«Никакой драмы я не вижу»

Директор музея-усадьбы «Архангельское» Андрей Бусыгин о том, кому и зачем нужна застройка территории музея
Андрей Бусыгин считает, что музей «Архангельское» не может развиваться без строительства инфраструктуры
М. Стулов / Ведомости

– Руководство музея-усадьбы «Архангельского» разработало новую архитектурно-градостроительную концепцию развития территории памятника, которая предполагает строительство на землях дворцово-паркового комплекса около 20 капитальных объектов площадью более 15 000 кв. м.

– Расскажите, как появилась концепция развития музея, предполагающая строительство на его территории.

– Мы не можем не разрабатывать такие концепции. «Архангельское» – федеральный музей, который готовится к своему 100-летию, и мы должны показать, как и в каком направлении он будет развиваться.

Андрей Бусыгин
директор «Государственного музея-усадьбы «Архангельское»
  • 1972
    Ассистент, старший преподаватель, доцент, старший научный сотрудник кафедры политэкономии КГУ
  • 1987
    Заведующий отделом науки и учебных заведений, первый заместитель заведующего идеологическим отделом Татарского обкома КПСС
  • 1990
    Инструктор, консультант отдела национальной политики, помощник члена ЦК КПСС
  • 1991
    Доцент кафедры экономической теории МВТУ
  • 1992
    Профессор Российской академии управления
  • 1994
    Первый заместитель руководителя аппарата Совета Федерации Федерального собрания РФ
  • 1996
    Работает в администрации президента РФ
  • 2005
    Первый заместитель министра по делам территориальных образований правительства Московской области
  • 2006
    Заместитель министра культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации
  • 2008
    Заместитель министра культуры Российской Федерации
  • 2013
    Директор музея «Архангельское»

В нашем музее был создан попечительский совет, который возглавил вице-премьер правительства Дмитрий Козак. В него входят Герман Греф (глава Сбербанка), Андрей Воробьев (губернатор Московской области), Борис Рассказов (глава Красногорского района), представители Промсвязьбанка, банка "Зенит", Муса Бажаев (президент «Группы Альянс») и другие – достаточно представительный круг. Мы собирались в октябре 2014 г., я докладывал о состоянии музея, говорил о том, какая нам нужна помощь. Отметил, что в первую очередь необходима спонсорская поддержка издательской, выставочной деятельности, помощь в финансировании реставрационных работ.

Члены попечительского совета справедливо заметили, что с открытием новых залов в музей-усадьбу придет больше гостей, а условий для комфортного посещения музея нет. Поэтому предложили сначала разработать концепцию развития музея, продумать, какая нужна инфраструктура для удобства посетителей. Для этого была создана межведомственная рабочая группа, которую возглавила Елена Борисовна Миловзорова – заместитель министра культуры России. В октябре попечительский совет утвердил техзадание. Разработкой концепции занимались наши специалисты, приглашенные архитекторы, члены рабочей группы.

В декабре собрали межведомственную рабочую группу, где и представили эту концепцию. Обсуждение прошло успешно, группа рекомендовала попечительскому совету рассмотреть эту концепцию. Надеемся, что на майском заседании совета она будет рассмотрена.

Недавно мы получили градостроительное заключение, где говорится, что можно продолжать разработку концепции, обратив особое внимание на некоторые профессиональные аспекты.

У Юсупова (князь Николай Юсупов, купивший имение «Архангельское» у князей Голицыных) в гостях в год бывали сотни человек, а наш музей ежегодно посещают сотни тысяч. В прошлом году пришло более 400 000 посетителей. Перед музеем стоит задача увеличить поток.

Но припарковать свой автомобиль посетителям негде, автостоянок нет. Попечительский совет в первую очередь обратил на это внимание. Существуют две потенциальные площадки: одна внизу у Горятинских прудов, а вторая - у входа в санаторные ворота (около корпусов санатория Минобороны), где нет леса. Там можно было бы расположить около 100-150 машин на одном и 250 – на втором. Мы хотим их получить в пользование музея. Мы не собираемся зарабатывать на паркинге денег, пусть Красногорский район привлечет каких-то операторов. Нам важно, чтобы люди могли безопасно поставить машину и прийти к нам. Но получить эти участки трудно. Минобороны говорит нам, что под участком у них проходит спецсвязь. А по площадке у Горятинских прудов нам отвечают, что их сложно оформить: одни участки налезают на другие, с этим надо разбираться.

Поэтому возникла идея сделать визит-центр со стоянкой за Ильинским шоссе, как раз напротив его пересечения с Императорской аллеей, которая ведет к дворцу. Она сейчас выпадает из показа, а жаль: ее длина всего 600 м, но она выгнута горбиком, и для идущего гостя дворец как бы поднимается из-за горизонта. Возникает интересный эффект.

– По данным Росреестра, этот участок принадлежит землям лесного фонда.

