Нужны ли регионам креативные кластеры

И удастся ли модернизировать заброшенные промзоны не только в Москве и Петербурге
Почти 60% существующих креативных пространств сосредоточено в Москве (974 000 кв. м) /Рабочая Станция

До конца 2021 г. в 10 российских регионах на месте неиспользуемых промышленных территорий или в заброшенных зданиях должно появиться 30 креативных пространств. Программа Rurban Creative Lab Агентства стратегических инициатив (АСИ) в партнерстве с Дом.РФ по созданию креативных кластеров, открытая по поручению президента, стартовала в начале февраля, на конкурсе (см. врез) было отобрано 10 управленческих команд, получивших в программе статус региональных продюсерских центров. Вместе с экспертами они разрабатывают бизнес- и управленческие модели кластеров. Каждая команда будет пилотировать три кластера.

По итогам проекта «будет сформировано несколько финансово-экономических и управленческих моделей, которые в дальнейшем могут тиражироваться в части вовлечения в экономику регионов неиспользуемых промышленных территорий», говорит гендиректор АСИ Светлана Чупшева. «Молодые люди нередко стремятся покинуть родные места, поэтому очень важно привлекать их к работе над городами, в которых захочется остаться», – считает гендиректор Дом.РФ Виталий Мутко.

«Актуальность подобной программы назрела давно, ведь практически в каждом городе есть немало промзон, которые не используются по прямому назначению, – говорит урбанист Сергей Георгиевский, гендиректор агентства стратегического развития «Центр». – И одно из наиболее эффективных решений – передача таких пространств креативным индустриям». Программа, по его мнению, поможет протестировать модели в разных регионах и в течение 3–5 лет сформировать стратегию работы с промышленным наследием, «оценив релевантность практик», которые сейчас имеются в Москве, Санкт-Петербурге, региональных центрах. По данным Дом.РФ, креативные кластеры созданы уже в 28 городах, они занимают 1,65 млн кв. м недвижимости.

Быть или не быть

Почти 60% существующих креативных пространств сосредоточено в Москве (974 000 кв. м), и еще 17% приходится на Санкт-Петербург (273 000 кв. м). Креативная индустрия постепенно становится одним из драйверов экономики крупных городов. «В Москве в промышленности в классическом ее понимании работает около 600 000 человек, а в креативной индустрии – полмиллиона, т. е. она уже практически догнала по своим объемам, по количеству работающих, классическую промышленность Москвы», – отметил мэр столицы Сергей Собянин на встрече с руководителями и собственниками столичных творческих пространств 10 апреля.

В столице территории бывших промзон превратились в крупные индустрии, объединившие анимацию, дизайн, IT-технологии, моду, театр, выставки. «Вокруг этих территорий появились атмосферные общественные пространства, комфортное жилье, – рассказывает руководитель Центра городских компетенций АСИ Татьяна Журавлева. – Мы поможем регионам не только перенять этот опыт, но и сформировать новые модели креативных пространств, избежать ошибок в процессе их создания». При помощи партнеров программы планируется привлекать на региональные площадки самых креативных резидентов.

От Москвы до самых до окраин

По программе Rurban Creative Lab креативные кластеры должны появиться в Ульяновской, Иркутской, Новгородской, Тюменской, Свердловской, Самарской, Новосибирской и Рязанской областях, а также в Республике Удмуртии и Ханты-Мансийском автономном округе.
Для организации пространств выделены в том числе и дореволюционные объекты и памятники архитектуры. Например, электростанция в Рязани, построенная в стиле неоготики в конце XIX – начале XX в. Еще один рязанский кластер создадут на территории ВДНХ, построенной в 1955 г. Павильоны там не такие помпезные, как в Москве, но уютные и функциональные. Поскольку они включены в перечень объектов культурного наследия, при создании кластера планируется сохранить архитектурные элементы. По мнению экспертов, такой кластер прекрасно впишется в туристические маршруты: всего в 15 минутах ходьбы находится Рязанский кремль.
В Ижевске планируют преобразовать в кластер комплекс бывшей республиканской типографии. Еще один ижевский объект, который рассматривается для работы, – градообразующий железоделательный (металлургический) завод, построенный на реке Иж в середине XVIII в. Внешне здание напоминает санкт-петербургское Адмиралтейство.
Другой кластер в Удмуртии («Дом Бодьи») появится в старинном поселке Якшур-Бодья на базе старого хлебозавода, там планируется организовать центр развития ремесел. Поселок расположен в 40 км от Ижевска и считается одним из туристических центров. В Самарской области под кластер выделено старейшее купеческое село Екатериновка, там планируется развивать индустрии, ориентированные на творческую молодежь и туристов. Другая креативная точка в регионе должна появиться в здании объекта культурного наследия – «Мельницы Соколова», которая должна стать символом исторического центра города, катализатором перезапуска места зарождения Самары, новым «хлебным местом».
Концепции кластеров самые разные. Например, в Иркутске кластер под названием «Байкальская Сибирь» станет площадкой для творчества, обучения, продюсирования, запуска новых медиа, а в «Квартале декабристов» планируется создать единый культурно-исторический центр и «Байкальск экоцентр» для проведения молодежных фестивалей и форумов. В Новгородской области один кластер посвятят киноиндустрии (там будут проводиться киновечера, организован прокат оборудования), второй – инжинирингу, программированию, дизайну.
В Тобольске запланирован ремесленный кластер «Базарная площадь», а в Тюмени – «Фабрика», где разместятся резиденты из сферы дизайна, архитектуры и медиа, и «Мануфактура» на базе бывшего завода деревянного домостроения, где совместят производства, студии, мастерские и офисы.
В Ханты-Мансийске запланирован кластер «Мегион. Кузница кадров / Творческая лаборатория», в Сургуте – «Спортзавод», круглогодичный парк, проводящий соревнования всероссийского и международного уровня, и кластер «Ядро города». В городе Белоярский появится этнокультурный центр с фокусом на национальную арктическую этнокультуру, традиционные национальные ремесла, национальную кухню, этнотуризм, арктическую архитектуру и событийный туризм.

