В Петербурге снесены первые «хрущевки»

Программа развития застроенных территорий в городе началась в 2008 году
Снос общежитий на Малой Охте. Четырехэтажные здания были построены в 1940-х гг., ко времени сноса находились в аварийном состоянии /«СПб Реновация»

В июле начался демонтаж пятиэтажек в квартале Сосновая Поляна, в августе доломали старые расселенные общежития на Малой Охте. Программа развития застроенных территорий (РЗТ) реализуется с 2008 г. То есть в Петербурге с момента ее начала до сноса прошло более 10 лет. В Москве крушить построенные в 1960-е гг. индустриальным способом пятиэтажки начали при Юрии Лужкове (в 1999 г.); Сергей Собянин (в 2017 г.) поставил этот процесс на конвейер.

Международный опыт

Проблему изношенного жилья в кварталах массовой застройки решают не только в России. В Германии, преимущественно в Восточной, после войны тоже понастроили массу панельных домов. С середины 1990-х гг. немцы готовили градостроительные документы и проекты реконструкции; с 2000 по 2006 г. под реновацию попало около 3 млн квартир. Примерно 60% домов пришлось снести, остальные реконструировали. Ключевое отличие от российской практики – и снос, и модернизация пятиэтажек проходили за счет федерального бюджета.

В Китае программа замещения ветхого жилья реализуется с 1949 г. В Пекине реновации подверглось более 16 млн кв. м; в 2017 г. затраты на снос, расселение и новое строительство составили $4,5 млрд, речь также идет о государственном финансировании. Кроме того, в Китае нет права собственности на жилье: участки под жилыми зданиями предоставляются в аренду на 70 лет с правом пролонгации (под коммерческими объектами – на 40 лет). Что будет по истечении этого срока, не известно: ограничение введено относительно недавно.

В большинстве стран, где для массовой застройки использовались технологии индустриального домостроения, дома принадлежат муниципалитетам, обитают в них на правах социальной аренды. Например, квартал Дюшер в Лионе, построенный в 1960-е: к моменту принятия решения о сносе оказалось, что 80% квартир социальные и только 20% в частной собственности. Снесли, построили получше, финансирование – из местного и федерального бюджетов.

Почти нигде в мире подавляющая доля массового социального жилья не принадлежит жильцам, кроме стран бывшего советского блока. В Румынии и Болгарии панелек возвели много, доля собственного жилья – 97 и 95% соответственно. Сейчас перед этими странами встает та же проблема: жилой фонд изнашивается, у правительства денег для его замещения в таком объеме нет, у собственников – тем более. В Прибалтике пока ограничиваются точечной реконструкцией отдельных зданий.

Москва пошла по пути Германии (с уклоном в снос всего подряд), Воронеж и Омск пребывают в том же тупике, что и Румыния. Петербург выбрал особый путь – реновация за счет девелопера.

Столичный вектор

Московская программа реновации была заявлена в 2017 г. с одобрения президента РФ. К сносу определено более 5173 домов в 122 районах столицы, переехать в новые дома должны будут около 1 млн москвичей. В 2019 г. переселилось около 12 000 жителей, в планах на 2020 г. – столько же. По состоянию на август было расселено 43 дома, сформировано 450 стартовых площадок, 60 домов уже построено, 262 – в процессе проектирования и строительства.

Значительно скорректированы федеральные правила: участие дома в программе определяется голосованием жильцов (две трети «за» достаточно); проект планировки территории не обязателен; градостроительные регламенты также в расчет могут не приниматься.

Самое главное – московские власти готовы выделять на реализацию программы около 100 млрд руб. ежегодно. А также то и дело подчеркивают, что девелоперы работают с мэрией в качестве подрядчиков: например, по данным РБК, в прошлом году ГК «ПИК» заключила контракты на 40 млрд руб. и должна за эти деньги построить 686 000 кв. м жилья для переселяемых москвичей.

Тут, конечно, возникают вопросы. По предварительным данным, для комфортного расселения в пределах нормативов понадобится в 1,3–1,5 раза больше жилья, чем было в хрущевках (в современных домах больше кухни, есть балконы и др.). То есть пять этажей снесли, семь построили – и вроде бы достаточно. Однако по факту нередко на месте пары ликвидированных пятиэтажек возникают 2–3 башни от 20 до 30 этажей. Плотность застройки возрастает в несколько раз.