– Мы собираемся подать заявку на перевод этого участка в земли историко-культурного назначения. На нем мы и планируем расположить визит-центр с кассами, сувенирными магазинами, автостоянку. Под Ильинским шоссе сделать прокол, чтобы люди сразу попадали на Императорскую аллею. Будет достойный красивый вход.

На что больше всего обратили внимание в концепции ее противники – на гостиницу у Горятинских прудов. Дескать, придется вырубить 10 га леса под застройку. Это не так. Мы планировали гостиницу полосочкой вписать в склон оврага и Горятинского спуска. Здесь же сделать проколом под шоссе вход на нашу основную территорию.

Для меня, как для директора, гостиница далеко не приоритет. Если разрешение будет получено, на этот объект потребуется инвестор. Войдет ли территория в достопримечательное место, где возможно строительство, или нет – мы этого пока не знаем. Но считаем, что если где-то и строить гостиницу, то это место самое подходящее.

За Ильинским шоссе находится Театр Гонзага и каретный сарай. Мы предлагаем осваивать там подземные пространства, поскольку наверху территория памятника. И сделать еще один прокол под Ильинским шоссе.

На территории в пределах ограждения планируется воссоздать оранжереи и «Хлебный дом», есть старые чертежи и фотофиксация. Закон разрешает восстанавливать утраченные памятники. Под землей их предлагаем соединить общим пространством, где можно оборудовать ресторан, детские студии. А вход – из естественного оврага. То есть сверху ничего видно не будет, ландшафт не меняется.

По дороге от Святых ворот к храму Архангела Михаила справа была больница, а слева дома церковного причта. Тоже предлагаем их воссоздать и сделать под ними подземные пространства. Там же рядом хотели бы иметь еще и реставрационные мастерские, которых у нас нет. Но они пока под вопросом.

Из наземных объектов концепции на территории запланированы только воссоздаваемые. А новое строительство – визит-центр и гостиница – находятся за пределами ограды музея. Никакой драмы я здесь не вижу.

– Фактически на территории музея располагаются корпуса санатория Минобороны с инфраструктурой для отдыха. Нельзя договориться и отвести под гостиницу для посетителей музея часть их корпуса?

– Если бы исторические корпуса санатория принадлежали музею, можно было бы в одном из них расположить гостиницу, в другом – выставочные площади. Но в Минобороны мне сказали, что санаторий на хорошем счету, даже в межсезонье он загружен на 85%. Не надо отбирать у ветеранов военной службы то, в чем они нуждаются. Не надо проблемы учреждения культуры решать за счет учреждения здравоохранения.

– По соседству с проектируемым визит-центром находится участок на 20 га, который музей отсудил у Минобороны (договоры аренды были признаны недействительными). Передан ли он музею?

– Этот участок в 20 га находится в пределах памятника. Когда я пришел сюда на работу более двух лет назад, я тоже думал, что строить реставрационные мастерские и фондохранилище лучше всего на этом участке. Но сотрудники музея возразили, что это за двумя автомобильными дорогами, размещать там мастерские и фондохранилища неудобно и опасно. Сейчас есть временное фондохранилище около дворца, второе – около Театра Гонзага, в котором хранятся декорации этого итальянского художника. Предполагается, что оно уйдет под землю. А хоздвор музея с гаражами вполне можно было бы разместить на этом участке.

– Парковку с визит-центром на этих 20 га нельзя расположить?

– Парковку там тоже можно было бы сделать. Но если сделать парковку там, людям придется сначала долго идти к Ильинскому шоссе по необустроенной территории, потом через шоссе – это далеко.

– Участок в 20 га музей оформил в пользование?

– Нет. У нас в пользовании участок в 1,5 га под театром, еще несколько лесных участков на той стороне Ильинского шоссе, 40 га в аренде у структур Виктора Вексельберга, который ничего не может на этой земле делать, и мы за этим строго следим. Один небольшой участок перед Новорижским шоссе, который каким-то образом передан нам и еще трем ООО. Но нам этот лесной участок совершенно не нужен, что нам с ним делать, ума не приложу.

На Лохином острове нам переданы два лесных участка общей площадью 133 га. Вот что с ними делать? План освоения лесов стоит несколько десятков миллионов рублей. Мы должны проводить там противопожарные мероприятия, это тоже немалые деньги. Если мы их не проводим – нас штрафуют.

Весь Лохин остров и прилегающую территорию (сейчас это зона охраняемого ландшафта) разработчики – я знаю по совещаниям в Министерстве культуры – предлагают превратить в достопримечательное место.

А территорию, где сейчас планируется многоэтажная застройка по 80 этажей (проект «Международный финансовый центр», контрольный пакет находится у Сбербанка. – "Ведомости"), оформить как зону регулируемой застройки. Я разговаривал с министром культуры [Владимиром Мединским] по поводу этой планируемой застройки, передал ему проект письма на имя Германа Грефа. В нем выражается опасение, что такие высокие здания, которые планируется построить, будут просматриваться с бельведера дворца. Это, конечно, необратимо испортит панораму музея.