«Создавать творческие кластеры необходимо по всей стране. Во многих регионах значительная отрицательная динамика миграции представителей креативных профессий. Творческие люди не находят возможностей реализовать свои амбиции, нет мест, где можно жить, работать и развиваться в комфортной среде внутри близкого по духу комьюнити, – продолжает глава архитектурного бюро A61 Дмитрий Морозов. – Комфортная среда – это не только чистые улицы, хорошее озеленение и благоустройство, а именно атмосфера полифункциональности и продуктивности. Не обнаружив в городах таких мест, многие рано или поздно уезжают в столицу или за пределы страны».

Однако опрошенные «Ведомостями» эксперты очень осторожно оценивают программу Rurban Creative Lab.

«Создание креативных кластеров не искусственный процесс, и он не насаждается сверху. Кластеры появляются в ответ на спрос. Спрос на продукты креативных индустрий есть в городах-миллионниках и паре-тройке приближенных к ним регионов, где исторически сложились сильные творческие сообщества», – рассуждает Евгений Москвичев, руководитель проектов в ИФГ Agastone (управление недвижимостью, инвестиционные решения). Но, во-первых, в этих местах уже созданы креативные пространства, во-вторых, сейчас ни один кластер не растет, а думает, как выживать, – креативная индустрия страдает во время кризисов первой, отмечает он.

«Город-миллионник наберет критическую массу для освоения промышленной территории и создания точки роста. Если же в городе проживает 200 000–500 000 человек, то творческих людей будут десятки, а этого недостаточно. Например, в Москве на одного горожанина приходится ориентировочно 0,04 кв. м креативной индустрии. Соответственно, в городе с населением в 500 000 общая площадь арт-пространства не должна превышать 20 000 кв. м», – говорит Юлий Борисов, руководитель группы компаний UNK (градостроительство и архитектурное проектирование, комплексное проектирование корпоративных и общественных интерьеров).

Регион региону рознь

«В регионах пока мало креативных бизнесов, которые могли бы быть не просто хобби, а зарабатывать деньги. Потому в малых городах можно рассчитывать на очаги и междусобойчики знакомых друг с другом людей, но редко где это перерастает в настоящие устойчивые кластеры», – отмечает Ян Ярмощук, руководитель команды Flacon-X (подразделение дизайн-завода «Флакон») и основатель проекта CreativeSpace Hunter. По его словам, из всего этого зачастую получается «еще один формат дома культуры», особенно на селе.

Особняком стоит Московская область, где уровень социально-экономического развития, во многом обусловленный близостью к Москве, позволяет создавать полноценные креативные кластеры. «Это единственный регион, для которого Москва с натяжкой может выступать в качестве образца, когда спрос на креативные пространства формируется предложением. В остальных регионах опыт Москвы не референтен из-за объемов рынка и уровня доходов потенциальных пользователей креативных пространств», – уверен Григорий Соломин, управляющий партнер проектно-консалтинговой компании «Новая земля», эксперт НИУ ВШЭ (факультет городского регионального развития). Он приводит пример подмосковной программы «Территории роста», в рамках которой в 2018 г. были разработаны концепции развития площадок в Балашихе, Коломне и Орехово-Зуеве. В каждый проект планируется вложить от 40 млн до 300 млн руб. в зависимости от вовлекаемых площадей (в среднем порядка 20 000 руб. на 1 кв. м), на каждые 10–15 кв. м будет создано одно рабочее место. Инвесторами выступают преимущественно частные лица. Есть примеры полностью девелоперских проектов (Наро-Фоминск), компаний, управляющих недвижимостью (Раменское). Расчетные сроки окупаемости составляют семь лет, но из-за пандемии увеличиваются до 10 лет.

Самый эффективный креативный кластер создан, по словам Соломина, в Орехово-Зуеве: «Там разработана грамотная концепция: есть коворкинг и event-площадка, проводят концерты, стендапы и лекции. Предусмотрен якорный резидент, маркетинговое агентство с уклоном в IT, вокруг него все и построено, генеральный директор одновременно является и управляющим кластером».

Как показала практика, даже не каждый город-миллионник готов обеспечить такой спрос на креативные пространства, который, во-первых, окупит инвестиции в них, во-вторых, даст возможность работать без убытка оператору кластера. Например, Самара по версии Дом.РФ считается одним из самых перспективных городов для кластеров. Однако недавно там выставили на торги по банкротству территорию бывшего завода кинотеатральной аппаратуры «Кинап». Предлагается классическая площадка для арт-кластера: центр города, берег Волги, дореволюционные артефакты – краснокирпичные цеха с живописными трубами. В бывших заводских корпусах до недавнего времени располагались студии, офисы, рестораны, предприятия сферы услуг, фитнес, был даже парк аттракционов. То есть владельцы уже пытались создать креативное многофункциональное пространство, куда для поддержания экономики интегрировали традиционные бизнесы. «Мы обратили внимание на этот проект, и, так как наша специализация – работа с недооцененными активами, прорабатывали разные варианты развития территории. Маркетинговый анализ и стартовое социокультурное проектирование показали, что невозможно в Самаре привлечь к объекту трафик, который смог бы окупить вложения и приносить прибыль. Скорее всего, скоро на этом месте мы увидим жилые дома – здесь экономика понятна», – рассказал Москвичев из Agastone.

Весьма сомнителен, по его мнению, успех креативных кластеров и в сельской местности: «Есть много примеров создания творческих пространств в деревнях, но инвесторы и собственники придумывали эти проекты как хобби или как дополнительный способ популяризовать и привлечь внимание к своему основному бизнесу. Например, в деревне Богимово Калужской области есть «Галерея в коровнике». Отреставрированный коровник оборудовали под небольшое выставочное пространство, там поставили столы для проведения мастер-классов и обучающих лекций по теме животноводства. Все это находится на территории фермерского хозяйства, которое производит органическое молоко и продукты на его основе. На предприятие время от времени приезжают экскурсии, но ни о каком развитии речь не идет».

Деньги решают все

Практически любой объект, не связанный с классическим жильем, можно сделать мультифункциональным, пересмотреть и модернизировать его использование, считает Морозов из архитектурного бюро A61. «Поэтому промышленный потенциал регионов нужно использовать в актуальном ключе, не зацикливаясь на статичных моделях. Даже в процессе реконструкции можно видоизменять и перемещать функции здания и их соотношение для поддержания актуальной модели развития. Ключ к успеху – это адаптивность и многофункциональность», – советует архитектор.

Но Ярмощук из Flacon-X считает, что адаптировать кластер под местные запросы как раз одна из самых сложных задач: «В столицах рынок очень живой, там сосредоточены самые сильные компании сферы креативных индустрий: больше половины занимают индустрия рекламы, IT, архитектура, образование. В регионах многие воспринимают креативные индустрии на уровне «художники и ремесла», хотя эти сферы в действительности занимают не более 5%».

Rurban Creative Lab не предполагает напрямую переносить в регионы опыт Москвы. «При создании креативного кластера необходимо решать локальные задачи, – подчеркивает директор проектов центра городских компетенций АСИ Илья Токарев. – Поэтому все площадки, что прорабатываются в рамках лаборатории, начинают двигаться в самостоятельном направлении с применением индивидуальных моделей управления, которые будут тестироваться на протяжении нескольких месяцев». По его словам, многие участники Rurban Creative Lab самостоятельно себя позиционируют. Например, в Иркутске создают медиадом для тех, кто специализируется на подготовке контента для новых медиа и социальных сетей. Также там появится арт-резиденция, где художники смогут не только работать, но и рассчитывать на медиаподдержку.

