Статья опубликована в № 3961 от 17.11.2015 под заголовком: «Мы пойдем дальше на восток»

«Rezidor намерен открывать отели восточнее Новокузнецка»

Москве нужны отели, но сейчас сложно найти финансирование, говорит Дэвид Дженкинс, новый вице-президент по развитию бизнеса в России и странах СНГ Carlson Rezidor

Дэвид Дженкинс, недавно ставший вице-президентом по развитию в России и странах СНГ компании Carlson Rezidor, считает эту гостиничную сеть наиболее амбициозной на постсоветском пространстве. Почти 20 лет Дженкинс работал в Москве в консалтинговых компаниях, где занимался гостиничными проектами, а также в отелях Marko Polo Palace, Marriott. До этого – в Radisson Blu Portman в Лондоне. Свой переход на сторону отельеров он считает естественным продолжением карьеры. «В этой отрасли я прошел все основные позиции, осталось только владельцем стать», – смеется Дэвид.

– Есть планы стать владельцем отеля?

– Посмотрим, может быть, это будет курорт (улыбается).

– Может быть, в Сочи?

– Не думаю. Я уже много проектов сделал в Сочи.

– Как сейчас обстоят дела на рынке консультационных услуг у ваших бывших коллег?

– Российский гостиничный рынок пока не развит в той же мере, что и европейский. Но всегда есть возможности. Даже если нет девелоперских проектов в стадии реализации или не так много покупок и продаж на гостиничном рынке, консультанты все равно загружены аналитической работой. Потому что, например, банкам всегда интересно развитие рынка, тенденции, им нужна независимая оценка текущей ситуации.

– Девелоперских проектов в разработке у консультантов стало меньше, так?

– Дело не в том, что нет проектов или отели не нужны, – нет финансирования. И все ждут, что будет дальше. Отели нужны, к чемпионату мира по футболу, например. Москва нуждается в гостиницах, но сложно найти финансирование, или оно очень дорогое. Впрочем, есть инвесторы, которые рассматривают объекты и проекты, общаются и с консультантами, и с банками, и с нами, операторами. Даже если сейчас они выжидают, то, когда ситуация изменится, уже будут наработанные связи для того, чтобы начать проекты.

– У Carlson Rezidor в России много отелей, много городов. Вы уже во всех побывали?

– Еще нет. Но я был консультантом на нескольких проектах сети, в частности в Нижнем Тагиле, Новокузнецке, Минске. Выстроены отношения с владельцами, и будет интересно продолжать эти отношения уже на стороне оператора.

Carlson Rezidor, безусловно, крупнейший международный гостиничный оператор в России. Когда вы номер один, все хотят догнать вас, стараются подписать больше контрактов, чтобы занять эту позицию. Вы – цель для остальных, но это лучше, чем быть третьим номером и догонять. Мы вряд ли станем номером один в Америке, там есть Marriott, есть Hilton, но мы можем быть номером один здесь, это наша стратегия, и в этом она неизменна. Это не значит только строить или покупать отели. Это значит также вести ответственный бизнес. У нас в регионе Россия, СНГ и Прибалтика 59 отелей, около 5500 сотрудников, за которых мы несем ответственность, которых мы развиваем – проводим тренинги, обучение, инициируем новые программы, такие как «Женщины-лидеры» (Women in Leadership).

Дэвид Дженкинс
Вице-президент по развитию бизнеса в России и странах СНГ Carlson Rezidor
  • Дэвид Дженкинс родился 31 января 1970 г. в Глазго, Шотландия. В 1990 г. окончил университет Strathclyde. В 1990 г. – стажер в отеле Metropole в Лондоне. С 1993 г. работал в Radisson Portman Hotel (Лондон) в качестве ассистента менеджера по закупкам
  • 1995
    Переезд в Москву, работа в отеле Marko Polo Palace
  • 1997
    Работа в Interstate Hotels & Resorts
  • 2006
    Работа в компании Horwarth HTL, занимался открытием российского регионального представительства
  • 2010
    Партнер и руководитель отдела гостиничной недвижимости Cushman & Wakefield в Москве
  • 2012
    Исполнительный вице-президент по России и СНГ компании Jones Lang LaSalle
  • 2015
    С 14 сентября назначен исполнительным вице-президентом по развитию бизнеса в России и странах СНГ группы компаний Rezidor. В своей должности Дженкинс сменил Арилда Ховланда

Мы готовы продолжать развитие в России, СНГ, Прибалтике, Грузии. Это глобальная стратегия, которую формирует наш головной офис в Брюсселе. Именно поэтому у нас большой офис в Москве, около 40 специалистов разных дисциплин (технический отдел, PR, продажи, маркетинг и т. д.) работают здесь. Это огромное преимущество для оператора, потому что мы можем не просто подписывать новые контракты и открывать отели. Мы управляем ими профессионально, с учетом российской специфики, и не из Брюсселя, а непосредственно из России.