Сейчас Лохин остров спасает от посягательств то, что это природный заказник.

– Если здесь будет достопримечательное место, что изменится?

– В пределах достопримечательного места дозволяется иметь иных хозяйствующих субъектов. Но они имеют право вести деятельность с обременением.

– Иные хозяйствующие субъекты – это арендаторы?

– Не обязательно. Тот же комитет лесного хозяйства. Тогда комитет будет следить и обслуживать эти 133 га на Лохином острове.

– Если эта территория станет достопримечательным местом, хозяйствующие субъекты, арендаторы должны будут с музеем согласовывать все изменения, проекты по строительству?

– Нет, только с Министерством культуры России. Нам придется изменить устав. В соответствии с нынешним уставом мы отслеживаем ситуацию в зонах охраны и на территории памятника и принимаем меры реагирования.

Относительно поправок к 73-ФЗ по достопримечательному месту мнения разнятся. Одни читают закон так, что статус достопримечательного места дает территории неприкосновенность, как и статус памятника, другие считают, что это шлюзы для застройщиков. Я не вижу таких опасностей.

Если эта территория станет достопримечательным местом, здесь можно будет строить почти что угодно, согласовав лишь с Министерством культуры.

Мне кажется, если соблюдать законодательство, никаких шлюзов для застройщиков не появится.

– Помните историю с ВТБ и стадионом «Динамо»? Поменяли статус памятника на достопримечательное место, и банк тут же снес историческое здание. Не окажетесь ли вы тоже в зоне риска?

– Есть и другие примеры: Ясная Поляна, Михайловское, Куликово поле. Сейчас территория за Лохиным островом имеет статус охраняемого ландшафта, этот статус менее защищенный, чем достопримечательное место. Если даже в Раздорах что-нибудь высокое построят, вид будет испорчен. Одинцовские небоскребы уже нарушили панораму.

Разработанная концепция будет вынесена на попечительский совет. Мы получили письмо от минкультуры Московской области, в котором они согласились с сутью концепции. В градостроительном заключении отметили, что ее нужно увязать с транспортной ситуацией. Существует проект строительства дороги на сваях, которая пойдет из Раздоров и будущего международного финансового центра, пройдет над Ильинским шоссе, под углом пересечет бывший участок Минобороны (20 га) – и далее планируется большая развязка с выходом на Новорижское шоссе.

– Можно вспомнить скандалы и суды по Радонежу, Бородино. Всех тревожит изменение статуса памятника.

– И когда памятник был, тоже тревожились. Последний конфликт был по участкам, арендуемым структурами Вексельберга. Министр культуры Мединский предложил сделать так, чтобы и аренда осталась, и музей смог получить эти земли. И президент Владимир Путин согласился с подобным решением. Но Росимущество такая постановка вопроса смущает. По закону, если музей эти земли получит, он не имеет права сдать их в аренду. А сохранение аренды при перемене распорядителя тоже законодательно невозможно.

– Ранее была разработана транспортная схема, которой предполагалось ограничить движение по Ильинскому шоссе на территории музея. Что с этой идеей?

– Я обращался в «Автодор», пока они мне ничего не ответили. Честно говоря, это трудный вопрос.

– Вы предполагаете, что транспортная ситуация не изменится, раз планируете проколы?

– В принципе, движение ограничить возможно. Во-первых, для жителей деревни Воронки можно спланировать прямой выезд на Новую Ригу. Жители Горок-6 могут выезжать на шоссе через Глухово. Я много раз предлагал закрыть только сквозной проезд по территории усадьбы. Из-за потока машин по Ильинскому шоссе разрушается театр.

– Какие сроки реализации проекта?

– Пока не определены. Я бы хотел, чтобы в первую очередь появились проколы под Ильинским шоссе к Театру Гонзага, две автостоянки. Хорошо, если они будут сделаны в ближайшие два-три года.

– Финансирование предусматривается бюджетное?

– Думаю, что финансирование должно быть спонсорское.

– От членов попечительского совета или Фонда друзей «Архангельского»?

– Средства нужны большие, а в фонде «Общество друзей «Архангельского» состоят некрупные бизнесмены (в их число входят представители сети гипермаркетов «Глобус», банка «Зенит», ГК «Премьер», "Центросоюза" и др. – "Ведомости"). От Минкультуры мы ждем средств на реставрационные работы, на реставрацию только одного флигеля требуется 360 млн руб., а нам нужно отреставрировать два флигеля с кулисными стенами плюс павильон "Каприз", храм- усыпальницу, Театр Гонзага. В аварийном состоянии нижняя подпорная стена террасы регулярного парка. Очень хотелось бы прийти к столетнему юбилею музея – это май 2019 г. – сделав если не все, что намечается, то хотя бы основное.