Десятка Rurban Creative Lab

На конкурс Rurban Creative Lab поступило 3339 заявок из 80 российских регионов. В нем приняли участие представители 575 населенных пунктов: 151 собственник креативного пространства, 690 представителей муниципалитетов, 405 региональных органов исполнительной власти, 484 предпринимателя, 781 представитель творческой профессии и 828 интересующихся данной тематикой горожан. Было отобрано 10 команд (региональных продюсерских центров). Каждый региональный продюсерский центр запустит по три кластера разных типов на трех разных территориях. Площадки под креативные пространства выделяли регионы.

По мнению экспертов, в регионах креативных арендаторов придется разбавлять традиционными якорями – ритейлом, офисами, развлекательными и образовательными мероприятиями. И возможно, даже строить там жилье. Создавать микс из классического бизнеса и не слишком рентабельных проектов, привлекающих аудиторию и приносящих трафик. «Часть резидентов не будут целевыми именно для арт-кластера, но зато стабильно будут платить аренду и вытягивать остальных», – надеется Москвичев.

Форсаж-архитектор, урбанист, руководитель Европейского проекта «Цифровые города», консультант программ развития ООН Ирина Ирбитская напоминает, что креативные индустрии часто вырастают из места, из его экосистемы. Эксперт, в частности, рассказала о проекте квартала с парком в Калининграде, который создавался в 2008 г. еще до моды на парки, арт-кластеры, коливинги и коворкинги. «Формат «Art-lab-Co-living международный центр» и формат парка Art-lab-park мы предложили не потому, что очень хотелось заложить в проект что-то творческое, а потому, что этот центр был решением проблемы благоустройства и капитализации парка при полном нежелании застройщика этим парком заниматься. Нужны были внутренние силы города и его внешние связи. В программе центра появились офис, лекционные и гостиные международного оператора парка, а также общие коворкинги и студии уединенной круглосуточной работы, где можно и поработать, и поспать, и завтрак приготовить, с роскошными видами на парк и новую городскую площадь с водой», – рассказывает Ирбитская.

Борисов из UNK уверен, что в коммерческом проекте успех зависит от инвестиций в редевелопмент и достаточного количества потенциальных арендаторов. Москвичев обращает внимание на то, что в России институциональные инвесторы (банки или фонды) не вкладывают в креативные пространства. Арт-кластеры – на 100% частные истории и персональные инициативы увлеченных энтузиастов. «Самый распространенный пример финансирования – собственник бывшего завода берет кредит в банке под залог недвижимости», – добавляет Ярмощук.

Инвесторы большей части площадок программы Rurban Creative Lab еще не определены. «Это задача команд – определить ключевого инвестора (или группу инвесторов), который будет инвестировать в реконструкцию и ремонт объектов. Некоторые площадки, например медиадом в Иркутске, уже имеют частных инвесторов, которые вкладывают средства в ремонт зданий, и у них есть готовые бизнес-проекты, – объясняет Токарев. – В случае, например, с рязанской ВДНХ привлечены инвестиции из областного бюджета. Администрация региона приводит в порядок объекты, находящиеся в муниципальной собственности. С частными собственниками, которые владеют некоторыми зданиями ВДНХ, команда проекта ведет работу, они должны самостоятельно привести принадлежащие им территории в соответствие с общим видом объекта».

Однако могут возникнуть проблемы с наполнением креативных кластеров. «В регионах соотношение цены аренды и цены покупки склоняет сильные региональные компании к покупке, и они не хотят переезжать даже в новый кластер, – отмечает Ярмощук. – Это в Москве динамично развивающиеся компании не замораживают капитал «в кирпичах», предпочитая аренду и рассматривая размещение на территории кластеров как дополнительный маркетинговый инструмент».

Есть и другая проблема. В креативных пространствах люди должны оставлять деньги, потому что «расчет идет на процент от оборота арендатора», говорит Москвичев. «Даже московским кластерам приходится сложно. В пандемию они безуспешно пытались получить налоговые льготы и другую господдержку, – напоминает он. – Поэтому история создания кластеров в регионах – исключительно государственная и дотационная тема, лишь в теории ставящая цель социального развития региона». Уже есть примеры создания креативных пространств за бюджетные средства, когда управление осуществляют муниципальные учреждения (например, в Черноголовке).

В мае Министерство культуры внесло законопроект об изменениях в «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» в части закрепления института творческих (креативных) индустрий. Законопроект предполагает, что в специальный реестр креативных индустрий будут внесены бизнесы с высокой долей интеллектуальной собственности на балансе, а меры поддержки такого бизнеса будут включаться в стратегии и планы социально-экономического развития субъектов РФ и муниципальных образований. Это даст возможность развивать инфраструктуру креативного предпринимательства в форматах ГЧП, предоставлять льготы и субсидии креативным предпринимателям.