На правах рекламы 16+

Полезные ископаемые Норвегии — инвестиции международного значения

Основатель и заместитель генерального директора Norge Mining Майкл Вурмсер

Добыча минерального сырья — одна из самых перспективных сфер инвестирования. Норвегия имеет все шансы занять лидирующие позиции в этой области: в стране сконцентрированы запасы ванадия, фосфатов и титана. Эти природные ресурсы пользуются спросом на рынке, поэтому компания Norge Mining сделала их добычу приоритетной задачей. Основатель и основной акционер Майкл Вурмсер рассказал, как развивается крупнейший в Европе проект по добыче минерального сырья и почему сегодня для инвесторов это самая привлекательная ниша.

Я занимаюсь сырьевым бизнесом c 2006 года. Мы реализовывали нефтяные и газовые проекты на Ближнем Востоке, разрабатывали месторождения коксующегося угля, редкоземельных элементов и золота в Монголии. 

Проектом Бьеркрейм-Сокндал мы начали заниматься еще в 2016 году: понимали, что это перспективное направление. Фосфаты — основополагающее сырье для производства удобрений. Сегодня этот мировой рынок оценивается в $200 млрд. В 2021 году сегмент фосфорных удобрений находится на второй строчке в мировом рейтинге производства удобрений. 

Государственное норвежское агентство по геологоразведке совместно с университетами страны активно исследовало это месторождение. Группа ученых пришла к выводу, что мы имеем дело с комплексной интрузией (геологическое тело, сложенное магматическими горными породами). Рудное тело состояло не только из фосфатов, но и ванадия и титана. 

Мы начали активно заниматься этой историей, так появилась компания Norge Mining. Следом была тщательная проверка запасов, к которой присоединилась SRK Consulting — независимая и авторитетная компания в сфере геологоразведки. Эксперты подтвердили мысль о том, что это одна из крупнейших интрузия в мире. Изначально мы полагали, что глубина равнялась 300-400 м. Последующие исследования показали, что месторождение намного масштабнее.

В 2019 году мы собрали более 3 тонн дополнительных образцов, чтобы определить концентрацию элементов в руде. Этим занимались ученые в британских лабораториях. Результаты их исследования были следующими: высокая концентрация обеспечит рентабельность добычи. При этом сепарация сырья будет достаточно экономичной благодаря составу руды, а само рудное тело шире и глубже в 10 раз, чем мы предполагали ранее. Получив такие впечатляющие результаты, мы тут же приняли решение расширять бизнес. У нас было 5 лицензий, мы увеличили их число на 40, тем самым закрепили за собой всю территорию месторождения — примерно 420 кв. м. Представьте себе четыре Парижа. 

Летом 2020 мы столкнулись с непростой задачей. Норвегия совместно с Евросоюзом планировала проложить скоростное шоссе длиной 1400 км по нашему месторождению. По проекту путь из Дании в Норвегию должен был соединять Осло, Берген и Трондхейм. 

В ответ на наши заявления о том, что, по словам самого правительства, месторождение имеет национальное и международное значение, мы получали неопределенные утверждения. Шесть лет разрабатывали проект шоссе, и с этим ничего поделать нельзя.

Стратегическую важность месторождения нам пришлось отстаивать во всех государственных инстанциях, начиная от Департамента строительства дорог и заканчивая Министерством транспорта.

И мы добились своего: проект шоссе изменили, и теперь дорога будет огибать наше месторождение. Это огромная победа, которая стоила потраченных усилий. Таким грамотным подходом к делу норвежское правительство выразило поддержку проекту. Обходной маршрут обойдется государству примерно в €320 млн. 

Норвегия грамотно оценивает перспективы нашего направления. Экономику страны формируют добыча нефти и газа и рыболовство. Наш проект позволяет государству рассмотреть еще один виток развития и вывести страну на мировой рынок минерального сырья. 

К нашей отрасли повышенное внимание в Европе, так как импорт необходимого минерального сырья делает ее уязвимой. Естественно, наш проект — возможность решить эту проблему, поэтому я бы успокоил потенциальных инвесторов: добыча ископаемых — приоритетная задача, которая будет занимать особое место во всем ЕС. Например, около 30 млн рабочих мест в Европе напрямую зависят от доступа к импортируемым сырьевым ресурсам. Конечно, политиков не устраивает такое положение дел. Правительство борется с дисбалансом. 

Европейский рынок стабилен, это, пожалуй, еще один весомый аргумент. Крупнейшие месторождения фосфатов в мире находятся в Марокко и Западной Сахаре, в них содержится около 80% мировых запасов. Для сравнения: В Китае, который занимает второе место, — 10%. Мы видим, что в Марокко набирает обороты вооруженный конфликт POLISARIO, цель которого — независимость Западной Сахары. Миру нужен надежный источник жизненно необходимого сырья. Без преувеличения, фосфат обеспечивает ведение сельского хозяйства во всем мире.

Мы поставляем сырье трем глобальным секторам: сельскому хозяйству, металлургии и энергетике. Благодаря этому у нас есть независимость от секторальных кризисов. По текущим оценкам запасов на нашем месторождении хватит как минимум на 100-120 лет.

Я бы назвал ванадий ключевым элементом зеленой энергетики. Мир обеспокоен вопросами экологии, и в будущем этот природный ресурс сыграет очень важную роль. Ванадий может решить проблему сохранения энергии, полученной на солнечных и ветряных станциях. Ванадиевые прямоточные редокс-батареи почти лишены недостатков: имеют почти неограниченную энергоемкость, они безопасны и нетоксичны. Огромное преимущество — невоспламеняемость электролита, которым является простая вода. Всего этого лишены литий-ионные аккумуляторы, которые в любой момент могут взорваться. К тому же их переработка очень дорогостоящая. 

Сейчас ванадий применяется как легирующая добавка при производстве металлических изделий и конструкций, но это пока. Потенциал огромный. 

Если говорить о ближайшем будущем, пока мы — поставщики сырья. 

Нам, конечно, интересно наращивать обороты и перерабатывать сырье на месте или в какой-нибудь европейской стране. Но для реализации масштабных идей подобного рода нужен крупный инвестор. Как один из возможных вариантов — им может выступить норвежское правительство, эту точку зрения публично выражали некоторые политики. 

Есть интересная фраза: успех — это успеть. Успеть вовремя заметить перспективную сферу, первым увидеть то, на что другие не обращают внимания. Например, в 1998-м году мы с партнерами создали компанию ITV Media. Мы первыми стали размещать фильмы в интернете, но никто не видел в этом перспективу. Что происходит с видеосмотрением сегодня? Нужно предвидеть на несколько шагов вперед.

С Norge Mining такая же история: об интрузии Бьеркрейм-Сокндал знали все, но никто не видел в этом проекте коммерческую составляющую. Все были сконцентрированы на нефти и газе, а сейчас ЕС одумался. И мы готовы удовлетворить этот запрос и предложить крупномасштабный проект.