Статья опубликована в № 4172 от 30.09.2016 под заголовком: Сносить можно без суда

Конституционный суд отверг жалобу на внесудебный снос самостроя

Но предписал властям давать его владельцам время на оспаривание сноса в суде
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Конституционный суд отказался рассматривать жалобу депутатов Госдумы от КПРФ на ст. 222 Гражданского кодекса, разрешающую внесудебный снос самостроя. Пункт 4 этой статьи позволяет муниципальным властям сносить самовольные постройки, если те находятся на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или если этот участок расположен в зоне с особыми условиями использования, на территории общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей. Как подчеркивается в определении Конституционного суда, права собственности предоставляются лишь в отношении права, возникшего на законных основаниях, а право собственности на самовольную постройку может быть признано только в случае, «если сохранение этого строения не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан».

Суд выбрал форму отказного определения, а это дает надежду: постановление невозможно было бы оспорить, судьи стали часто так делать в политических вопросах, говорит руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов, помогавший готовить это обращение. Его суть была в том, что процедура сноса не коррелирует с нормами судебной защиты – предприниматели при наличии всех документов не успевали разобраться в суде, поясняет эксперт. С этой точки зрения в определении есть полезная позиция суда: срок сноса должен учитывать возможность обжалования в суде. Проблема и в том, что люди не видят аналогии: если можно сносить такие постройки, то можно будет с такими же аргументами снести и частные постройки, отмечает он: «Московская общественность очень плохо реагировала на эту тему и не чувствовала проблемы. А предпринимательское сообщество сильно разобщено и боялось активно выступать, в малом бизнесе это настоящая проблема».

Две волны

211 объектов снесли московские власти в 2016 г.: 104 из них были ликвидированы в феврале, еще 107 – в конце августа. При этом в августе многие владельцы признанного незаконным самостроя согласились на добровольный демонтаж

С точки зрения Конституционного суда гарантии права собственности предоставляются лишь в отношении права, возникшего на законных основаниях: если постройка возведена самовольно и незаконно, то и права собственности на нее нет, следовательно, и нарушено оно быть не может, объясняет юрист Алексей Синицын: «В решении это звучит гладко, но на практике муниципалитеты могут запросто что-нибудь напутать и принять спорное решение о сносе или заведомо незаконно признать постройку самовольно возведенной и снести в противоправных целях». В этой ситуации собственнику необходимо в судебном порядке обжаловать незаконно принятое решение о сносе, приостановив его исполнение, и постараться, если необходимо, легализовать постройку, советует юрист. По его мнению, существенных изменений в правоприменительной практике такое решение не повлечет: оно подтверждает, что действующее законодательство не нарушает защищаемое Конституцией право собственности, а решения муниципальных органов о сносе самостроя ни в коем случае не должны противоречить уже принятым судебным решениям.

С принятием этого определения практика противодействия сносу объектов существенным образом не изменится: суд четко обозначил пути защиты прав для лиц, заинтересованных в сохранении своих объектов, соглашается адвокат фирмы «Юст» Дмитрий Железнов. Примерно такие же меры защиты применялись и ранее – ничего нового, отмечает он: «Разве что суды со ссылкой на это определение станут чаще применять обеспечительные меры, выражающиеся в приостановке действия решения о сносе до вынесения судебного акта. Но это не решит по существу проблему тех граждан и организаций, чьи объекты попадут под снос».

Теме самостроя не удалось стать протестной, потому что реакция на нее была у всех разной, констатирует политолог Алексей Макаркин: «В магазинах и кафе у метро по большей части работали приезжие, а покупали там студенты и молодые люди. Владельцы самостроя оказались недостаточно влиятельными для поднятия протестной волны». Пенсионеры, наоборот, к сносу отнеслись положительно, а так как голосовать ходят у нас больше бабушки, чем предприниматели, и на 100 предпринимателей приходится 1000 бабушек, то власть при принятии этого решения сделала выбор в их пользу, объясняет Макаркин.

Читать ещё
Preloader more