«Для многих город – это бизнес-актив»

Основатель АБ «Остоженка» Александр Скокан о том, чем полезен кризис и почему город – это не нефтяная скважина
Конкурсы для бюро убыточны, но помогают не терять форму /С. Портер

Архитектурное бюро «Остоженка», активный участник московского строительного бума середины нулевых, и сейчас в десятке самых востребованных мастерских.

– Есть ли смысл участвовать в конкурсах, тем более что от первоначального проекта, как правило, мало что остается?

– Есть. Для архитекторов конкурсы – это возможность не терять форму. Для города конкурсы тоже полезны, потому что они формируют портфель идей, которые рано или поздно могут быть реализованы.

Александр Скокан

Директор и главный архитектор АБ «Остоженка»
Александр Скокан родился в Москве в 1943 г.
1966
Окончил Московский архитектурный институт (факультет жилищно-общественного строительства)
1972
Член Союза архитекторов СССР
1973
Руководитель группы архитекторов научного отдела НИиПИ генплана Москвы
1982
Заведующий сектором экспериментальных разработок НИиПИ генплана Москвы
1989
Руководитель архитектурного бюро «Остоженка»
2014
Архитектор года («Арх Москва 2014»)

– Что могут архитекторы, которые всецело зависят от инвестора?

– Кое-что могут. Во многих случаях архитекторы произносят то самое первое слово «да», тогда как профессиональный ответ должен быть «нет, это невозможно по таким-то и таким-то причинам». Один из главных критериев городской архитектуры – уместность. Любое здание должно учитывать контекст, сохранять связь времен, о чем многие архитекторы не хотят думать. Мы, к примеру, сейчас занимаемся подготовкой проекта для небольшой территории на юго-западе Москвы. Среди плотной высотной застройки есть участок с маленькими 2-этажными домиками, на месте которых инвестор хочет построить жилой комплекс. Мы заинтересовались, как здесь сохранилась эта аномалия. И выяснили, что во время войны здесь появился маленький заводик, который делал противопехотные мины. Сейчас никакого завода нет и рядом проходит странной конфигурации проезд, который на самом деле является частью старой дороги к деревне. Мы хотим в проекте отрефлексировать эту память места.

– Архитекторы уже почувствовали наступление кризиса?

– Все по-разному. Пока понять, что происходит, трудно. Очевидно, от каких-то проектов придется отказаться, некоторые, я знаю, уже их откладывают. Любой кризис действует как фильтр, освобождая рынок от непрофессиональных, безответственных, слабых игроков. Я вижу, что многие сегодня действуют по принципу «война все спишет». Мы проектировали, к примеру, один очень дорогой дом, строительство которого заканчивается страшной халтурой. Очевидно, считается, что в тяжелые времена это допустимо. Думаю, мы увидим немало таких примеров.

С другой стороны, многие позиции, которые сегодня кажутся устоявшимися и незыблемыми, скорее всего придется пересмотреть. Возможно, мы наконец найдем адекватную нашей стране модель расселения. Нынешняя вызывает массу вопросов: бесконечные башни в 18, 20 этажей, которые как грибы вырастают посреди лесов и полей в новой Москве и других районах ближнего Подмосковья, – это какая-то аномалия. Не город и не загородный поселок, а какой-то гибрид, который не отвечает никаким представлениям о нормальной жизни.

Многие сегодняшние начинания под вопросом. Заказчики все еще приходят, но уже ясно, что нам придется искать более экономичные решения. И это хороший повод сломать устоявшиеся представления о том, как надо делать архитектуру. Может быть, ограниченность ресурсов, необходимость быть рачительным и ответственным приведут к появлению нового стиля, более рационального и демократичного.

– Почему за 25 лет работы этого не произошло?

– Чем дольше мы живем, тем реже нам удается пообщаться с непосредственными заказчиками. В основном приходится иметь дело с посредниками, у которых нет своего мнения и которые всего боятся. А таких людей бесполезно в чем-либо убеждать и тратить на них время. Зато когда есть возможность поговорить с заказчиком, принимающим решения, нам, как правило, удается обратить их в нашу веру.

АБ «Остоженка»

Архитектурное бюро «Остоженка» основано в 1989 г. Занимается проектированием, строительством и реконструкцией жилых, офисных и торговых зданий, многофункциональных комплексов, общественных интерьеров. Директор и главный архитектор – Александр Скокан. Финансовые показатели не раскрываются.
Крупнейшие реализованные проекты:
Жилой комплекс «Да Винчи» в Одинцове (2013)
Офисное здание в Бутиковском переулке (2010)
Жилой комплекс «Панорама» на Пресненском Валу (2005)
Жилой комплекс «Посольский дом» в Борисоглебском переулке (2004)
Жилой комплекс на Остоженке (2002)
Жилые дома в 1-м Обыденском переулке (2003)
Офисное здание на ул. Щепкина (1999)

– Год начался со скандала вокруг сноса доходных домов Привалова в Москве. Означает ли это реставрацию лужковского стиля управления?

– Думаю, этот инцидент – продолжение давно существующей тенденции. Никаких принципиальных различий между новой и старой администрациями нет, меняются только фамилии главных действующих лиц, а результат в том, что касается сохранения исторической среды, остается прежним. Для многих из них город – бизнес-актив, который должен приносить доход. Все препятствия, мешающие этому, должны устраняться. Теперь город научился превращать многие проблемы в доходную статью, например дефицит парковочных мест или строительство в исторической зоне. Ситуация не решается, зато приносит деньги в бюджет. Но город – не нефтяная скважина, а собрание культурных ценностей, о сохранении которых должны заботиться не только власти, но и сами архитекторы.

– Как отразится нарастающая изоляция России на развитии архитектуры?

– В мире есть тенденция к интернациональному сотрудничеству, это видно и по многочисленным конкурсам, в которых участвуют международные консорциумы, и по отдельным проектам. Люди привыкают работать вместе, благодаря этому происходит взаимообогащение опытом, технологиями, подходами, возникает культурная конвергенция. Сегодняшняя изоляционистская политика – чудовищная ошибка. Думаю, что жизнь нас поправит – и довольно скоро.