– Поменяется ли стратегия в новых условиях? Они наверняка изменились для Carlson Rezidor здесь, как и для всей России.

– Стратегия в целом не поменяется, мы остаемся привержены российскому рынку. Будем активнее развивать два новых бренда: Radisson Red и Quorvus Collection. И возможно, будет франчайзинг (например, в сентябре по франшизе Rezidor отель в Новосибирске открыла «Региональная гостиничная сеть». – «Ведомости»).

Radisson Red – это «стиль для избранных», lifestyle select, спроектированный для того, чтобы уже сегодня познакомить гостей с сервисом будущего. В нашей линейке брендов он будет располагаться между Radisson Blu и Park Inn by Radisson: не слишком дорогой, но классный отель для молодой аудитории. Бренд больше для моего сына, чем для меня самого. Quorvus Collection – это категория люкс. Отель этого бренда уже есть в Шотландии (в Эдинбурге), откуда я родом.

Мы продолжим развитие Park Inn by Radisson, Radisson Blu и планируем двигаться дальше на восток. Сейчас если смотреть на карту России, то наши отели преимущественно сконцентрированы в европейской части страны. Это естественно для развития любой сети здесь, все начинают с крупных городов. Но сейчас у нас есть база, которая позволяет двигаться дальше и расширять наше присутствие в городах восточнее Новокузнецка. Пока этот город – самая восточная точка нашего присутствия, Park Inn by Radisson в Новокузнецке мы открыли в сентябре этого года.

С точки зрения развития бизнеса потенциально интересны такие города, как Хабаровск, Владивосток, Красноярск, Барнаул, Ханты-Мансийск. Там, где есть бизнес, появляется необходимость в размещении, т. е. нужен отель. Например, Нижний Тагил (Свердловская обл.) – это исключительно бизнес-направление, мы там также открыли отель в сентябре. Генератором спроса выступают главные предприятия города, и у отеля серьезная перспектива – бизнес едет в город. То же можно сказать про Норильск, Якутск.

– Вы по-прежнему хотите открыть еще 50 отелей в России?

– А почему бы нет? Запросто можно добавить еще 20 гостиниц Park Inn by Radisson только в Москве.

– Есть проекты, которые оказались заморожены?

– Может быть, чуть медленнее идет строительство, но совсем замороженных объектов нет. Около 20 отелей находятся на различных стадиях проектирования и строительства в России, СНГ, Прибалтике. Сейчас, например, достраивается отель Radisson Blu на 379 номеров рядом со спорткомплексом «Олимпийский» (отель должен был открыться в середине 2010 г., в 2014 г. проект у структур Банка Москвы купила группа «Бин». – «Ведомости»).

У нас большой регион. Где-то спад, где-то подъем. А в России тем не менее есть желание строить и открывать отели. Может быть, не с той скоростью, как это было раньше.

– Что может пойти не так и помешать вам?

– Стратегия базируется на знании. У нас большой багаж знаний, накопленных на протяжении 25 лет, с момента, когда открылся отель «Radisson Славянская» в 1991 г. Я сам живу и работаю в России практически половину своей жизни. У меня даже дача есть!

– Где?

– На Киевском шоссе. Я пью квас и кефир и иногда ем укроп (смеется).

Есть события, которые происходят независимо от нас, политические события. Но мы обязаны найти свой путь в текущих условиях. 10 лет назад мы не ожидали, что у нас будет шесть отелей в Сочи. Но город получил право принимать Олимпийские игры в 2014 г., и компания сосредоточилась на Сочи.

– Мы опять возвращаемся к Сочи. Вы довольны тамошними отелями?

– Очень-очень довольны. Это не просто удача, компания внимательно выбирала правильные объекты. Два – на курорте «Роза Хутор», два отеля в Имеретинской низменности, один из них курортный, другой – конгресс-отель, они работают для разных групп гостей – и отдыхающих, и бизнес-туристов. Еще два отеля – непосредственно в городе. Сейчас гостей достаточно. Однако в Сочи могло бы приезжать и больше туристов. Одна из проблем – цена на авиабилеты. Можно недорого отдохнуть, если летом поехать на горный курорт, это стандартная практика для Европы, где все горные курорты в Альпах загружены летом. А зимой можно ездить в пляжные отели, на спа-отдых. Но авиабилеты такие дорогие – это главное ограничение!

Carlson Rezidor Hotel Group

В портфеле Carlson Rezidor сейчас более 1370 действующих и строящихся отелей на 220 000 номеров в 110 странах. Портфолио Carlson Rezidor включает такие бренды, как Quorvus Collection, Radisson Blu, Radisson, Radisson RED, Park Plaza, Park Inn by Radisson и Country Inns & Suites By Carlson. Штат сотрудников, работающих в компании Carlson Rezidor Hotel Group и отелях под ее управлением, насчитывает 85 000 человек. Корпоративные офисы компании находятся в Миннеаполисе, США, и в Брюсселе, Бельгия. В России, странах СНГ и Прибалтики под управлением группы находится 77 действующих и строящихся отелей на более чем 18 400 номеров, в том числе в России – 34 гостиницы на более чем 9500 номеров.

Санкт-Петербург этим летом превзошел все ожидания! Многие, кто летом ездил по городам Европы – в Вену, Будапешт, Прагу, – в этом году поехали осматривать достопримечательности Санкт-Петербурга. Это один из величайших городов мира, и он всегда был здесь, в нем ничего не поменялось. Просто люди стали больше путешествовать по России. А в Петербурге появился новый, комфортный аэропорт, и новая дорога к нему. Между Москвой и Петербургом ходят «Сапсаны» несколько раз в день, и все они заполнены. Так что, если будет больше возможностей добраться до Сочи, люди поедут.

В Великобритании было так же: примерно 25 лет назад был бум выездного туризма, все получали визы и уезжали. А сейчас большая часть туристов в Лондоне – англичане. Это даже не зависит от экономики или от политики, просто людям стало интересно посмотреть свою родную страну. И надо дать им такую возможность. А пока слетать в Лондон для меня дешевле, чем в Сочи.

– Кроме Москвы и Петербурга иностранные гости знают еще какие-нибудь города?

– Безусловно, иностранцы знают крупные города. То же самое с Великобританией – известен Лондон, но не Манчестер, ну еще Шотландия, куда едут на один день. Это вопрос брендинга, привлечения туристов. Многие знают города Золотого кольца, например, или Казань. Во Владивостоке большая часть туристов из Китая. Но поток туда будет больше, если в городе будут отели международных брендов. Ничего не хочу сказать плохого про локальные отели, есть очень хорошие российские гостиницы. Но большинство иностранных туристов предпочитают известные бренды, поскольку понимают, какой сервис там получат. Будет правильно иметь гостиницы международных брендов на Байкале, Алтае, Камчатке. Для востока страны, пожалуй, оптимальны будут отели средней ценовой категории, на 150–200 номеров, с конференц-возможностями и хорошим рестораном. Такой отель дает дополнительную значимость городу. Но развитие конкретного бренда зависит от возможностей и амбиций инвестора и девелопера.

– Верно ли, что сейчас иностранных гостей существенно меньше, а доля россиян в отелях растет?

– В нашем случае поменялись точки отправления. Меньше стало европейцев, но больше гостей из стран Азии. Да, доля российских путешественников выросла значительно.

– Финансовые показатели группы улучшились за этот год или ухудшились?

– Результаты для компании в целом вполне позитивные. Rezidor Hotel Group за девять месяцев этого года увеличила выручку на 6% до 741,6 млн евро.

– Для инвесторов, которые решатся на новые проекты, такая же радужная картина?

– Есть факторы, на которые никто не может повлиять. Инвесторам нужно более доступное финансирование. Конечно, все операторы хотят видеть повышение средней доходности на номер, а она зависит от состава гостей. Вернется больше европейских, американских туристов – и это позитивно отразится не только на гостиничной отрасли.

– А если этого не случится?

– Экономика не может остановиться, бизнес все равно будет развиваться. Для меня это уже четвертый кризис в России, я помню 1998 год, когда вообще никакой еды не было. А сейчас полки в супермаркетах заполнены, и люди продолжают путешествовать. Отчасти благодаря кризису развивается внутренний туризм

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать