодочный сарай расположен в 15 м от берега озера, и к берегу ведет дорожка, засаженная бразильским орехом. 60-метровый открытый павильон над эллингами предназначен для развлечений и отдыха. Все в этом доме устроено так, чтобы близость воды не доставляла неприятностей — начиная от дивана с водонепроницаемой обивкой и большого стола из тикового дерева и заканчивая перилами, не позволяющими гостям ставить на пол бокалы с коктейлями и банки пива, чтобы они не свалились вниз.

«Мы устраиваем вечеринки и обедаем здесь, – говорит Хауэлл, – в августе с озера дует приятный ветерок, и можно сидеть на диване, читать книжку и пить кофе. Вечерами становится прохладно, так что камин – это небольшое чудо».

Перевод Татьяны Бочкаревой

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать