Президент пообещал Конституции приоритет перед международным правом

Это может поставить Россию в неудобную ситуацию, предупреждают юристы
Больше волнует анонсированная Путиным перспектива отказа от принципа независимости муниципальной власти /Евгений Разумный / Ведомости

Владимир Путин объявил приоритет Конституции над нормами международного права. «Пришло время внести в Основной закон страны некоторые изменения, которые прямо гарантируют приоритет Конституции России в нашем правовом пространстве», – заявил глава государства в среду в своем послании Федеральному собранию. Приоритет, по его словам, означает следующее: «Требования международного законодательства и договоров, а также решения международных органов могут действовать на территории России только в той части, в которой они не влекут за собой ограничения прав и свобод человека и гражданина, не противоречат нашей Конституции».

Мысль не нова: в разное время о приоритете Основного закона страны над международными обязательствами говорили председатель Конституционного суда Валерий Зорькин (участие России в международных конвенциях не означает делегирования суверенитета, объяснял он в 2015 г. участникам Международного юридического форума) и председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин (он предлагал наделить Конституционный суд правом проверки положений международного права и толкования, которое им дают международные суды). А Госдума в том же 2015 году приняла поправки, позволяющие Конституционному суду признавать неисполнимыми решения международных судов, в первую очередь Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в случае их противоречия Конституции. Но формально в Основном законе по-прежнему закреплено, что международные договоры являются составной частью правовой системы страны и при возникновении противоречий между законом и международным договором применяется последний.

Эта норма закреплена в той части Конституции, изменение которой невозможно без Конституционного собрания и референдума, уточняет профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова, а этого вроде не планируется. Более того, напоминает адвокат и бывший сенатор Константин Добрынин, референдум по закону не может проводиться в последний год полномочий Госдумы, поэтому либо его надо проводить до сентября 2020 г., либо в сентябре 2020 г. нас ждут досрочные выборы в Госдуму, а затем уже референдум.

2 решения

о невозможности исполнения решений ЕСПЧ принял Конституционный суд с 2015 г. Они касались права заключенных голосовать на выборах и выплаты 1,9 млрд евро бывшим акционерам ЮКОСа

«Этот вопрос в таком звучании впервые обсуждается», – признался журналистам в среду председатель Госдумы Вячеслав Володин. До сих пор в Конституцию вносились только «точечные» поправки, напомнил он. По словам Володина, «если по итогам референдума будет поддержана эта норма, то наш суверенитет еще больше укрепится».

С точки зрения международного права такое решение вообще не имеет силы, но ставит нас в глупую ситуацию, предупреждает доцент МГИМО Илья Рачков. С одной стороны, российские теоретики уже давно утверждают, что приоритет международного права над законами не означает приоритета над Конституцией – это не раз говорил Конституционный суд. То есть это и так все понимают и никто не спорит. «Но зачем же позориться и в Конституции это писать? Тем самым мы открыто объявляем, что готовы в любой момент сорвать стоп-кран», – недоумевает Рачков. В Венской конвенции о праве международных договоров, участником которой является Россия, есть пункт о том, что государство не вправе ссылаться на нормы национального законодательства в оправдание неисполнения своих обязательств по нормам международного договора. После Второй мировой войны государства между собой договорились: нужно семь раз отмерить и один раз подписать международный договор; если он противоречит Конституции, то либо надо ее переписывать, либо выходить из соглашения, но нельзя сидеть на двух стульях, уверен эксперт.

Лукьянову больше волнует анонсированная Путиным перспектива отказа от принципа независимости муниципальной власти. Наступление на местное самоуправление шло давно, но муниципалитетам удавалось как-то сопротивляться. К тому же их независимость гарантирована Европейской хартией местного самоуправления, напоминает эксперт. Сейчас же речь идет фактически о возврате к советской модели управления, предупреждает она.