Петербургский вариант

В том, что петербургская программа реализуется со скрипом, есть и бюрократические причины (первое разрешение на строительство было выдано лишь в 2013 г.), и экономические. Городской бюджет напрямую не участвует, а девелопер – компания «СПб реновация» – строит, сколько может. И расселяет тоже. Фактически расселение – это плата за участок и за право строить в обжитых зонах. Схема экономически не безупречная, бизнес сложный и трудно просчитываемый, поэтому других желающих нет (одним кварталом занималась компания «Воин-В», но вышла из проекта со скандалом).

На Малой Охте, между Заневским и Уткиным проспектами, располагалось пять четырехэтажных общежитий. В ходе приватизации в них получились коммунальные квартиры от 12 до 32 комнат с одним санузлом и единственной кухней. Оттуда в новое жилье переехало 130 семей (74 семьи собственников и 56 – нанимателей). Затраты «СПб реновации» на расселение составили 832,5 млн руб. На освободившихся площадках будет построена вторая очередь комплекса «Малая Охта»: три корпуса в общей сложности на 664 квартиры. Подземный паркинг рассчитан на 382 авто. ЖК станет первым кварталом, полностью обновленным по городской программе РЗТ.

Затраты на расселение, похоже, сопоставимы с ценой аналогичного участка под застройку на свободном рынке. Но есть еще фактор времени: первую общагу здесь снесли еще в том же 2013 году. И есть интересы собственников.

С 2013 г. держала круговую оборону семья, прописанная в трехкомнатной квартире в доме на 2-й Комсомольской. Все остальные выехали – владельцы продолжали торговаться. По данным NSP.ru, сумма требований доходила до 42 млн руб., по миллиону за 1 кв. м. Имели право: Петербург в отличие от Москвы подчиняется федеральному законодательству и норма про две трети голосов здесь не работает. На чем в итоге договорились, представители девелопера не рассказывают.

В Курортном районе, в поселке Песочный, где 7–9-этажные дома строятся взамен «убитых» одноэтажных бараков «военно-морского городка», строительство ЖК «Живи! В Курортном» было приостановлено на несколько месяцев из-за достаточно абсурдного иска: несколько жителей, имеющих дома по соседству, заявили, что уровень воды у них в колодцах упал из-за стройки. Суд приостановку отменил, эксперты установили, что строительные работы на уровень вод не влияют.

Такие сюрпризы подстерегают «инвестиционную реновацию» на каждом шагу. Это штучная, точечная работа в условиях высокой неопределенности по срокам. За время реализации программы «СПб реновация» построила 32 дома общей жилой площадью около 450 000 кв. м. За счет инвестора переселено 540 семей. Тогда как в Петербурге к массовой индустриальной застройке относится 7107 жилых зданий, в них обитает 650 000 человек. Программу придется форсировать, иначе износ будет опережать расселение, а на капремонт рассчитывать тоже не приходится – нерентабельно.

Факторы торможения программы известны. Не хватает стартовых земельных участков (в Петербурге переселять жителей можно лишь в границах квартала), и маневренного фонда для переселения жителей первых сносимых домов нет. Дополнительные риски создает «синдром последнего жильца». По ходу программы меняются нормы и правила. В кварталах реновации ряд территорий был включен в зоны регулируемой застройки, часть зданий попала в перечень вновь выявленных объектов культурного наследия; часть дворовых пространств получила статус зеленых насаждений и проч.

В «СПб реновации» уверены, что хотя бы некоторые элементы московской практики точно стоит распространить на другие регионы. «Решение по включению дома в программу производится квалифицированным большинством в две трети жителей, и это правильный подход, – говорит Дмитрий Михалев, руководитель службы по работе с госорганами «СПб реновации». – Без него остальные инициативы будут куда менее эффективны».

Ускорение программы РЗТ может быть обусловлено и недавно заключенным партнерским соглашением, которое подписали «Самолет» и «СПб реновация»: совместный портфель проектов составляет более 20 млн кв. м, это уже игра на другом уровне, с более серьезными возможностями.

Сейчас Смольный и «СПб реновация» готовят дорожные карты по каждому из 22 кварталов программы РЗТ. Инвестор в одиночку программу не вытянет – экономика не позволит. Город тоже не справится – нет у Петербурга столичных миллиардов. И на федеральный бюджет рассчитывать не приходится. Так что стороны обречены на сотрудничество.

А за ними внимательно присматривают пенсионеры из хрущевских кварталов, где с каждым годом качество жизни все хуже, а затраты на ремонт и эксплуатацию все больше.